Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Categories:

Нам песня строить и жить помогает

Читал бурное обсуждение темы «новоязычество и христианство», и видел, как оно сползает на традиционные рельсы: кто хорошие люди – православные или язычники? Откровенно говоря, все хороши.

На самом деле массы христиан и новоязычников не так уж далеко отстоят друг от друга. Люди хотят примерно одного и того же, с той разницей, что «язычников» не удовлетворяет православная архаика и мутная противоречивая доктрина. Однако их «язычество» выглядит как откровенный новодел, ролевые игры (хотя часто милые и полезные), и церковь легко одолевает конкурентов.

Чего хотят обыватели от религии, хорошо объяснено в статье о.Гриория.
«… эти люди говорят, что они "веруют во Всевышнего", и, когда видно, что это искренне, проникаешься и доверием к человеку. "Нормальный верующий", будь он мусульманин, христианин любой конфессии или иудей (о более экзотических для наших широт религиях говорить не буду), — это человек с какими-то принципами, с какой-то бытовой честностью (и не надо тут вспоминать, что в книгах некоторых религий честность считается обязательной только в своем кругу: простые люди обычно воспитываются не по книгам).

"Религия простых людей" — это элементарные нормы общежития, освященные божественным авторитетом. Бог такой религии — это просто помощник в делах житейских, утешение в несчастьях, экстериоризированный образ собственной совести… Это такой общий знаменатель, к которому приходят, на уровне народной веры, все религии. Толща народная не пропускает никакого экстремизма — ни суровостей христианской аскетики, ни мусульманского джихада, ни иудейской ксенофобии».

Люди в массе взыскуют не религиозного, но сакрального. То есть нечто трансцендентного, что поможет им в жизни, поможет жить. Не человек исполняет Волю Бога, но бог(и) служит(ат) человеку (обществу). Не человек для Бога, но бог для человека (общества). И т.д. и т.п.

Бессознательно такой подход гораздо шире распространен, чем принято считать. Вот довольно характерный пример. Вполне благонамеренные с виду ортодоксальные христиане любят поговорить за христианскую этику и мораль. Однако вопреки интеллигентскому богословию никакой христианской этики и морали не существует. Для христианина не этика, но должна быть исполнена Воля Божья. Разумеется, вокруг христианства в человеческом общежитии неизбежно формируется некая этика, но это не христианская этика, а именно что околохристианская. Этот факт редко понимают интеллигентские богословы.

Проблема большая, важная, сложная. Удод написал пространную полезную статью насчет воззрений и духовных запросов советских и постовестких «агностиков».
«Среди нас живёт немало людей, которые считают, что мир не исчерпывается фрейдо-марксистскими постулатами и агностическими представлениями о "каком-то там" сбежавшем от науки Боге».

«Они не задумываются об основах личной веры, но чисто формально считают себя православными (отсюда, кстати, чудеса российской статистики, когда православными себя называют чуть ли не 80% населения, а регулярно посещают храмы едва ли 10-15%; этакое стихийное православие без церкви.
Православие в том виде, какое есть, этих людей, однако, не устраивает».

Повторюсь, в такого рода претензиях к церкви нет ничего особенного дурного. Здесь не нужно никого осуждать, важно определиться с иерархией ценностей. Обыватели в массе желают светской национальной «религии», – не заумной, но чтоб с бодрящей мистикой, красивыми древними обрядами и прочей романтикой. Всякого рода «религиозные» новоделы у нас вряд ли имеют широкую перспективу (хотя такого рода сект и учений в мире сколько угодно), ибо не имеют за собой авторитета духовной и культурной традиции. То есть слишком бросается в глаза, что Диснейленд. Поэтому православие имеет серьезные потенциальные перспективы. Вопрос в том, сумеет ли оно ими воспользоваться.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 63 comments