Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Category:

Интеллигент Пробежий

Пробежий со знанием дела объясняет, кто такой «интеллигент», - это человек уточненной рефлексии (т.е. Совести):
«Для начала, определимся с понятиями. Предлагаю простое определение: интеллигентный человек - это человек, способный к рефлексии и практикующий ее. Интеллигенция же, в таком случае, - неупорядоченное множество интеллигентных людей.
Рефлексия (и саморефлексия) имеет, как и все на свете, оборотную сторону. Например, доля самовлюбленных болванов среди интеллигентных людей значительно превышает долю самовлюбленных болванов среди населения в целом. Это неизбежное следствие способности к саморефлексии».

Довольно странно, казалось бы. Следовало ожидать, что саморефлексия должна давать результат обратный «самовлюбленному болванизму». Однако в отношении интеллигентов Пробежий фактически прав. Парадокс.

Схематично диалектика интеллигентности такова. Некий интеллигентный индивид заявляет, что он гадкий и мерзкий, что по его неискупимой вине, по причине его равнодушия к людям и общественным делам (и пр. в том же духе) в мире творятся ужасные беды. А глубоко подумав, окружающий мир вообще отстой и клоака. И т.д. и т.п. Казалось бы, ну и что? У человека, гипертрофированная чувствительность к несовершенству мира, муки гражданской совести и пр. «Хе-хе» как говорит наш Пробежий. Следующим шагом наш интеллигентный индивид заключает, что он так мучается, а кругом равнодушные к свинцовым мерзостям жизни обыватели, тупое бессмысленное быдло. Настоящая Человеческая Совесть есть лишь у него – Интеллигента. А это уже совсем другое дело, это его Нравственно возвышает над косной покорной рабской массой. И вот уже отсюда происходит масса важных следствий.

Это всего лишь схема. Воплощения Интеллигентности разнообразны. Тот же Пробежий видный активист неформального движения пАдонков. Тоже ведь «саморефлексия» в интеллигентском духе.

А вот и выводы, которые о своей социальной роли неизбежно делает интеллигенция:
«Интеллигенция, как следствие, является единственной группой, осознающей и артикулирующей проблемы, стоящие перед обществом. Отсюда миф о ней, как о "совести народа". Не слишком интеллигентные интеллигенты принимают этот миф, но таких считанные единицы».

Это как же так, путем саморефлексии можно оказаться «единственной (! – П.) группой, осознающей и артикулирующей проблемы, стоящие перед обществом»?!
«Другое дело, что интеллигенция является выразительницей "совести народа" - в лице или посредством деятельности своих лучших представителей. Кто они по именам - показывает время. Но из этого не следует (логика!), что любой интеллигент выражает эту самую совесть».

Кто-нибудь что-нибудь понял?? У самой интеллигенции совести нет, или, во всяком случае, меньше чем в среднем по обществу. Но какие-то загадочные «лучшие представители» интеллигенции таинственным образом оказываются выразителями Совести народа. Ну не бред? Не бред, Пробежий всё точно излагает, это социальный механизм такой.
«С этим разобрались. Переходим ко второму вопросу».

Второй вопрос, отчего интеллигенция духовно и ментально близка уголовному миру.
«На Руси издавна бытует поговорка: "от сумы да от тюрьмы не зарекайся". Поговорка эта, как и любая другая, имеет под собой веские основания, то есть, явление носило массовый и повсеместный характер - иначе поговорка просто не дожила бы до наших дней. Смысл ее в том, что любой человек, независимо от своей воли и благонамеренности, может - того-сь. Также она свидетельствует о том, что те или иные поступки, за которые могли привлечь, совершались значительным количеством людей».

Как это «массовый и повсеместный характер»? Сравнительно массовым и относительно повсеместным явлением уголовщина среди русского народа стала лишь после пресловутого 17 года, а до того профессиональный русский уголовник, да и вообще профессиональная преступность, были редки (см. соответствующую статистику Российской империи). Для русских преступник всегда был изгоем. Впервые свою духовную близость уголовному миру осознала именно интеллигенция (отсюда проблематика «Преступления и наказания»).

Далее начинается интеллигентская песня, что советские правоохранительные органы были столь омерзительны и преступны, что в интеллигенции воспиталось к ним и их помощникам (т.н. доносчикам) стойкое недоверие. Побасенка свежа, но и до 17 года интеллигенция ненавидела «полицейщину», жандармам руки не подавали и т.п. Враждебность правоохранительной системе государства исконная интеллигентская черта.
«Далее. В тюрьму попадают в результате следственных мероприятий и - по доносу. Причем, если "все" "воруют", а ты вдруг невиновен, то Там и разбираться особо не станут. Есть сигнал, есть мотив - вперед. Кто ж доносчика, который тоже "как все", между прочим, уважать будет?
Вернемся в новейшие времена. Революция, гражданская война, продразверстка, красный террор - что, тогда сильно разбирались, когда сигнал поступал? Неприятности полюбому были обеспечены. Кто ж доносчика уважать будет?»

Ну вот, к примеру, обворуют Пробежего, а сосед на воров донесет. Будет ли интеллигент Пробежий соседа-доносчика презирать?

Ненависть к «доносчикам» это 100% признак уголовной психологии, атрибут ментальности уголовных сообществ и им подобных (например, некоторых этнических сообществ, имеющих склонность к уголовщине, попросту говоря, этнически мафий). Интеллигенция также в полной мере по своей ментальности относится к уголовному миру.
«Про сталинские времена я рассусоливать не стану - заглянтие к Реинкарнату, он полный текст 58-ой опубликовал. Хорошая статья, под нее любого подвести можно. Был бы сигнал. Кто ж доносчика уважать будет? А указ "семь восьмых"? Рядом зерно гниет по халатности, а тебе за "колосок", который все равно под снег уйдет - каторгу. А кушать - хочется. Кто ж доносчика уважать будет?»

Дык штука в том, что 58-я, ГУЛАГ и пр. это как раз произведения интеллигенции. В то время была её безраздельная власть, и доносила интеллигенция на окружающих и друг друга всласть, тогда своими доносчиками интеллигенты годились.
«Ну и после того, как 10% населения в зоне отметилось, а там своя этика, к доносчикам крайне нелицеприятная, отношение к ним только закрепилось».

В 60-х-70-х годах в СССР побывало в зоне 25 млн. Человек?! Эх, Пробежий, Пробежий…
Между прочим, вычитал в одной английской книжке для менеджеров по безопасности компаний: до трети взрослых англичан побывало под судом за те или иные мелкие преступления (исключая нарушения правил дорожного движения, разумеется). И по оценкам социологов, около 40% американцев чего-нибудь да украли у компании, на которую работают (работали).
«Сейчас не легче, поскольку формально законодательство нарушает абсюлютное большинство населения».

Опять же «сейчас» господство интеллигенции, отсюда и общественная атмосфера.
«Ну и, наконец, о пресловутой любви интеллигенции к уголовникам. Снова проклятая рефлексия, позволяющая рассматривать любое явления с разных сторон. Уголовник того времени (не всякий, конечно), при всем отвращении к нему как к существу, совершающему известного рода поступки, обладает одним качеством, которое не свойственно большинству - осознаной независимостью. Рефлектирующий интеллигент особо остро осознает отсутствие у него этого качества личности. Отсюда - зависть к "сильной личности". Но зависть эта носит, опять же, чисто рефлективный характер. То есть, со всем нашим уважением и восхищением, пожалуйте в камеру, господин рецидивист. Ах, почему он не водит космические корабли! Хехе.
Ну и мода, конечно. Мода была, и нету».

Радует, что Пробежий не отрицает очевидного сочувствия интеллигентов блатным. А насчет моды, то, как мы видели, эта мода у интеллигентов при любой погоде.
«Кстати, вы наверняка ничего не имеете против Робина Гуда, как персонажа. А ведь он был обычный бандит с большой дороги».

Отнюдь. Робин был англосаксом – борцом против оккупационной норманнской администрации. Его деятельность не носила уголовного характера.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments