Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Categories:

Вопросы и допросы

Необыкновенно возросла оперативно-розыскная активность в Рунете. Галковский призвал всех людей доброй воли собирать друг на друга информацию и приносить ему, а он уж знает, как ею с толком распорядиться. Ценное начинание. Многие уже понесли, кто что может.

Также Д.Е. опубликовал свой бизнес-план:
«Я могу наплести с три короба, проверить Вы ничего не сможете. Надо основываться на фактах. Например, основал я издательство Дмитрия Галковского. С целью издания своих книг. Стал собирать деньги у жертвователей. В результате напечатал колоду порнографических карт и конституцию индийского штата Гуджарат. Большую часть времени ходил пьяный по ресторанам - видели неоднократно в непотребном виде. То тут, то там. Отсюда резонный вопрос: стоит ли любителям творчества Дмитрия Евгеньевича спонсировать его начинания? Ведь пропьёт деньги собака, да и пока пьёт не напишет ничего. Значит, хотите читать Галковского - не давайте ему денег».

Жыды не хотят читать Галковского и дают ему денег. Вот всё и объяснилось.

Мы любим нашего Д.Е., он даёт мозгу много питательной пищи для размышлений на разные темы. А теперь вдохновил меня на написание микропьесы.

* * *


Галковский и мужик

Полутемная готическая зала, стены и потолок сокрыты во тьме. У жарко полыхающего огнём мраморного камина в отблесках пляшущего пламени, посасывая пустую трубку, завернувшись в шотландский плед, покачивается в кресле-качалке Д.Е. В руках у него самоучитель английского языка. Он сосредоточенно бормочет:
– э-песил, э-бук..

В дверь залы поскреблись, чуть погодя дверь распахнулась. Входит двухметровая Мурзилка. На Мурзилке надета красная расшитая узорами косоворотка, подпоясанная советским армейским ремнем с блестящей пряжкой. За ремень заткнут наточенный топор. Синие шаровары с широкими красными лампасами, до блеска начищенные кирзовые сапоги. Чёрная с синим отливом густая борода лопатой до пояса, низко свисают ярко рыжие пейсы. Шея украшена золотой в палец толщиной цепью, на которой свисает сияющий величиной с блюдце магендавид. На голове кипа и кокошник. Из-под кипы на спину свисает толстая длинная до колен русая коса, в которую вплетены розовые ленточки. На груди и руках виднеются масонские наколки. Мурзилка подталкивает в залу конфузящегося мужика.

Мурзилка в пояс кланяется Д.Е.:
– Вот, поймали андеграунд. Плясал камаринского, нарушал установленные Вами правила социальной гигиены. Прикажете отдать его в обучение французскому языку?

Д.Е. лорнирует мужика. Мужик в джинсах, свитере и кроссовках. Должно быть, пашет где-нибудь программистом или инженером. Опустив лорнет, помолчав, Д.Е. ласково спрашивает:
– Ты мужик какой, русский?

– Не могу знать, ваше благородие, - уклончиво отвечает мужик.

(Мурзилка пихает мужика в бок, громким шёпотом) – Ваше превосходительство, дурак!!!

– Ваше высокопревосходительство, - скучным тоном поправляет мурзилку Д.Е. И снисходительно машет рукой: – Это не важно, человек суть природный демократ.

Все замолкают. Прикрыв глаза, Д.Е. десяток раз туда-сюда качнулся в кресле. Вынув трубку изо рта, вдруг быстро спросил мужика:

– Про идолов острова Пасхи чего знаешь?

– Поганые идолища, – без запинки ответил мужик.

– Эрудированный, – саркастически усмехнулся Д.Е. – А того не ведаешь, что твой мозг оплетен государственной исторической ложью. Этих идолов тайно с неизвестной целью изваяли англичане. Тур Хейердал английский агент, его плот за трос скрытно под водой тащила подводная лодка, а тушёнку сбрасывали со спутников.

Д.Е. распахнул плед, взмахнул трубкой и тихим голосом вдохновенно продолжил:
– Не рыбу я пришёл вам дать, но удочку!

Даром получить удочку мужик не возражает. Мурзилка за его спиной размазывая грим, вытирает обильные слезы умиления.

– Крылова знаешь? – неожиданно спросил Д.Е.

– Кто же его не знает! Он басню «Моська и слоны» написал… – оживлённо затараторил мужик и вдруг осёкся под взглядом Д.Е.

– Гебист он, - веско произнёс Д.Е. – Клевещет на интеллигенцию. Дескать, интеллигенция не ум, честь и совесть нашей эпохи, а наоборот. Кто интеллигенцию ругает, тот гебист и наш враг. Вот ты хоть и мужик, а грамоте обучен, книжки читаешь, значит наш – интеллигент. А Крылов наш враг. Он хочет запретить людям читать интересные книжки. Уразумел?

Мужик тупо глядит в пол, устланный средневековым персидским ковром из Британского музея. Наверное, придуривается.

– Мы, русские, по природе реалисты, – задушевно продолжил разговор Д.Е. – Я вот писатель реалист. Нам эта их гебисткая политика даром не нужна. Мы будем летом варить варенье, а зимой на печи пить чай с вареньем и ждать, когда всё само собой образуется. Это наш русский путь. Как думаешь?

Мужик всем видом выражает готовность хоть сейчас идти варить варенье, лежать на печи и ждать, когда всё само собой образуется.

– Однако совсем без родных людей, без коллектива тоже нельзя, – как бы размышляя вслух, сказал Д.Е. Немного помолчал. После паузы развил мысль: – У нас русских семья это партия. Рассказывают, намедни состоялся Всегалактический съезд Утят, там сам Друг Утят выступал с потрясающим успехом. Слышал о нём?

– Аццкий Сотона. Аффтор пиши исчо, – брякнул неожиданно расхрабрившийся мужик, глупо заулыбался своей шутке.

Д.Е. нисколько не рассердился на мужика, скупо улыбнулся ему в поощрение. Мурзилка тоже раздвинула губы, обнажила длинные кривые клыки. Образовалась непринуждённая атмосфера общения.

Д.Е. посмотрел на мужика хитрО и лукаво спросил:
– Утёнком хочешь стать? Пиши заявление. Бесплатная подписка на «Утиную Правду». Красивую форму дадут, аксельбанты, вступишь в утятскую первичную ячейку. Вон посмотри на него, – Д.Е. трубкой показал на Мурзилку, – утёнок третьего разряда восьмой подкатегории, сорок седьмого градуса посвящения по фаренгейту. Что, хорош? Девки засматриваются на молодца…

Мужик обернулся на Мурзилку. При свете камина оно было страшно. Смотрело немигающими стеклянными глазами, отблескивали влажные белые клыки, по лицу и бороде стекали белила, румяна, тушь, пудра, помада…. Мурзилко облизнулось зелёным раздвоенным на конце языком. Ноги у мужика подкосились. Он упал на колени, подполз к креслу-качалке, не решаясь коснуться пледа, боясь посмотреть в лицо Д.Е., взмолился:
– Барин, милостивец! Отпусти ты меня обратно, не способный я в утята. Я тебе каменного истукана вырублю не хуже ихнего Хейердала, только отпусти…

– Пошёл вон, идиот, – устало откинулся в кресло Д.Е., закрыл глаза.

По коридору гулко раздаётся топот опрометью убегающего мужика. Мурзилка, клянясь, задом попятилась к двери:
– Куда прикажете ещё одного идола девать, в саду места нет, а за ограду замка местная власть ставить не велит.

– В пруд установите, – кутаясь в плед, не открывая глаз, распорядился Д.Е., – гулять вокруг него буду.

Дверь закрылась. Всё затихло. Из темноты на плечо Д.Е. бесшумно опустился нетопырь.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments