Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

80 лет в тесто (на мотивы Галковского

80 лет в тесто (на мотивы Галковского)

Тили-тили тесто -жених и невеста!
(поэтическое описание процесса продолжения рода у великороссов)


У какого-то ярого русофоба (имени за давностью лет не припомню) мне как-то пришлось читать сравнение роста российской Империи с расползанием квашни из хозяйской кадки - медленно, тягуче и неумолимо. Русофоб, помнится, сравнивал этот неблагородный метод прорастания Империи со способами создания европейских Империй - железом и кровью, имперские орлы Франции реют за Неманом! - и очень злорадствовал. Мне же кажется, что сравнение это для России на самом деле весьма лестное.
Страшная сила расползающейся квашни способна обволакивать, закислять и переваривать любые чужеродные культуры, при временном ужатии неизбежно расползаться вновь под давлением быстро загустевающего верхнего слоя, и никакие внешние границы этот процесс остановить не в силах. Единственный способ остановить расползание - добавить в квашню алкоголь с целью прекратить внутренне брожение, которое и является движущей силой расползания. Рецепт этот активно используют современные демократические власти, но здесь возникают сложности с дозировкой. Важно отметить, что в принципе не важно, какие именно элементы брожение выдвинуло наверх - Сидоровых или Каценелленбогенов - элементы эти быстро густеют и начинают давить на нижележащую квашню, вызывая расползание теста, что и является их историческим предназначением. Причём состав нижележащего теста практически не меняется, все мы из него слеплены.
В рассматриваемой же статье Галковского "80 лет вместо" автор, на мой взгляд, неправомерно абсолютизирует различие элементов составляющих квашню до и после исторического материализма. Для него Россия прекратила существование в 17 году, и настало царство Вечного Жыда, коие и простирается до дня сегодняшнего. Хотя картина эта в какой-то мере и верная, но описывает она изменения только в верхнем - загустевшем - слое теста. Квашня как таковая не потерпела каких-либо значительных изменений. Утверждение Галковского что "потомки русских крестьян имеют к великороссам такое же отношение, какое современные прибалты - к уничтоженным остзейским немцам" не имеет под собой почвы хотя бы потому, что чухна была и остается чухной при любых формах правления и никуда она не исчезла и вряд ли исчезнет.
Наше поколение обладает уникальной возможностью лично убедиться в устойчивости великорусского культурного типа. Уверен, что лет через 80 появится новый Грачевский, который, насмотревшись советских пропагандистских фильмов, будет с пеной у рта настаивать на коренном отличии современных ему русских от великих жителей ушедшей на дно Красной Атлантиды. Но уж мы-то точно знаем, как он будет не прав (правда, возразить уже не сможем). Поэтому лучше сейчас поставить точки над i - ничем значительным великороссы образца 1980 года не отличаются от русских образца 2000. Во всяком случае, говорить о мертвом Советском народе абсурдно - он не мертв, мы и есть тот самый народ в новых исторических условиях. И мы - тот же самый Великорусский народ, который было до 17 года - так, корочка немного изменилась. Проиллюстрируем это конкретным примером. Вот Галковский пишет о том что "со времен Рюрика до конца 19 века изложение истории Лобановых-Ростовских идёт как по писаному, но, приближаясь к роковой дате, повествование начинает вихлять и петлять, и наконец изгибается лентой Мёбиуса… в 1917 году". А ну-ка посмотрим, как это "плавно, по писаному" шла история Лобановых-Ростовских от Рюрика до 17 года.
Вот - Путята Лобанов гибнет вместе с Редедей на поле междоусобной брани, после чего Лобанов вместе с союзной Косожью разоряют "до пусту" и место стоит "горело" 50 лет. Вот - в 1242 году Володимир Лобанов сидит в детинце 30 дней "сам-10" против значительно превосходящих сил татар, и, будучи наконец схвачен и приведен, "харкнул Батыю в поганые зенки", отчего и принял смерть "лютую"; вот - Микита Ростовский участвует в штурме Казани и даже российский летописец отмечает "лютство Микиты", который, по свидетельству современников, привязывал татар за срамные уды к кибиткам своего обоза, после чего пускал коней во весь опор; вот - тот же Микита на пиру кричал, что царь-де "тшиться всех лутших людишек извести, а на их место худородных поставить, бо ими легче володеть, да того-де бог не попустит". В последнем он, впрочем, ошибся - за слова те поспешные весь род Лобановых-Ростовских до последнего человека принял мученическую смерть в казематах Ивана Грозного; вот - Ивашака Бровкин дерзко вписал себя в столбцы под именем Лобановых-Ростовских у Вора в Тушино, отчего история рода продолжилась; вот - внук его сотник Семён обезглавлен на Красной Площади вместе со всей своей стрелецкой сотней, успев перед смертью "крикнуть Императору матерно"; вот - Николай Лобанов-Ростовский в Крымскую кумпанию удачно расположил вверенный ему батальон и в 5 минут из гладкоствольных ружей в упор расстрелял бригаду Британского спецназа, сплошь состоявшую из богатейших аристократов на тысячных лошадях, каковые 5 минут обеспечили поддержку или дружественный нейтралитет Британской Империи во всех последующих войнах, которые вела Россия по крайней мере на 2 века вперед; вот - он же вынужден выйти из полка ради женитьбы на таборной цыганке (впоследствии Мишку будут дразнить в дет.доме Цыганом); вот - чертежи водородной бомбы аспиранта Сергея Михайловича Лобанова после его загадочной смерти присваиваются его научным руководителем, э, да мало ли, словом, эпизод 17 года, хоть и значительный, но не более чем эпизод в длительной истории рода, как и сказал философски на допросе в органах бывший генеральный менеджер "Сибнефтекона" Николай Сергеевич Лобанов-Ростовский.
Галковский много пишет о политике европеизации, провидимой царским правительством as opposite to политике еврейских советских властей. Ложность этого тезиса очевидна. Уж что-что, а просвещать тёмные массы марксисты любили и умели. Впрочем, на поверку всё заканчивалось всё тем же поголовным бритьем бород "на голландский манер". Если уж и были отличия, то, скорее, в пользу еврейско-советских властей - при них таковые действия проходили куда как более интенсивно и с более масштабным применением аппарата насилия, костный треск которого заглушали вопли кагальных пиитов о "начале славных дел Петра", которые, конечно же, "мрачили мятежи и казни". Ничуть не меняется и стратегия современных нам еврейско-демократических властей. Всё те же размашистые удары по квашне, сопровождающиеся утробными проклятиями "этой стране". Но квашня, она от ударов сильнее расползается, и, когда, наконец, пробковый шлем - подарок из Северной Африки - покатиться с прилюдно отрубленной - в назидание потомкам - головы, тоже будет много воплей об "антисемитизме".
Я не читал последнее произведение Солженицына по еврейскому вопросу. Однако 2 книги Красного Колеса - правда, в английском переводе - Август 14 и Октябрь 16 - которые мне удалось прочитать, показались мне наисильнейшими антилиберальными произведениями. И зря Галковский думает, что здесь посильные усилия крота бесперспективны - рухнет, эх рухнет и этот гнилой дуб.
Впрочем, по этим книгам можно составит отчётливое представление о мышлении Солженицына по еврейскому вопросу, - обе книги являются закончено-антисемитскими. Антисемитскими не в смысле, применимом к дефимации любой другой нации - Солженицын не испытывает ни малейшего отвращение к собственно еврейской культуре - каким-нибудь пейсам или маце - нет, обе книги убийственно-антисемитские с еврейской точки зрения, ибо они решительно, холодно и бесповоротно отказывают евреям в праве занимать верхние 4% пищевой пирамиды, отказывают в самом праве претендовать на это, демонстрируют гибельность для Большого Народа подобного рода притязаний. И именно поэтому эти книги либеральным агитпропом замалчиваются, как извинительная неудача престарелого гения. Печально лишь, что и Галковский, вслед за агитпропом, классифицирует эти книги как провал. Зря. Они являются непреходящим и уже неуничтожимым обвинением либеральным деятелям и Мордехаям Каценелленбогенам в совершенных ими преступлениях по умертвлению исторической России, точнее в болезненном и ненужном срезании её родной верхней корки. Можно только представить себе сумасшедший заряд будущего узелка (дай Бог автору закончить), описывающего восстание тамбовских крестьян и подавление оного карательными полками гайдаров под руководством Боренштейна. И, несмотря на всю кровавость этих просветительных действий прогрессивных властей, сама-то квашня, вопреки мнению Галковского, не изменилась и не могла измениться. Переварила в лагерную пыль Мордехаев, переварит и деток их Егоров, вынесет всё, что Господь ни пошлёт. Жаль только жить в эту пору прекрасную. Жизнь-то она один раз даётся.
В общем, зря Галковский противопоставляет русских и россиян в ИСТОРИЧЕСКОЙ перспективе. Вся эта квашня булькала и сползалась-расползалась от Рюрика и до наших дней. Как мы видим на выше описанном примере Лобановых-Ростовских, те же дворяне вовсе не были какой-то невиданной эманацией английских колонизаторов - нет, плоть от плоти народной, помесь Ивашки Бровкина с таборными цыганами. И пока идёт процесс брожения, будет образовываться и новая элита. И не вечно Каценелленбогенам мять квашню безжалостно и жестоко. Уже сидит в Кремле Некто В Сером. Уже охрана Каценеллебогенов проверяют всех входящих на наличие ледорубов. Будет и на нашей улице праздник, который, впрочем, от будней будет отличаться лишь усиленным пилением всё той же баобабовой ветки. Однако соседям, не понимающим глубинного смысла этого занятия лучше воздержаться от дурацких комментариев. Ибо если мы в этот раз не научимся коллективно летать (а такое бывало!), так не мешайте же нам быстро - падать.

Автор выражает благодарность Пионеру за размещение на форуме conservator.ru статьи Галковского.

Отправлено rms1, 04:38:02 12/03/2002
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments