Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Categories:

Советский мистицизм

Вчера просматривая свою френдленту, увидел в журнале redshon любопытную цитату из газеты «Дуэль» (пожалуй, по известности вторая после «Завтра» советская патриотическая газета). Заинтересовался, посмотрел статью по ссылке, и признаюсь, увлёкся чтением.
«Вот все порядочные люди и, прежде всего, коммунисты, клеймят позором предателей-«перевёртышей» из высшего эшелона КПСС: Горбачёва, Яковлева, Шеварднадзе и т.д. до председателя КГБ Крючкова и его замов, в том чесле начальника внешней разведки Шебаршина. О последнем и пойдёт разговор - по двум причинам: 1) я с ним общался, 2) его «предательство» мне представляется типичным для этого круга чинов».

Ну да, тема предательства для советских коммунистов актуальна. Все понимают, что СССР был предан, а кем и почему – имеются разногласия. И вот разоблачили ещё одного предателя – генерала разведки Шебаршина. Казалось бы, ну и что, однако измену Шебаршин сотворил всего за сутки и столь затейливо, что комментировать эту статью по совести следовало бы мне оставить Удоду, его тема. Однако я не удержался от соблазна заняться этим делом самому.
«22 августа 1991 года в 15 часов Горбачев подписал указ о назначении Шебаршина исполняющим обязанности председателя КГБ СССР. А 23 августа, опять же в 15 часов, Горбачев отстранил Шебаршина от этих обязанностей. Свершить же Шебаршину в течение суток предстояло архиважное: деятельность партийных организаций КПСС в системе советской госбезопасности должна быть запрещена. И разумно, расчетливо Шебаршин распорядился отведенным ему временем».

Коварный изменник понимал, сколь трудную задачу предстоит ему решить всего за сутки.
«Поостерегся он ломать через колено коммунистические воззрения норовистых генералов центрального аппарата КГБ СССР. Вероятность же того, что генералы-коммунистические ортодоксы, прослышав о предстоящей департизации госбезопасности, вздыбятся, была огромная. И как истинный разведчик Шебаршин, всё взвесив и рассчитав до мелочей, решил, прежде всего, психологически деморализовать и нейтрализовать неуправляемых генералов-ортодоксов».

Надлежало лишить вооруженный отряд Партии волшебного большевицкого артефакта, отнять у матёрых чекистов их главный источник моральной силы и верности идеалам коммунизма.
«… надо же случиться такому совпадению, на площадь Дзержинского молодой депутат-демократ Станкевич привел возбуждённую, буйную толпу ельцинистов, призывающих немедленно скинуть памятник первому чекисту. Естественно, разведчик-аналитик Шебаршин сразу оценил важный смысл происходящего на площади и пришел к выводу, что это как раз то, что ему сейчас и нужно. Ставка Шебаршина на сбрасываемого с пьедестала чекистского символа - железного Феликса - была абсолютно правильной. С низвержением наглядного символа могущества советской госбезопасности деморализовывались и противники её департизации. Ибо происшедшее с памятником Дзержинскому не могло не произвести на генералов-коммунистических ортодоксов угнетающего впечатления».

И чудовищный план по деморализации отборнейших коммунистов, заслуженных ветеранов невидимого фронта стал с поразительным коварством претворяться подлым предателем в жизнь.
«… Шебаршин все оставшиеся часы первого дня своего пребывания на посту председателя КГБ СССР до самой ночи посвятил исключительно обеспечению надежной безопасности митингующих ельцинистов на площади Дзержинского и проводимого ими важного мероприятия по демонтажу памятника железному Феликсу. И, прежде всего, Шебаршин приказал начальнику комендантской службы: ни в коем случае, ни при каких обстоятельствах не применять оружия... Но любознательному Шебаршину очень хотелось и лично понаблюдать, как будет протекать процедура публичной казни первого чекиста в современном исполнении. Окна же кабинета председателя КГБ СССР в новом здании выходили во двор, снаружи в кабинет глухо доносился лишь гул буйствующей толпы, и Шебаршину не было видно, что происходит вокруг здания. Поэтому ему пришлось пройти по подземному переходу в старое здание на пятый этаж, в свободный кабинет первого заместителя председателя КГБ СССР Агеева, окна которого выходили на площадь Дзержинского. Кстати, все начальники аппарата КГБ СССР загодя к тому времени были Шебаршиным распущены по домам...»

И вот, когда в ночь с 22 на 23 августа генералы КГБ по приказу Шебаршина спали сном невинных октябрят, изменники творили Сатанинские Ритуалы – сокрушали памятник Дзержинскому.
«Площадь Дзержинского была слабо освещена. И по просьбе организаторов митинга Шебаршин тут же распорядился включить прожектора на здании комитета: мол, не трогайте нас, видите, какие мы сознательные... Стоя же поздно вечером у окна кабинета на пятом этаже старого здания КГБ, выходящего на площадь Дзержинского, и с упоением наблюдая как взревели краны, зашумела толпа, вспыхнули сотни блицев и как крепко схваченный канатами за шею железный Феликс повис над площадью, а под чугунной шинелью обозначилась смертная судорога чугунных ног, Шебаршин, говорят, даже с чувством промолвил: «Не за то дело отдали свою первую, земную жизнь, Феликс Эдмундович? Посмертно ответили за прегрешения потомков?»

А как только ноги памятника Железному Феликсу оторвались от гранитного постамента, в душах офицеров КГБ иссякла мистическая сила коммунизма и советская власть была обречена. Утром чекистские генералы уже проснулись не прежними советскими людьми, они стали безвольными зомби, неспособными даже уплатить партвзносы.
«А на другой день пребывания Шебаршина в роли главы КГБ СССР, 23 августа в десять тридцать, на совещании руководящего состава комитета произошло то, что, как и предполагалось, должно было произойти. После случившейся накануне экзекуции на площади Дзержинского весь управленческий генералитет центрального аппарата КГБ СССР выглядел сникшим. Шебаршин лишь для порядка, открывая совещание, задал присутствующим контрольный вопрос: мол, все ли видели сегодня с утра площадь Дзержинского? Оказалось, что все видели, вопросов ни у кого нет, ясность полная. Потому сразу же пришли к согласию, что необходимо запретить деятельность партийных организаций КПСС в системе госбезопасности. Ни одного голоса не было против, ни одного воздержавшегося, даже секретарь «большого парткома» Назаров тоже был «за». Тут же подготовили приказ по КГБ СССР и циркулярную телеграмму: конец партийной организации КПСС в системе госбезопасности... И вопрос департизации КГБ СССР был закрыт... Вот таким добрым молодцем оказался в роковой для Страны Советов час испытаний потомок сапожников из Марьиной рощи, славный советский разведчик генерал-лейтенант Шебаршин»

Да этот Шебаршин вовсе и не советский разведчик генерал-лейтенант, а Чёрный Колдун помещиков и капиталистов, Оборотень, обучившейся Чёрной Магии у одного люто ненавидящего советскую власть недобитого кулака.

Ну, думаю, щас местный корифей всех наук тов. Ю.Мухин даст материалистический анализ и научную марксистскую критику коммунистического мистицизма, высмеет нелепую веру в волшебную силу статуи Дзержинского. И Мухин дал.
«Тут вроде бы всё верно. Налицо нарушение Присяги, Долга и, самое главное, измена Идее. А вот тут, и, кажется, «собака зарыта». Стоит задаться простым, на первый взгляд, вопросом: а был ли хоть один случай неповиновения генералов-коммунистических ортодоксов этому изменническому указанию (предложению) начальника Шебаршина? Нет, неизвестно ни одного случая выражения протеста против нарастающей опасности Государству не только среди указанных генералов, но и нижестоящих полковников КГБ - Комитета Государственной безопасности! В то время как Государство (СССР) ещё существовало!! (Оно будет «упразднено» только через три с лишним месяца). Да и КПСС ещё в масштабе страны не была не только запрещена, но и далеко не везде распущена!!! (А все поголовно генералы и офицеры КГБ являлись членами КПСС). К чему я клоню? Отнюдь не к оправданию измены. Тогда, к чему? К тому, чтобы нынешние действующие коммунисты, радеющие за восстановление авторитета партии (и в конечном итоге за её возрождение) сей вопрос основательно изучили. Каким образом?»

Так каким же образом Шебаршин дошёл до изменнической идеи о департизации КГБ. Оказывается, как утверждает Мухин, сын рабочего-сапожника плохо изучал в МГИМО марксизм, в отрыве от жизни. И хуже того, Хрущёв поколебал в душе студента Шебаршина веру в непогрешимость товарища Сталина. Но к идеологической катастрофе привело вот что: советская власть платила Шебаршину слишком высокую зарплату.
«Теперь о бытии Шебаршина, которое, как известно, определяет сознание (любого человека, а не только Шебаршина). По окончании МГИМО 23-летний выпускник (он уже определён для службы в разведке) получал зарплату в 5 (пять) раз больше средней зарплаты выпускника любого советского вуза. Дальше - естественно, больше и больше. Появилась семья, дети. Опасность? Конечно, она находилась рядом. Но - романтика, по крайней мере, первые годы, тоже присутствовала: молодость есть молодость. Плюс огромное материальное поощрение. По признанию Шебаршина, сделанному им мне с год тому назад, он с женой и затем со взрослыми детьми, приезжая в отпуск в СССР, в Москву, и посещая наши магазины, уже «боялись» лишиться «той жизни», т.е. читай, тех материальных благ, что они «там» имели. Тем не менее, в работе на ту, противоположную, сторону Шебаршин не отмечен. Не купился, не продался. (А ведь были и такие.) Кроме того, будучи резидентом, а затем, возглавляя всю советскую разведку, он за всё это, безусловно, заслуживает высшей похвалы от СССР и КПСС... как профессионал. А как... коммунист, точнее, член КПСС, он являлся совершенно безыдейным в этой области, что и привело его последнее действие к совершенно логическому результату. Кто виноват, прежде всего? Вот над чем надо бы задуматься тем, кто считает себя коммунистами. Более того - тем, кто руководит коммунистическими партиями».

Затем Мухин сообщает примеры морального разложения современных нам коммунистов. И что совсем поразительно, оказывается, ВКП(б) изначально в массе состояла из отребья.
«Между тем, эта болезнь была вскрыта лидерами большевиков чуть ли не на второй день после того, как они пришли к власти, при этом и Ленин, и Красин пытались дать и численное описание этой болезни: они оценивали, что в партии большевиков всего 10% фанатиков и 90% карьеристов и мерзавцев. Причем, с деловой точки зрения большевики не очень ценили и фанатиков, считая, что они способны только умереть за Коммунизм, а не строить его, в связи с чем терпели остальные 90%. А что с ними делать, как из этих 90% проходимцев сделать порядочных людей, ни Ленин, ни Сталин придумать не могли и ограничивались выработкой мер, как держать их в узде и в человеческом образе».

В общем, что ни коммунист или большевик, то свинья свиньей, одни лишь вожди Ленин и Сталин порядочные коммунисты, да и то, по правде сказать, Всемирные Гении. На этом материалистический анализ коммунистического движения можно было бы и закончить. Но Мухин решил сказать коммунистам горькую правду до донышка:
«Марксизм в своей сути - это учение для животных, человекообразных, но животных, а то, что все остальные идеи, конкурирующие с марксисткой идеей, предназначены для зверей, дела не меняет. Да, марксизм, как носитель коммунистической идеи лучше, чем все остальные либеральные идеи, но и только. Поскольку как маршрут к Коммунизму марксизм не нужен человечеству, потому что не годится».

Не замечал я, чтоб наши коммунисты, кроме явно неадекватных, всерьёз пользовались марксизмом, разве что как солидную «научную» риторику. Поэтому Мухину не стоило попрекать КПРФ марксизмом, а следовало задуматься, зачем Ленин и Сталин держались за учение, которое по мысли самого Мухина доводит людей и общество до скотского состояния. И ведь нетрудно придти к вполне логичному выводу, что распад СССР произошёл точно в соответствии с марксизмом. Получается, марксизм вполне жизненно учение. Если его правильно понять.
«По представлениям марксистов, Коммунизм - это общество, в котором у каждого члена равное с другими и максимальное количество материальных благ. И только.

На самом деле Коммунизм - это общество, в котором у каждого члена имеется максимальная возможность познавать Природу и искать пути ее совершенствования».

Пусть Удод меня поправит, но тут налицо гностицизм и манихейство в одном флаконе. Вообще похоже, что «советский образ жизни и мысли» постепенно превращается в некое сектантство, во многих аспектах аналогичное дореволюционному старообрядчеству (КПРФ) и иным народным сектам, бывших весьма разнообразными (даже экзотичными) по верованиям. Советское направление окончательно порвало с рационализмом, и ушло в мистицизм (шаманствующий Проханов лишь самый яркий персонаж). Кажется, последним из советских мыслителей пытается держаться рациональных толкований реальности С.Г.Кара-Мурза, да и тот всё чаще прибегает к объяснениям через «зомбирование».

туземный совет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 86 comments