Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Categories:

Чекизм

Любопытная статья К.А.Крылова в «Спецназе России» №10, 2002. Рассуждения Крылова резонны: Россия нуждается в возрождении гегемонии спецслужб, но на новой идейной (философской) основе. Опыт имеется только советский, в царской России соответствующей практики не было.
Все так, да только памятник Дзержинскому дурная основа национальной идеологии. Сомнительное развлечение позлить/попугать Железным Феликсом либеральную общественность. Полагаю, этим удовольствием лучше пожертвовать. Как придется отказаться от звания «чекисты». Оставим его советским патриотам и либералам, это добро ихнее.

P.S. В архивах «Спецназа» жуткий бардак. Номер 10 за 2002 год отсутствует, статьи из него попали в 11-й номер. Товарищи спецназовцы, наведите виртуальный порядок!

* * *


В «Известиях» (02.11.2002) познавательная статья, с историческими экскурсами, во многом перекликается с Крыловым.
Николай Литвинов «Чечня – не последний очаг терроризма на территории России»

- А не надо судить о терроризме по обколотым исполнителям. Мне довелось поработать в закрытых архивах, там, где с 30-40-х годов прошлого века никто и пыль не сдувал, и удалось выяснить много интересного. Дмитрий Каракозов, студент-недоучка, стрелявший в Александра II, был наркоманом. Но за его спиной стояли высокообразованные специалисты польского повстанческого движения. После неудачного восстания в Царстве Польском 1863 года эти люди приняли решение ликвидировать Александра II и разработали операцию. Наркоманом был и Александр Соловьев, тоже стрелявший в императора. Стрельбе из револьвера его учили в тире Семеновского полка, а сам теракт разрабатывал весьма грамотный организатор по кличке "Волк". Настоящее его имя - Георгий Плеханов, видный теоретик марксизма. Террор - дело интеллектуалов, которые всегда идут на полшага впереди спецслужб, будь то Третье отделение собственной Его Императорского Величества канцелярии, губернские жандармские управления, ФБР или ФСБ. И не надо требовать от спецслужб клятвенных обещаний, что впредь они не допустят того, что было в Москве и Нью-Йорке. Мы живем в цивилизованном обществе, а цивилизация очень уязвима.

У нас плохо представляют остервенение и масштаб, с которым русская интеллигенция боролась с Русским государством, Россией. Галковский заметил, что русская интеллигенция, вместо того чтобы учить грамоте крестьянских детей, подпиливала телеграфные столбы. Очень мягко сказано – они поезда под откос пускали. А сколь малые силы им противостояли!..
- На собственный. Россия часто страдала от террора, и наибольших успехов в борьбе с ним добилась как раз тогда, когда и всплеск экстремизма оказался самым страшным. Все ведь уже было: в 1905-1907 годах недели не проходило, чтобы в том или ином конце империи не убивали кого-то из чиновников. Представьте такую ситуацию сегодня - Россию уже разнесло бы в клочья. Один террор на железных дорогах чего стоил. Работая над монографией на эту тему, я пришел к выводу, что даже партизанам Белоруссии и Брянщины в Великую Отечественную не удалось довести "рельсовую войну" до тех масштабов, в каких она полыхала в годы первой русской революции (точнее, Гражданской войны). Терроризм - наиболее быстрый и эффективный криминальный способ управления обществом, государством и экономикой. Именно поэтому он так востребован. Можно долго дожидаться крушения самодержавия, а можно потратить несколько лет на развитие революционно-террористического движения и свергнуть монархию. Можно вести долгую политическую борьбу против представителей элиты, деятельность которых противоречит чьим-то интересам, а можно организовать покушение. Если бы Столыпин не погиб, могло бы не быть многих известных событий - начиная с октябрьского переворота 1917 года. Вот цена жизни одного человека и эффективность одного теракта.
Поиск организационных форм противодействия террору шел очень трудно. Третье отделение собственной Его Императорского Величества канцелярии не смогло справиться с террором, и его ликвидировали. Губернские жандармские управления тоже оказались бессильны: в архивах сохранились отчеты о попытке "перенацелить" жандармов на работу с революционным подпольем. Почему не удалось? А потому: "Как мы можем работать с теми, кто предает своих товарищей? Это низость!". На смену им пришли спецподразделения - охранные отделения, которые действовали на совершенно иных принципах. Именно они эффективно боролись с террором. Однако вскоре им запретили вербовку агентуры среди молодежи ("дабы не разлагать молодое поколение") и работу в воинских частях. А перед Первой мировой решением замминистра внутренних дел Джунковского охранные отделения и вовсе были распущены - за ненадобностью. Они остались лишь в Москве, Санкт-Петербурге и Варшаве.

На днях российское МВД отметило 200-летие, но у нас до сих пор не изучен и не обобщен опыт асов антитеррора - Георгия Судейкина и Сергея Зубатова. Спросите курсанта милицейского вуза, что он знает об этих людях: самый начитанный вспомнит разве что смутное определение "зубатовщина", данное еще Лениным. Пока мы не отмыли от грязи тех своих сотрудников, кто успешно боролся с терроризмом и кого террористы с ненавистью потом измазали ложью, особых успехов ждать не стоит. Но одно государство с террором не справится - нужна инициатива снизу. В 1905-1907 годах сами рабочие, крестьяне, интеллигенция создавали инициативные антитеррористические формирования и расправлялись с революционерами криминальными методами. Попросту "мочили" их везде, не доводя до сортира. Потомки тех революционеров-террористов до сих пор вздрагивают от слов "Союз русского народа", "Белая гвардия" и "Союз Михаила Архангела".

- Вообще-то от этих организаций пахло погромами и шовинизмом.

- А кто нам это внушал? Победившие большевики, то есть международная революционно-террористическая организация, с которой и боролись эти народные движения. Поймите, мы абсолютно не знаем того, что происходило на самом деле в тогдашней России. Террор был не только политическим, но и промышленным - когда фабрикантов так запугивали всеми этими "эксами", что они закрывали заводы, и тысячи рабочих оказывались на улице. Террор был и аграрным - когда разрушались помещичьи крупнотоварные производства. И в антиреволюционные союзы шли не только и не столько плакатные "охотнорядцы" в окровавленных фартуках, сколько обычные мастеровые, которым негде стало работать.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment