Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Categories:

Кошерная свинина

Народ посмеивается над тупостью, как им кажется, советской пропаганды. «Еврейский колхоз».
еврейский колхоз

еврейский колхоз

Даже израильтяне смеются. А чему смеются-то? Этот смех от невежества, незнания истории сионизма и Израиля.

В Палестине тогда наблюдалось точно то же самое. Сионисты раздавали евреем свиней, приучали евреев заниматься сельским хозяйством. Будущий Израиль нуждался в еврейских крестьянах. Сходство советской и сионисткой пропаганды не должно удивлять, колхозы для евреев и русских создавали практически те же самые люди. Они же писали одинаковые пропагандистские книги о колхозном строительстве в СССР и будущем Израиле.
«Разведение свиней стало образом и метафорой героической эпохи еврейской истории и литературы. В 1928 году Авраам Каган публикует в СССР рассказ “Свинья”. Местечковый еврей Йойлик переезжает из разрушающегося и нищающего местечка в сельскохозяйственное коллективное поселение. Местное отделение Агро-Джойнт дает ему в хозяйство свинью на разведение. Дело происходит в канун Судного дня и Йойлик вместе с другими стариками поститься и молится в миньяне, в то время, как молодые поселенцы и женщины продолжают работать. Йойлик пытается сосредоточиться на молитве, но голова его занята иным. Мысли о свинье не покидают его. Йойлик знает, что животное останется голодным, что его консервативная и упрямая жена недовольна подарком Джойнта. Она возмущена явной нелепицей – как можно держать свинью в еврейском доме. Возвращаясь после вечерних бдений в синагоге в Йом Кипур, Йойлик первым делом кормит свинью. Даже упрямая жена смягчается перед неоспоримыми аргументами Йойлика. Действие рассказа могло происходить в еврейском сельскохозяйственном поселении где угодно – в сионистском киббуце, в бундовской колонии в Аргентине или Восточной Европе, и, разумеется, в Биробиджане, в автономных еврейских районах Калининдорф, Сталиндорф и Новый Златополь в Украине, Фрейдорф в Крым. Там свиноводство и разведение другого некошерного животного – кролика становилось символом нового еврея. Рассказ Кагана стал программным и его даже распространялся в качестве пропагандистской брошюры».

Правда, поскольку кибуцы создавали для себя (или своих), а колхозы преимущественно для русских, то и результаты получились несколько разные.
«Замечательный поэт Лейб Квитко тоже присоединил свой голос к кампании. Его поэма “Хазерлех” (Поросята), начинается строчкой “Анна-Ванна – наш отряд хочет видеть поросят!”. Написанная в 1935 году, поэма вышла в Одессе и разошлась огромными тиражами для того времени по-русски, по-украински, по-немецки и, разумеется, на идише. На украинский язык поэму перевел тогдашний первый заместитель председателя Союза писателей Украины Иван (Израиль) Кулик, а по-русски – маститый Сергей Михалков. Разумеется, в свиноводстве видели не только и не столько экономический аспект, но и идеологическое достижение социальной инженерии. Я помню рассказы старого ветеринара Шолома Янкелевича Турбовского, до старости руководившего свинофермой в Львовской психиатрической больнице, одного из активистов еврейского колхозного движения на Украине 20-х годов. Он с гордостью вспоминал свою молодость, мечтал уехать в Израиль, где он надеялся увидеть осуществленные идеалы еврейского крестьянства».

Увы, увы, не сбылась мечта строго ветеринара Шолома. Точнее сказать, сбылась отчасти, в сильно урезанном виде. Насколько я знаю, теперь в кибуцах крестьянствуют гастарбайтеры.

И всё же не стоит смешивать сионистов первой половины XX века и большевиков, различие имелось: сионисты были подлинные национал-большевики, национал-коммунисты. Русским ничего подобного никогда не дозволялось, и теперь запрещено.
«Однажды в израильской газете я написал, что “основатели сионизма расходились с московскими большевиками лишь в вопросе значения языка иврит”. На меня обрушился шквал возмущенных писем читателей, а в интернетовских форумах определенного типа меня заклеймили разными нехорошими словами. Между тем, факты наглядно показывают, что культурная и общественная программа сионизма почти не отличалась от бундизма или коммунистических евсекций».

Расхождение «в вопросе значения языка иврит» это лишь формальность, суть расхождений глубже. Несмотря на безбрежную революционность и фанатичную приверженность марксизму на деле еврейские коммунисты придерживались «пролетарского интернационализма» до известных границ и не желали этнически ассимилироваться в советских людей. Они ограничились лишь культурной ассимиляцией. В результате возник своеобразный еврейский субэтнос «советские евреи», обладавший элитарным этническим самосознанием. Однако социально идентифицировали они себя не с дедушками чекистами и комиссарами, от которых произошли. Советские евреи понимали себя как элиту советской интеллигенции. Вообще они абсолютно убеждены, что именно им, советским евреям по праву чекистских реквизиций принадлежит русская культура и вообще Россия. Отсюда все эти ненавидящие русский народ и Россию еврейские «русские писатели», что с русской точки зрения наглое самозванство и голимое еврейское бесстыдство.
«Создавая идеал евреев, абсолютно похожих на “гоев”, отрицая религию и старую традицию, призывая евреев стать, “как все другие народы”, пропагандируя вступление евреев в братскую интернациональную семью, советские еврейские литераторы и пропагандисты (аналогично сионистам и бундовцам) никогда и нигде не призывали к ассимиляции. Более того, их творчество фактически заложило основы этнической общности, которые мы называем “советское еврейство”».

«Смешение традиционно-еврейского, национального с чертами, которые нигде больше евреям вроде бы не свойственны, является характерной особенностью общности “евреев нового типа”. И все же мы все “советские евреи” – более или менее религиозные, более или менее грамотные и начитанные и образованные в еврейских традициях – все мы считаем себя евреями и хорошо умеем определять своих».

Вот именно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments