Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Category:

Коллеги или Шанель №5

Случился диспут между Кашиным и Шендеровичем. Кашин типа охранитель, Шендерович типа повстанец против ценузры, ветеран борьбы за Свободу и Демократию.

Кашин утирает сопли, говорит, что хоть и проиграл, но диспутом доволен.
«Из того, чем недоволен - понятно, что выступать публично мне еще учиться и учиться» «Наверное, стоило сильнее хамить» «А так - все здорово. У них есть этот зал, у нас есть страна. Хорошее соотношение сил, по-моему».

Шендерович тоже предался самокритике – достойно ли великого человека дискутировать с неконкурентоспособным быдлом?
«Общее ощущение - сложное, но уже привычно сложное, в кратных степенях испытанное во время избирательной кампании. С одной стороны, надо идти к людям, разговаривать, объяснять и объясняться, с другой - понимаешь, что коли сел рядом с оппонентом, то в результате и пахнуть будешь, как оппонент».
«Главная из ошибок - тезис "много чести", высказанный в отношении г-на Кашина. Это прозвучало не в мою пользу, было трактовано как надменность etc.
Не надменность, но - ощущение пропорций».

Соратница (якобы Альбац, действительно по стилю похожа) пишет Шендеровичу:
«Во-первых, поздравляю: ты это выдержал. Хотя победа твоя была очевидна с первых секунд - по одному тому, КАК сидел в кресле ты, и Как - Кашин.
Мне кажется, что главная проблема этих дебатов - несоразмерность оппонентов. Я не говорю о пропасти интеллектуальной, профессиональной, образовательной - это очевидно». …

Наблюдатели удивляются энтузиазму, с которым зрители диспута, молодая демократическая интеллигенция, проголосовали за Шендеровича. Удивление это проистекает из непонимания смысла происходящего. Близкий по сути феномен – поклонение к/ф «Интердевочка». Культ главной героини фильма отражал стремление перестроченной интеллигенции к карьере валютной проститутки (не обязательно оказание сексуальных услуг, но обязательно валютной).

В Шендеровиче (и его соратниках) молодая поросль либеральной интеллигенции видит старую опытную куртизанку, пусть нынче и потасканную, но в своё время сделавшую блестящую карьеру. И журналист полусвета с удовольствием делится воспоминаниями:
– … Кашин, он только профессию позорит. На вокзале за стакан портвейна пассажирам и ментам минеты делает. Ладно бы пассажирам СВ и ментам не ниже майора, а он кому попало. Разве так можно себя ронять, это неуважение к нашему ремеслу.

Вот, помню, почётный консул Гондураса виконт Михоэль Соломоныч Шмулер мне подарил перстень с голубым в розовую крапинку бриллиантом в 300 карат. Думал завещать кремлёвскому Алмазному фонду, но я ему была дороже. Так мне и сказал. Это был Человек, меценат, настоящий Клиент. Не то что нынешние. Соломоныча до сих пор Интерпол найти не может. А тогда за ним отставной гебистский генерал тросточку в зубах носил. Я сама…, в смысле сам, полковников ФСБ за пивом посылала. А теперь гебня и менты обнаглели, считают себя хозяевами страны. Хамы.

Показать уникальный камень, тот бриллиант? Я его отдал как гонорар академику тибетской медицины доктору Вассерману, который при помощи мануальной терапии за один сеанс вылечил меня от СПИДа. Прекрасный человек, настоящий одесский интеллигент. Его за тот брюлик собственный племянник замочил. Потом племянник камушек проиграл в очко диссиденту и правозащитнику Тамару Дудаве. И племянника вскоре тоже убили, потому что камень оказался фальшивый. Куда делся настоящий, так и осталось загадочной тайной. Вот какое интересное было это наше время. Мы буквально купались в свободе и творчестве.

Прежде и клиент был изыскано культурный, с художественным вкусом. Грузинский учёный профессор и князь Гоги Мандашвили, он тогда держал всю московскую оптовую торговлю кинзой, заказал мне мраморную ванну шампанского. И не «три глисты», а «Мартини». Купает меня, целует мои пальчики на ногах. А тут в наш люксовый номер «Метрополя» врываются джигиты чеченца Махмуда и убивают моего Гоги из пистолетов. Я лежу в ванне ни жива ни мертва…, ни жив ни мёртв, в шампанском, в крови Гоги, его мозги тут же плавают. Входит сам Махмуд. Орлиный взор жгучих чёрных глаз, в блёстках бордовый пиджак с накладными карманами, пуговицы изумрудные (т.е. натуральные изумруды), на мускулистой шее золотая цепь в руку толщиной, чёрные брюки, белые носки, длинные остроносые ботинки крокодиловой кожи (я щупала). Ослепительно улыбнулся мне, в зубах бриллианты сияют. Подал полотенце. Я потом у него в пентхаусе неделю жила. Жил.

Вот это были Люди, истинные ценители свободного творчества. Время тогда было романтическое. Короче говоря, долой цензуру, да здравствует независимые СМИ. Вот.

Понятно, что у интеллигентной молодёжи глаза горят от восторга и зависти. А что этому блеску мог противопоставить неконкурентоспособный Кашин. Унылое бубнение:
– …минет он и на вокзале минет. Ну и что, что ментам. Главное честно по прейскуранту обслужить клиента не взирая на чины и звания. Я близок народу, а вы стянули бумажник у пьяного интуриста. Так нельзя обслуживать клиента. Это не цивилизованно.

Так что либералы будущего всё равно падут в криминальных разборках 90-х XX века, и журналисты уникального коллектива НТВ в пыльных будёновках склонятся молча над ними.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →