Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Category:

Кабала литераторов

В.Нифонтов написал статью о социально-политической роли писателей в России, в которой много верных рассуждений. Пожалуй, в целом даже всё верно (за исключением незначительных частностей). Однако в результате цепочки бесспорных суждений автор приходит к важному парадоксу, которого он сам не заметил.

Механизм производства из литераторов Властителей Дум интеллигенции описан верно.
«В XIX в. такую операцию провести было несложно. Активно читающая публика даже к концу века составляла едва ли 10% населения. Количество литературных журналов было незначительно даже в самые лучшие времена. При этом существовал мягкотелый авторитарный режим, часто неповоротливый, производивший впечатление простоватого городового на углу двух улиц. Технология раскрутки писателя была до удивления проста: в одном (из трёх-пяти читаемых в лучшие времена аж пятью тысячами образованных россиян) журнале печатался автор, который: а) ставил какой-нибудь общественно значимый вопрос (включая даже бытовые); б) слегка пинал режим или церковь. Хорошо, если у автора это получалось на хорошем художественном уровне, тогда появлялись Толстой или Достоевский. Но, как правило, на выходе были "деятели очередного периода русского освободительного движения" вроде писателя Чернышевского, тогдашняя популярность которого сейчас вызывает у читателя, как минимум, недоумение, или тупо-занудного критика Добролюбова. Власть с писателями особо не считалась, но и разносов не устраивала».

В состоянии хронической гражданской скорби на удивление публике Писатель бесстрашно пинает российскую власть, интеллигенция в восторге. В результате из литератора вырастет Моральный Авторитет по всем вопросам. После полувековой промывки мозгов в 17 году к власти в России приходят литераторы (политические журналисты преимущественно). Эту важную деталь Нифонтов упустил. Мы тоже вслед за ним не будем на ней останавливаться, а надо бы.

После Сталина, когда оттаяло интеллигентское болото, восстановилась социальная почва произрастания из литераторов Властителей Дум.
«Выиграли в перспективе те, кто держал фигу в кармане, но при этом не отказывался сотрудничать с режимом. То есть занимал какую-то среднюю позицию. Перемудрившие с фигой отправлялись в лагеря, а слишком активное сотрудничество с властями превращало автора в простого бюрократа от пропаганды».

В сущности, воспроизвелась парадигма «до 17 года», с той лишь непринципиальной разницей, что с советской властью шутить стало более опасно, чем можно было себе позволить вольностей в отношении самодержавия. Властитель Дум существовал на тонкой зыбкой грани амбивалентной оппозиционности и «наш человек, советский». Срыв в любую сторону означал общественное забвение.

В заключении В.Нифонтов приходит к актуальному выводу:
«… парадигма "писатель против власти" может быть легко реанимирована. Прежде всего теми, у кого есть на это средства, не будем их называть.
Всего-навсего нужно собрать группу авторов, которые будут слаженно высказывать какие-то мысли о будущем страны (наполнение может быть любым — хоть либерализм, хоть фашизм, хоть идеи чучхэ). Два-три десятка книг, которые рисуют привлекательный проект новой России, при соответствующей раскрутке в нынешних условиях всеобщей доступности Интернета, кабельного ТВ и так далее — это настоящий переворот в мозгах. Естественно, "режим" надо будет аккуратно пинать. Тут можно будет предъявить обществу и "моральные авторитеты". В результате власть в России будет ассоциироваться не с Кремлём, а с пятью-шестью "великими писателями земли русской, которые уже всё за нас придумали". Нельзя сказать, чтобы спланировать и осуществить такой проект было очень сложно. Пожалуй, это задача для одного топ-менеджера средней руки, главное, чтобы деньги были».

А вот и не может в нынешних условиях парадигма "писатель против власти" быть ЛЕГКО восстановлена. И немалые деньги потрачены, и квалифицированных менеджеров легион имеется. А толку чуть – из Властителей Дум в наличии один смехотворный самозванец Шендерович. Отчего так?

Властитель Дум интеллигенции подобен Глупой Луне – его общественно-политическое влияние есть отраженный свет Солнца Власти. Вопреки поспешному суждению Нифонтова российская власть до 17 года не только первая замечала писателей, не только считалась с литературой, но испытывала перед литераторами громадный комплекс вины (как и перед интеллигенцией вообще). Именно здесь сокрыта кощеева игла – тайна огромного социального влияния русской интеллигенции, литературы и производных от литературного процесса Властителей Дум.

Истоки социально-политического влияния русской литературы и литераторов в глубокой европейской культурности и просвещенческих иллюзиях правящего класса Российской империи. Лишь русскому европейцу можно было безнаказанно (и даже с пользой для себя) в лицо истерически визжать об «азиатском деспотизме» и т.п. либеральные обличения. При натуральном Чингисхане с телеграфом толстовские не водятся.

Общественная ситуация воспроизвелась в результате «оттепели». При всей своей дикости и цинизме советская номенклатура испытывала громадный комплекс неполноценности перед Западом. На этом комплексе как могли играли советские Властители Дум, да и вообще интеллигенция. По рецепту, выше изложенному Нифонтовым, Запад с большим успехом действовал в Перестройку. А после 1991 года как отрезало – интеллигенция и литература стремительно утратили всякое моральное влияние на общество, перестали быть Нравственным Авторитетом для народа. В лучшем случае, в качестве высокооплачиваемых служащих литераторы обслуживают либеральный агитпроп.

Почему такие метаморфозы? У новой «демократической» «либеральной» власти отсутствовали всякие моральные комплексы, поскольку совсем не стало совести. На творческую интеллигенцию, литераторов правящий класс РФ без всяких иллюзий смотрел как на скандальных приживал. Взгляд сволочной, но адекватный предмету. Не было бы России счастья, да несчастье помогло.

Однако счастье это недолговечно. Установившаяся в результате августа 1991 номенклатурно-олигархическая власть действуют в духе пресловутой свиньи под русским дубом, и стратегические последствия себя не заставят ждать.

На Западе регулярного социального феномена Властителей Дум не наблюдается, политико-идеологическое влияние литераторов ограничено. Везде по-разному. У англосаксов известный писатель это либо далёкий от народа серьезный интеллектуал, либо попсовый клоун типа Оскара Уайльда, либо сказочник. Влиятельный литератор обязательно принадлежит или принят в социальную элиту, так или иначе входит в правящий класс, либо он просто развлекает публику и ничего более. В любом случае его прямое политическое влияние на народ близко абсолютному нулю.

Во Франции роль литераторов традиционно велика. Однако имеется сильное противоядие – высокая образованность и интеллектуальность французской власти, правящего класса. Во Франции писатель баловень, любимец образованного класса и толпы. Однако особенно не забалуешь, когда президент профессор русской литературы. Тем не менее, с Францией регулярно случаются нелепые истории – то молодёжная революция 1968 года, то вот арабы безобразничают, машины жгут, унять хулиганов некому. Так что англосаксонский путь социально более здоровый и кажется предпочтительным.

Таковы наши посильные соображения о роли русской литературы и литераторов. Мы полагаем, нет нужды пытаться восстанавливать социально-политический авторитет русской литературы, привлекать писателей в «советники вождям». Это исторический опыт следует признать неудачным. Следует поискать иных путей. При другой власти, конечно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments