Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Category:

Говард Фаст «Евреи. История народа»

Зашел как-то в книжный магазин и обратил внимание на ярко-желтую книжку с завлекательным заглавием «Евреи». Взял в руки.
Говард Фаст «Евреи. История народа»
Так, так. В аннотации сказано:
«Для души и для ума. История вечного народа, написанная знаменитым Говардом Фастом (род.1914), - он был и коммунистом, и антикоммунистом, но всегда оставался писателем и евреем».
Хм, еврейский националист. Не знаю, чем он знаменит средь евреев, но это то, что нам нужно для антисемитских занятий.
И вот еще трогательное обстоятельство. Желтая книжка «Евреи» стояла на полке обнявшись с коричневой «Антисемитизм». В «Антисемитизме» помещены труды по еврейскому вопросу Ч.Ломброзо и нашего Г.Державина, а также русских высокопоставленных чиновников XIX века, и плюс Всеподданнейшая записка на Высочайшее имя барона Гинцбурга. «Антисемитизм» я тоже купил. Но читать пока не буду. Ведь я и без того антисемит. Лучше почитаю Фаста. О результатах буду докладывать.
* * *

Глава I. «Пустыня»

Началось, конечно, все с Библии. Почему не с Торы?! Судя по всему, наш Фаст не иудаист.
К библейской истории евреев Фаст относится с иронией просвещенного человека. Это теплая ирония. Фаст отчетливо сознает важность библейского мифа для еврейского национального самосознания.
Любопытная цитата из Фаста, речь идет о древних евреях до завоевания ими Ханаана (впоследствии переименованного евреями в Израиль):
«Как они облизывали пересохшие губы, как дрожали от отчаяния их руки, как плакали их женщины от голода и жажды, глядя на эти богатства! Богатства были перед ними, но оставались недосягаемыми, ибо их надежно охраняли неприступные крепости, дисциплинированные армии, состоящие из тысяч одетых в кольчуги меченосцев и лучников – бесстыдная и наглая сила, обращавшая в прах мечты этих пастухов».

И знаете, дорогие читатели, на что облизывались бедные древние евреи? На земли и имущество своих соседей, которых они мечтали ограбить и поработить. Однако проклятые вооруженные силы аборигенов долго препятствовали сбыться еврейской мечте. Восхитительное еврейское раздражение против чьей-то силы, не позволяющей евреям без затей ограбить наглеца.
Не знаю как евреев древних, а менталитет современных подобные взгляды на историю характеризуют весьма ярко и убедительно.
Следом патетически описываются древнееврейские разбойничьи набеги:
«Временами доведенные до отчаяния голодом и жаждой, Сыны Израиля перебирались через Иордан или покидали пределы Синая, и вооружившись копьями с медными наконечниками и медными ножами, бросались на дисциплинированные ряды закованных в кольчуги воинов. Но даже и в тех редких случаях, когда отчаянная храбрость одерживала верх, их натиск разбивался о каменные стены».

Из буквоедства скажу, что сомневаюсь в существовании кольчуг в бронзовый век. Так думаю, что кольчуги были изобретены тысячелетия полтора спустя тех времен, которые вдохновенно описывает Фаст. Ну да б-г с ним.
Красочную историю, как евреи обворовали своих египетских соседей и бежали из страны, Фаст почему-то обошел. Библейская глумливая история о посрамлении евреями древнеегипетских правоохранительных органов, пожалуй, первая в человеческой истории запись блатного фольклора.
Определенно, Фаст не ортодоксальный иудаист. К буквальному религиозному толкованию Священной истории евреев он относится скептически, но считает ее важной (основополагающей) частью еврейского культурного наследия. Фаст рассмотрел несколько исторических версий Исхода, и счел наиболее достоверной, что около середины XIII в. до н.э. из «египетского рабства» Моисей вывел около полутысячи левитов (одно из колен Сынов Израилевых). Эти самые левиты присоединились к завоевывающим Ханаан евреям, и впоследствии стали у евреев сословием священнослужителей. Огненный бог левитов, Яхве, который говорил с Моисеем из горящего куста, со временем вытеснил все прочие еврейские культы. По мнению Фаста левиты изначально поклонялись вулкану, бывшему где-то на Синае.
«В конце концов все племена приняли и приукрасили великую сагу об исходе Моисея, переплетя ее со своими легендами. При этом, однако, осталась единой четкая линия событий – история о том, как вождь и законодатель вывел некий народ из Египта, наложив на него печать избранности, которая никогда не будет стерта».

В заключение чтения главы отметим, что она заполнена противными жалобами на трудную жизнь древнего еврея пастуха-кочевника. Вот типичные обороты: «жизнь была скудна и горька», «горькое существование в пустыне», «доведенные до отчаяния голодом и жаждой», «обессиленные от голода и жажды», «такие моменты отчаяния снова и снова повторялись в истории Сынов Израиля», «исполненный горькой тоски скиталец», «горечь жизни в сухой пустыни» и т.д. и т.п. Евреи сами себе очень сочувствуют, до слез. И очень любят чужое сочувствие к себе, добывают его всячески.
Фаст хочет оправдать «свирепое и безжалостное» - по его собственному признанию – завоевание Палестины древними евреями кочевниками их невыносимо трудной жизнью в суровой пустыне. Куда было деваться беднягам, как не грабить и убивать соседей? Однако дела обстоят ровно наоборот: кочевники начинают завоевательные походы от изобилия, после десятилетий благополучной жизни, когда у них появляется избыток людских и прочих ресурсов. Действительно страдающие от «голода и жажды» бессильны.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments