Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Category:

Кодификация дедовщины

«На тему введения в армии института штатных священников.

2007 год. Новости: В больницу доставлен военный дьякон Петров. По словам дьякона, он стал объектом издевательств со стороны старослужащего батюшки, который после отбоя заставлял новичка отвешивать до 1000 земных поклонов, а потом бил кадилом по голове».


* * *


Следует развеять одно стойкое заблуждение, что якобы российское общество обеспокоено дедовщиной в армии. На самом деле собственно дедовщиной, т.е. бытующими в армии привилегиями старослужащих призывников по отношению к молодым, общество нисколько не интересуется и довольно к этому терпимо. Возмущение вызывают лишь эксцессы «дедовщины» - чрезмерные издевательства и насилие, приводящие к увечьям, самоубийствам и гибели (убийствам) призывников.

Будем откровенны, сама по себе армейская дедовщина гражданских активистов борьбы с ней вовсе не интересует и нисколько не волнует. «Дедовщина» прекрасный моральный аргумент косить от армии, требовать от властей отменить призыв. Мы же все же подвергнем феномен рациональному анализу.

Дедовщина в той или иной мере присутствует почти во всяком человеческом коллективе, даже в твоём трудовом, читатель. У неё имеется вполне уважаемый аспект, который именуется «уважение к старшим». А «деды» какой-либо деятельности почтительно именуются ветеранами.

Как вам такой советский плакат 1930 года:

Рабочая дедовщина: «Опытные рабочие, не издевайтесь над молодыми...»

Вот это я понимаю соцреализм. Полагаю, это любимая картина Друга Утят о рабочем классе.

Свирепость дедовщины зависит от многих обстоятельств, простого правила тут нет. Например в англосаксонских элитных учебных заведениях дедовщина среди учащихся это давняя традиция. Причём отношения довольно жесткие. В том числе и в элитных американских военных академиях, академия ВМФ в Аннаполисе, Вест-Поинт. По нашим понятиям этими заведениями день и ночь должна была бы заниматься прокуратура, а гуманистическая общественность от нестерпимого горя и позора выпила бы яду и убила себя об стену.

Возьмём Вест-Пойнт, где традиционно выступают президенты США. Курсанты младших курсов не могут даже начать есть или заговорить без разрешения старшекурсников. Первокурсник не имеет право пересечь коридор и любое открытое пространство, обязан двигаться вдоль стены. Установлена скорость передвижения - 170 шагов в минуту, почти бегом. Старшие к ним обращаются «крысы». Мне кажется, это в честь крысы Чучундры из «Рики-Тики-Тави» Киплинга, которая, как известно, не смела выйти на середину комнаты.

Офицеров в Вест-Поинте мало – по одному на роту, командные должности занимают сами кадеты. Младшие кадеты и официально называются «плебеями» и должны беспрекословно подчинятся всем старшим кадетам. Эта система узаконена в уставе Вест-Поинта, где записано: плебей - это ещё не кадет.

За столом сидят кадеты с разных курсов – младшего и старших. Старшекурсники на бумажке пишут, что желают кушать, а плебеи, их обслуживают и напитки разливают. Любой старший кадет может остановить плебея и спросить, к примеру, тактико-технические характеристики какого-нибудь вооружения. Если плебей проявит невежество, то старший кадет в его книжечку запишет провинность и рекомендуемое наказание. Плебей представит запись командиру и отправится исполнять урок. К примеру, час строевой с карабином. Так и будет один маршировать на плацу указанное время.

У курсанта имеется и свой персональный плебей. Он его контролирует и воспитывает. Ну, там проверяет, чисто ли у плебея убрано в комнате, нет ли где пыли. И т.п.

Для юных джентльменов это не считается унижением, это считается закалкой воли и характера. В Вест-Поинте существуют почетные грамоты «Лучшему плебею». Через плебейство вообще проходит вся англосаксонская элита, даже и аристократия. Кто не выдерживает – отсеивается (в Вест-Поинте до 40% отсева). Привилегии кадетов возрастают от курса к курсу. Плебеи имеют два увольнения в год. Старшие кадеты вечером свободны, должны вернуться к отбою. Забавно, за 100 дней до выпуска все кадеты становятся плебеями и опять как крысы должны бегать вдоль стен.

Описаны, конечно, лишь официально узаконенные проявления дедовщины, имеются и скрываемые теневые стороны, куда менее благостные. Хотя по нашим понятиям от порядков в Вест-Поинте и в Аннаполисе у правозащитников должны стоять дыбом волоса. Однако так англосаксы традиционно воспитывают правящую демократическую элиту. В элитных школьных и студенческих коллективах вообще культивируется дух соревнования, выявляются лидеры, люди учатся побеждать, подчиняться, терпеть унижения, командовать.

В нижних классах общества попроще, конечно. Посвящение в американские морские пехотинцы включает чистку члена гуталином и тому подобные простые радости с мордобоем.

Вернёмся к отечественной армейской дедовщине. Она возникает в 60-е годы и усиливается по мерее либерализации советской жизни. Связь либерализации и дедовщины прямая. Офицеры утрачивают законные средства дисциплинарного воздействия на солдат, и их заменяют неформальные методы – дедовщина. Которая никакая не самодеятельность 20-летних «дедушек», конечно. Деды получают привилегии и послабления от командования, а в замен имеют право и обязанность руководить «молодыми». Среди которых поддерживают дисциплину и принуждают выполнять чёрные работы. То есть дедовщина это средство управления со стороны офицеров: деды опасаются утратить свои привилегии и терроризируют молодых. Проблема, на которую обращает внимание общественность, возникает тогда, когда армейские деды утрачивают чувство меры (что не редкость, поскольку предохранителей от беспредела в этой системе не предусмотрено). Кстати, обратим внимание, что недавнее упразднение гауптвахт и т.п. меры гуманизации армейской жизни лишь усилили дедовщину, естественно.

ЧТО ДЕЛАТЬ? Никакие полицейские меры и гражданский контроль не помогут. Принципиально имеется два возможных пути. Над солдатом усиливается законная власть офицеров и унтер-офицеров (унтер-офицеров и старшин, которые непосредственно командуют солдатами, в советское время фактически упразднили за ненадобностью, поскольку их заменила дедовщина). Боюсь, однако, что за прошедшие десятилетия офицерский корпус утратил вкус к установлению дисциплины среди нижних чинов, дееспособный унтер-офицерский корпус теперь отсутствует и не может быть восстановлен быстро.

Второй путь это кодификация дедовщины по примеру англосаксов (для которых, правда, она скорее средство воспитания и социализации, чем установления дисциплины и достижения управляемости). Дедовщина будет введена в известные законные рамки и эксцессы исполнения будут рассматриваться уже не как дедовщина, но то, чем они и являются в действительности – уголовщина. Мне путь кодификации кажется более реальным. Также желательно провести соответствующие армейские реформы. Например, армейские хозработы должны выполнять не солдаты, но гражданский персонал. Солдат должен нести армейскую службу, а не батрачить по советскому обычаю, пусть даже и в казарме.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 97 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →