Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Categories:

Альтернативная история СССР

Российским либералам-реформаторам справедливо пеняют китайским путем. Те в ответ истошно верещат, что не было России иного пути к Щастью, кроме катастрофических «либеральных» реформ 90-х годов. – А как же тоталитарный коммунистический Китай? – ехидно спрашивают либералов, и тем по существу возразить НЕЧЕГО.

Однако ведь по сути те же самые претензии можно предъявить и советским патриотам. Советские уверенно утверждают, что не было иного способа спасти страну, как только индустриализация за счёт зверской коллективизации (после которой советское с/х так никогда и не возродилось). Фактической причиной сельскохозяйственного кризиса, выход из которого большевики нашли в коллективизации, главной причиной имел политику самих большевиков. Большевики душили «кулака» и опирались на бедняков, поощряли мелкое хозяйство, которое не давало товарного производства зерна. И тогда «кулаков» уничтожили, а бедняков обратили в крепостных.

Когда китайцы при Мао шли советским путём образца 20-30-х годов, то получили уже известный результат. Стоило им вернуться к здравому смыслу, и мир узнал о китайском экономическом чуде. Что мешало советским большевикам сделать уступку здравому смыслу – дозволить мелкую частную собственность и средний частный капитал? Какие такие Объективные Обстоятельства? А? Зачем задушили НЭП?

Конечно, можно возразить, что Китай в 80-х годах XX века сыграл на противоречиях между СССР и США, а Советский Союз изначально находился во «враждебном капиталистическом окружении».

СССР находился во враждебном идеологическом окружении, это правда. Но правда и то, что неудобное политико-идеологическое положение советской России во многом являлось следствием большевистской идеологической агрессивности, наглой коммунистической риторики и глупейших глобалистских устремлений Коминтерна.

Враждебное капиталистическое окружение…. Его не было! То есть было, конечно, но не более враждебное, чем у всякого государства. Даже скорее менее. Поскольку дикую и слабую совдепию всерьез не боялись. К СССР 20-30-х годов относились как к полпотовской Кампучии, или, точнее, маоистскому Китаю времен культурной революции. Кроме того, в мире имелось много сочувствующих грандиозному левому социальному эксперименту в России. И разумная государственная политика требовала от советских вождей спекуляций на германском реваншизме и осторожного шантажа Европы советско-германским союзом (то есть поступать как Китай, который пугал США своим возможным сближением с Советским Союзом). Однако большевистская идеологическая парадигма требовала проведения нелепой внешней политики. [1]

Советский Союз поддерживал германских коммунистов, принципиально порвал чрезвычайно важные для страны отношения с Германией после прихода к власти нацистов. Однако победа коммунистов в Германии очевидно была не в интересах СССР как суверенного государства. Если бы в Германии реализовался ленинско-полпотовский вариант, то Германия надолго утратила бы значение в европейской политике, и СССР оказался бы действительно в безнадежной позиции. Однако этот вариант маловероятен. Скорее всего, в Германии победил бы национал-коммунизм. И тогда бы советская Россия попала в колониальную зависимость от Германии (вернулась к изначальной схеме – в Москве сидит Ленин агент германских спецслужб). Но это тоже вряд ли. Так что СССР неизбежно ожидала беспощадная война против национал-коммунистической Германии.

Разумная советская государственная политика заключалась в закулисной поддержке национал-социалистов и Гитлера. Дружественный ССССР национал-социалистический режим в Германии открывал для советской России огромные перспективы. Увы, узкие партийные интересы заставляли большевицких вождей пренебрегать, точнее сказать, не видеть интересов страны. [2]

Вопреки басням о «враждебном капиталистическом окружении» фактически СССР осуществлял индустриализацию при широком содействии Запада. Запад продавал Советам промышленное оборудование, заводы, помогал создавать целые отрасли. В Советском Союзе работали тысячи европейских и американских инженеров и специалистов. Официальный советский лозунг того времени «Учиться у Америки!».

Катастрофический мировой экономический кризис. Вообще противоречия между западными державами в 20-30-е годы обострились необыкновенно, так что у Советской России имелась возможность сыграть на этих противоречиях не менее успешно, чем это сделал Китай в отношении противоречий американо-советских. Увы, мешали большевистские идеологические догмы. Сталин лишь на краю пропасти сумел преодолеть советский догматизм и заключить здравый договор с Гитлером, так называемый пакт Риббентропа-Молотова. Это был правильный шаг, хотя и сильно запоздалый. Пакт должен был и мог предотвратить большую войну в Европе. Однако трудно было ожидать, что Гитлер легко и быстро разгромит Францию. Сталина в этом винить нельзя.

Что тогда и теперь ни врали советские патриоты, а никакой нужды мостить русскими костями дорогу в Советский Космос не было.

---
[1] Не следует придавать существенное значение идеологическим разногласиям большевистских вождей. Все эти «троцкизмы», «сталинизмы», «бухаринизмы», «правые» и «левые» уклоны отражают лишь то фактическое положение, в котором по ходу внутрипартийной борьбы за власть оказывался тот или иной большевицкий деятель. Когда Троцкий оказывался у государственного руля, он был сталинистом, Сталин в оппозиции – леваком и троцкистом. Победи Троцкий во внутрипартийной борьбе за власть над СССР, нынче советские патриоты славили бы гениального Льва Давидовича, уничтожившего коварного Джугашвили.

[2] Вопреки расхожему мнению СССР не повинен в приходе к власти Гитлера (якобы Сталин не дозволял германским коммунистам сформировать единый антифашистский фронт вместе с социал-демократами). Хотя, как мы видели, советские государственные интересы требовали поддержать именно нацистов.

…Англия после Великой войны опасалась чрезмерно с её точки зрения усиления Франции в Европе. Поэтому заигрывала с Муссолини и сделала ставку на наиболее проанглийского немецкого реваншиста – Адольфа Гитлера. Необъяснимые внешнеполитические успехи Гитлера в 30-х объясняются позицией Англии. Британская империя ворожила Фюреру прежде всего как противовесу империи французской. Британские стратегические интересы требовали умеренно сильной Германии, находящейся в противостоянии со всей Европой, прежде всего, враждебной Франции. Но английские стратеги недооценили фатальную слабость Польши и гений Фюрера. Смысл «странной войны» заключался в том, что англичане больше Гитлера опасались быстрой победы Франции. Польша должна была продержаться достаточно долго, чтобы Германия согласилась на переговоры. Испуганная перспективами новой большой войны Франция также должна была согласиться частично уступить свои позиции в Европе. Эта политическая позиция Британии маскировалась демагогическим пацифизмом. Однако Польша рухнула мгновенно, а затем внезапно пала и Франция.

СССР в этих раскладах до мая 1940 г. был фактором второстепенным.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 114 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →