Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Category:

Загадка советской истории: 6 июля 1918 года

Современные большевики высказали смелую мысль, что восстание левых эсеров случилось на деньги Антанты. Этого не утверждала даже советская историография, которая смотрела на «левоэсеровский мятеж» 6-7 июля 1918 года с явным недоумением. Смущала очевидная пассивность мятежников.

Формальная последовательность событий такая. 5 июля 1918 года на 5-м Всероссийском съезде Советов левоэсеровская фракция (352 человек) выразила недоверие ленинскому правительству. Но большинство делегатов съезда её не поддержало. 6 июля левый эсер чекист Я. Г. Блюмкин с письмом от Дзержинского (позднее объявленного большевиками поддельным) является в германское посольство и убивает посла графа В. Мирбаха (точнее, посла убивают сопровождавшие Блюмкина матросы, которых «революционных матросов», как правило, рекрутировали из уголовников). Затем Блюмкин скрывается в штабе отряда при ВЧК под командованием левого эсера Д. И. Попова. Якобы левые эсеры затеяли провокационный антибольшевистский мятеж против мудрого ленинского Брестского мира. Однако активных действий мятежники не предпринимают, как будто сами не знают, что задумали переворот. Ранним утром 7 июля верные Ленину латышские части внезапно обстреливают из артиллерии и атакуют чекистов Попова, задержано около 300 человек, часть вождей левых эсеров арестована. Ленин визжит о провокаторах «Бессмысленная и преступная авантюра...», «...безумная попытка... убийством Мирбаха вовлечь нас в войну...», «безголовых» интеллигентов-истериков, «...оказавшихся пособниками белогвардейцев, помещиков и капиталистов...» (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 36, с. 525- 532). Поступают с безголовыми пособниками помещиков и капиталистов по меркам красного террора наредкость мягко (по данным БСЭ): 27 ноября 1918 Верховный революционный трибунал, рассмотрев дело об организаторах мятежа, приговорил заочно к расстрелу успевшего скрыться Попова, к 3 годам тюремного заключения заочно 9 членов ЦК левых эсеров (в т. ч. Прошьяна, Камкова и Карелина); Блюмкин и Андреев, Спиридонова и Саблин были осуждены на 1 год заочно, но за прежние заслуги перед революцией последние двое 29 ноября были амнистированы ВЦИК. Вскоре Блюмкин оказывается одним из видных деятелей большевицкой ЧК, по ходу гражданской войны выполняет ответственные задания Ленина. Впрочем, об этом советская историография умалчивала. Яков Блюмкин будет расстрелян Сталиным за связь с изгнанным из СССР Троцким, но это случится много позже. А тогда большевики провели репрессии против левых эсеров по всей стране, а также 11 июля подавили в Симбирске левоэсеровский мятеж командующего Восточным фронтом М.А.Муравьева. Правда, мятеж больше похож на бегство – Муравьев с небольшим отрядом ушёл из штаба фронта в Казани, был разоружён и арестован в Симбирске товарищем Варейкисом.

Полагаю, что смысл событий 6 июля вполне очевиден. Ленин мечтал избавиться от партнеров по коалиции и установить однопартийную «диктатуру пролетариата». Сделать это тогда он мог только с санкции немцев. Наверняка Ильич неоднократно указывал своим немецким кураторам на ненадёжность левых эсеров, их колебания в верности Кайзеру, их недостаточную преданность родине мировой социал-демократии – прогрессивной Германской империи. Ильич вообще был яростный германофил с детства, встретил ссылку на его записку от 20.02.1922 г. (журнал «Известия ЦК КПСС», 1990, № 4, стр.190): «Т.Камкнев! По-моему, надо не только проповедовать: “Учиться у немцев, паршивая российская коммунистическая обломовщина!”, но брать в учителя немцев. Иначе – одни слова».

Образовавшийся после большевицкого переворота советский режим полностью зависел от немцев. Ядро Красная гвардии формировалась в основном из пленных австрийцев и венгров (их общее число в России достигало 2 млн.). 40 тысяч китайских наёмников, набранных из китайских, как теперь бы сказали, гастарбайтеров, также вошли в Красную гвардию. В Москве в 1918 году имелся китайский гарнизон. Плюс латыши. Между прочим, «латышами» часто именовали всё тех же немцев. Советская историография считала, что на стороне большевиков воевало 300 тысяч «интернационалистов», но, по-видимому, это число гораздо больше. Разумеется, возглавившие советское правительство журналисты во главе с Лениным не умели вести никакой осмысленной государственной работы, они по преимуществу занимались пропагандистским прикрытием, а фактическим советским государственным строительством занимались германские специалисты. ЧК создавалось немцами, впрочем, германские спецслужбы не особенно таясь действовали в советской России, помогали разоблачать и уничтожать контрреволюционные мятежи и заговоры. Фактически советская Россия была оккупированной страной. Немцы не шли на полную прямую оккупацию всей страны просто потому, что это потребовало бы от них много сил, которых у них не было. Так что большевицкий режим им был просто выгоден, без него Германия физически не смогла бы вести войну в 1918 году. Ну, например, большевики вернули немцам на Украину угнанные на восток паровозы, которые были крайне необходимы для налаживания снабжения Центральных держав. Немецкая оккупационная администрация замучилась бы искать эти паровозы по всей России, плюс возможный саботаж русских патриотов (большевики в начале 1918 расстреливали русских людей с формулировкой «за патриотизм», русский патриотизм считался злостной формой контрреволюции).

Понятно, что ленинцы не афишировали своих связей с немцами, а прикрывали их революционной коммунистической демагогией. Однако без немцев они не удержались бы у власти и недели. Некоторые примеры. Испугавшись высадки англичан в Мурманске, что Антанта начнёт наступление на Москву, ленинцы предлагали немцам сдать Петроград и начать наступление на Мурманск (о чем имеется письмо Ленина товарищу В.Воровскому (ЦПА ИМЛ, ф.2, оп.2, д.122). 5 августа нарком иностранных дел Чичерин от имени советского правительства обратился к германскому послу Гельфериху с просьбой занять германскими войсками Петроград, чтобы перебросить советские части для защиты Вологды (большевики боялись наступления сил Антанты из Мурманска на юг). Немцы знали, что силы англичан в Мурманске незначительны, и возиться с Петроградом у них резонов не было (сил уже не хватало). Когда турки наступали на Баку, Ленин просил немцев о помощи и обещал Германии свободный доступ к Бакинским нефтепромыслам. Людендорф оказал на Турцию дипломатическое давление, и даже в помощь большевикам перебросил в Поти бригаду кавалерии и шесть батальонов пехоты для ввода в Баку. Но турки не уступили.

На Украине вообще случился цирк. С лета 1918 года в Киеве большевистскую делегацию возглавлял некто Раковский, прежде известный как агент австрийских спецслужб. Немецкая оккупационная администрация закрывали глаза на поддержку Раковским большевицкого подполья. В октябре контрразведка гетмана Скоропадского раскрыла и арестовала две крупные организации большевиков – одесскую и киевскую. По ходу следствия выяснилось, что московский большевик Раковский был лишь прикрытием, а фактически большевицкие организации курировались немцами. Понятно, героических коммунистических подпольщиков с извинениями отпустили, а переусердствовавшего гетмановского министра внутренних дел Гербеля отправили в отставку. И так всегда и во всём.

В общем, единственный способ для Ленина избавиться от левых эсеров – скомпрометировать их перед немцами. Тем более, что как младший партнёр по коалиции левые эсеры позволяли себе фронду, в том числе и насчет Брестского мира. Хотя, по сути, от большевиков они отличались мало. Большевикам придумали полумифическую партийную историю, а по существу партия возникла в апреле 1917 года, когда Ленин в пломбированном вагоне прибыл в Россию. Поскольку Парвус назначил его лидером солидной революционной партии, а вершиной революционной карьере гениального Ильича оказалось, что когда-то он возглавлял в маловлиятельной РСДРП фракцию неких «большевиков», то так и возникли Большевики. Собственно к власти большевиков привёл Троцкий, которого летом 1917 года Парвус попросил стать этим самым «большевиком» и поддержать Ильича (прежде Троцкий всегда отзывался о Ленине пренебрежительно и имел на то полное право). Перетекание в левом лагере из большевиков и в большевики происходило вполне свободно, и тогда не имело принципиального идеологического значения. Мы это рассказываем, чтобы был лучше понятен психологический смысл поступка Ленина и отношение к нему в лагере «революционной демократии», как тогда было принято выражаться.

Момент для провокации выбран был удачно, весной-летом 1918 года Германия начала серию отчаянных наступлений на западном фронте, в надежде решить исход войны до прибытия миллионов американских солдат, и немцам было недосуг распутывать интриги Ленина. Блюмкин от имени левых эсеров убивает германского посла, Ленин получает свободу рук подавить левоэсеровский антинемецкий мятеж, и таким образом удачно избавляется от политических конкурентов. Правда, 30 августа 1918 года Ильич за вероломство получил пули от Ф.Е.Калан. Действительно ли стреляла почти слепая еврейская революционерка Каплан в Ленина (в чём имеются серьёзные сомнения), то не имеет значения. Высказываются даже гипотезы, что к покушению на Ленина причастен председатель ВЦИК Яков Свердлов, явно собиравшийся перехватить власть (он в вечер покушения занял кабинет Ленина и фактически сосредоточил в своих руках власть над Совнаркомом, ЦК партии и ВЦИК). Как бы то ни было, большевики понимали, что пули в Ленина летели слева и не желали копаться в этом деле. Ответом на покушение против Ленина стало объявление «красного террора» в отношении «буржуазии», который террор, впрочем, фактически был начат много ранее.

Ленин не ограничился устранением левых эсеров, он на деле стал с удвоенным усердием доказывать немцам свою полезность. Его личный представитель Леонид Красин (ведущий сотрудник Парвуса) подготовил секретный добавочный протокол к Брестскому миру, тот протокол 27 августа 1918 года подписал полпред РСФСР в Германии А.А.Иоффе. То есть дополнительно к 144 страницам приложений к 14 статьям Брестского договора, по которым большевики обязывались разнообразно вознаградить Германию и её союзников, Ленин брал повышенные обязательства за проведенную большевиками национализацию выплатить Германии компенсацию в общей сумме 6 млрд. золотых марок. Гигантские деньги по тем временам. Большую часть этой суммы советская власть должна была отдать натурой – углём, нефтью, зерном и пр. В дополнительном протоколе был расписан график поставок по дням до конца 1918 года. Между прочим, выплаты контрибуции Германии очень хорошо объясняют со всех точек зрения безумную политику «военного коммунизма». Кроме простого грабежа, тотальные большевицкие реквизиции в пользу мировой революции хорошо прикрывали выплату Россией дани любимому кайзеру. Ко всем упрочему Ленин обязался отправить в Германию 240 564 кг золота, четырьмя эшелонами, начиная с 20.09.1918 и последний не позже 31.12.1918 г. До крушения Германии 9 ноября большевики успели отправить в Берлин 93 535 кг золота и царских облигаций на 200 млн. золотых рублей.

Однако любимый кайзер не сумел воспользоваться ленинским подарком. 11 ноября Германия фактически капитулировала. А про эшелоны с золотом из большевицкой России прознала французская разведка. Французы подписали с немцами соглашение, что они берут золото на хранение и обещают зачесть его в счёт будущих репараций. Но тут вмешались американцы, в Версальском договоре от 28.06.1919 года в части 7 статьи 259 «ленинское золото» объявлено спорным между Россией, Францией и Германией, и хранящимся во Франции на временной основе до разрешения спора. И спор таки разрешился. В 1944 году в американском городке Бреттон-Вудс 44 страны, будущие члены ООН подписали соглашение об установлении мировой расчетной системы в… долларах США, естественно, а также о создании двух международных банков МВФ и МБРР (теперь именуется Всемирный банк). Бреттон-вудское соглашение подписал и СССР. Так вот, в уставной капитал банков сталинское правительство внесло то самое золото. Видимо, как раз имеет место гениальное предвидение Ленина. С чем я нас всех и поздравляю.

Интересный факт, вообще хорошо иллюстрирующий всю большевицкую клоунаду. Пока подданный Германии сотрудник фирмы «Сименс унд Шуккерт» инженер Красин (согласно БСЭ с 1913 директор общероссийского отделения фирмы, в 1914—18 директор нескольких заводов, принадлежавших ранее фирме «Сименс и Шуккерт») в глубокой тайне вёл переговоры с немцами о данях с России, в то же время полпред Иоффе почти превратил советское посольство в штаб революции. Немцы «не замечали», что советский посол посещает митинги «спартаковцев», открыто братается с Либкнехтом, советское посольство распространяет революционную литературу и т.п. Однако когда Германия зашаталась, и игра с коммунистами стала опасной, то 4 ноября на берлинском вокзале грузчики в штатском случайно роняют дипломатический багаж советского полпреда Иоффе, откуда к удивлению публики вывяливается подрывные листовки и брошюры на немецком языке с призывами к революции в Германии. В то же день всё посольство объявляют персонами нон грата и через 48 часов специальным эшелоном (в штате посольства числилось две с половиной сотни человек) под конвоем высылают вон.

В ноябре 1918 большевики потеряли покровителей в лице Германии. Созданная немцами государственная советская машина плохо, но работала. Одновременно с поражением Германии Антанта потеряла фактический интерес поддерживать белых в России, в общем, большевики Запад устраивали (как, например, в Камбодже красные кхмеры устраивали американцев). Со своей стороны Ленин искал покровителей на Западе. И таковые скоро нашлись. Уже 17 января 1920 года, то есть задолго до окончательного поражения белых, Ллойд Джордж в Верховном совете Антанты настоял на решении позволить начать торговлю с российскими кооператорами, не имеющими отношения к большевицкому режиму. Разумеется, в целях облегчить страдания населения России. И такой авторитетный кооператор нашёлся, в Лондон для переговоров оправился… ага, Леонид Красин. Большевики его назначили главой дореволюционного Центросоюза. В мае начались переговоры «кооператоров» с представителями Антанты. А в мае-июне кооператор Красин уже вёл переговоры лично с самим премьер-министром Британской империи Ллойд Джорджем. Уж не отсюда ли Ильич сделал вывод о важности и необходимости кооперации в советской России?

И всё же я не согласен с концепцией Галковского насчёт СССР как криптоколонии Англии. Вожди большевиков пол жизни провели на Западе, поднаторели в политических интригах, за свою революционную карьеру работали не на одно спецслужбу. Они вполне могли сохранить относительную независимость, сотрудничая с разными западными державами.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 95 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →