Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Categories:

Русско-фашистский заговор как газетный жанр

В пятничных «Известиях» на первой странице огромный заголовок:
«Банда "патриотов"- 2»
Подрывники Черкизовского рынка стали националистами только год назад

На первой странице большая фотография: один из подозреваемых (Олег Костырев) с топором в правой руке и пивом в левой. Видимо, фотография сделана на пикнике. Но в «Известиях» мешающий фон убрали, и осталась одна зверская сущность русского фашизма.

Статья огромная. Ожидал найти множество веских улик, изобличающих подозреваемых в совершении теракта на Черкизовском рынке. Как мы помним, русские студенты были задержаны благодаря бдительности таджикских грузчиков. Причём как минимум одного «террориста», на его счастье имевшего папу отставного гебешника, по-тихому отпустили. Так что общественности очень важно получить от прокуроров и следователей убедительные факты виновности арестованных студентов.
«В четверг "Известия" рассказали о задержании Николая Королева - четвертого подозреваемого в организации взрыва на Черкизовском рынке. Он руководил военно-спортивным клубом, в котором занимались Илья Тихомиров, Олег Костырев и Валерий Жуковцов. Именно эти трое молодых парней, по версии следствия, пришли 21 августа на Черкизовский рынок со взрывчаткой. В прокуратуре говорят о как минимум восьми организованных ими взрывах».

Восемь взрывов! – не шутка. Представляю, сколько любопытных подробностей мы узнаем об этой матёрой русской террористической банде.
«Следы компонентов взрывного устройства нашли в общежитии в его комнате № 139. Кстати, первые две цифры номера замазаны краской - красной, как кровь...»

Кроваво-красная цифра 13 это чертовски зловеще. Однако хотелось бы узнать, что за «следы компонентов взрывного устройства» нашли в комнате общежития МХТИ. Бомбы они, знаете ли, разные бывают. Есть ли заключение экспертизы о взрывчатке использованной конкретно на Черкизовском рынке? Или у студента химика Костырева нашли следы всех возможных взрывчаток – от тротила до пластита, так что и сомневаться особенно не в чем. Увы, вместо изобличающих преступника улик нас обильно знакомят с моральным обликом подозреваемого студента:
«- Олег тогда сильно изменился, - рассказала "Известиям" Ира, одногруппница Олега Костырева, - сначала он стал носить высокие ботинки, одежду защитного цвета. А однажды подстригся коротко и выбрил на затылке свастику. Мы были в шоке! Пытались с ним поговорить. Но он отмахнулся - дескать, мое дело».
(…)
«Когда в общежитие пришли оперативники, студенты повысыпали из своих комнат. Расул, сосед напротив, на вопрос оперативников о Костыреве сразу вспомнил, как весной он с каким-то другом очень шумно, с криками "зиг хайль", отмечали день рождения Гитлера».

В статье таких сплетен много. И всё это очень занятно, конечно, но ни на шаг не приближает нас к искомому доказательству, что Олег Костырев изготовил бомбу, взорванную на Черкизовском рынке. Особенно если вспомнить, что одинокий шизофреник Копцев в сообщениях СМИ первоначально предстал как лихой предводитель лютой банды скинхедов. Затем банда и горы националистической литературы куда-то незаметно испарились, даже компьютера у Копцева не нашли. Вот и в данном случае обращает внимание, что жуткие подробности из жизни их товарища сообщают некие бесфамильные Ира, Антон и Расул, то есть газетную информацию проверить крайне затруднительно.

Нам рассказывают о втором русском студенте террористе:
«А вообще-то в школе Тихомиров прослыл "бомбистом". Однажды он принес на урок химии маленькую бомбочку. И взорвал ее».

ВСЁ ПОНЯТНО – бомбист с детства. Но это ещё ничего, хуже, что год назад молодой человек покатился по наклонной плоскости русского фашизма:
«Переломным для Ильи Тихомирова тоже стал 2005 год.

- Посмотрите, второй семестр - почти все "тройки", - заведующая учебной части открывает ведомость Тихомирова и вспоминает, что в какой-то момент она просто перестала его узнавать.
Он побрился наголо, надел армейскую форму и высокие ботинки. На голове - черная повязка.

- Когда он заходил со мной в лифт, то постоянно что-то напевал, - говорит соседка Тихомировых по дому, - я все пыталась понять, что он поет. На эстраду совсем не похоже. А потом поняла, что это какие-то военные марши».

И вот самое дно падения:
«Второй курс Тихомиров сдал на "двойки". В зачетке была лишь одна "пятерка" - по истории России».

Отличное знание истории России это, конечно, не вполне нормально для благонамеренного молодого человека. Однако как оно доказывает его причастность к взрыву? Какова его роль, что он там конкретно делал? Где и когда проходили конспиративные встречи банды, кто их видел вместе?.. Ответов нет.

А вот и самый главный обвиняемый – благодаря его признательным показаниям остальных арестовали.
«Валерий Жуковцов - самый загадочный из "четверки". Никаких объяснений, почему он прибился к Костыреву и Тихомирову, нет».

Избитый таджиками, запуганный ментами 18-летний Жуковцов признался в терроризме. Но мальчику не могут придумать роль в банде русских студентов, не могут ему пришить и причастность к националистическим организациям.
«- На первом свидании мы гуляли с его собакой, - рассказывает Аня. - Валера мне сразу понравился. С ним было очень легко, мы говорили обо всем. Я до сих пор не могу прийти в себя после этого взрыва. Даже не представляю, когда он успел с ними связаться. Он почти всегда был со мной».

Даже нет доказательств, что арестованные были знакомы прежде.
«Адвокату Валерий Жуковцов рассказал, что с Тихомировым и Костыревым познакомился весной на митинге против гей-парада. Как развивались их отношения, не говорит, но 20 августа эти двое предложили ему слегка "попугать" нерусских. Валера согласился».

Надо же, матёрые террористы (восемь взрывов!) первому встречному пареньку предлагают участие в теракте.
«Примечательно, что сразу после взрыва Валерия не задержали. Милиция нагрянула к Жуковцовым только на следующее утро - 22 августа. Тихомирова и Костырева задержала охрана рынка. Они-то и рассказали, что Жуковцов стоял, как говорится, "на стреме"».

Примечательно, что это ложь. Вот что «Известия» сообщали ранее:
«Когда на второй день Жуковцов был задержан и доставлен на следственный эксперимент, то сразу признался в содеянном. Причем взял всю вину на себя, заявив, что он один собрал и подложил бомбу».

Поскольку на террориста во всём сознавшийся чекистам малолетний Жуковцов не годится, а отпускать мальчика никак нельзя (дело против русских студентов развалится), то Жуковцову решили «не верить», и придумали ему роль в теракте «стоять на стреме». Что бы это значило?
«Валера ничего не скрывал и сразу во всем признался. Первые двое дали признательные показания только после него».

Обвинения держится на показаниях Жуковцова, но участие в теракте его самого вопиюще недостоверно (не родился ещё присяжный, который поверит в его виновность). Да, трудна ты борьба с русским фашизмом.

В заключения «Известия» пускаются в лицемерное морализаторство, дескать, лжем и клевещем, бросаем в тюрьмы заведомо невиновных, но всё ради высших соображений нравственности:
«Не годится ставить "политический" диагноз, пока нет диагноза правового, а именно доказанности вины этих четверых парней. Слишком много таких диагнозов штамповали в свое время без суда и следствия. Но явно своевременно задать вопрос: что же происходит с не худшей, трудолюбивой, больше того, образованной частью нашей молодежи? Кто всячески стремится стать и порой становится ее лидерами и вождями?» …

Короче говоря, типичная заказная статья, имеющая целью оправдать арест невиновных молодых людей и помочь любимым органам шить дело против русских студентов. Факты и улики заменяет обсуждение подозрительного морального облика обвиняемых. Примерно в следующем духе.
Бабушка рассказывает, что Вася был тихий послушный мальчик, только слишком много книжек читал. И однажды сказал, что Гитлер был хороший. Бабушка ужаснулась, – Что ты такое говоришь Вася, Гитлер был фашистом!.. – но по причине склероза забыла показать внука психиатру.

Девушка Аня дружила с Петей. – Он был умный начитанный мальчик, с ним было интересно гулять. Только он почему-то не любил чёрных, наверное, прочитал плохую злую книжку. Я ему говорила, что у преступности нет национальности, и предлагала посетить музей Холокоста. Но он не хотел, а теперь его арестовали, мне его жалко. Его скоро отпустят?..

Конечно, можно сказать, что улики это тайна следствия. Хорошо, а зачем тогда публиковать статью? Понятно зачем, за отсутствием реальных доказательств по делу арестованных русских студентов создать благоприятную общественную атмосферу для фабрикации уголовного дела о русском националистическом терроризме.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments