Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Архетипичность дела Ольшанского

Вообще, литературные разборки, связанные с тем что "Ольшанский снова человеком стал" разительно напоминают сюжет известной блатной песни, датируемой серединой 30-х, "На Молдаванке тихо музыка играет". Сюжет этого контр-пропагандистского произведения, созданного блатным миром в попытке противодействия усилиям властей по искоренению блатных (а равно и либеральных) традиций сводиться к тому, что группа Воров В Законе (Истинных Интеллигентов) отправляет связную Марусю на Беломорканал, где временно томится их единомышленник, ветеран борьбы с тоталитаризмом, сторонник частного предпринимательства без ограничения государства, активист противодействия Системе, за что и невинно пострадавший, Николай Фартовый. Однако, прибыв на место, Маруся обнаруживает, что Сталинская пропагандистская машина произвела разительные изменения в бывшем стороннике неограниченного экономического либерализма. Вот как их описывает поэт: "Канает Колька в кожаном реглане (типичная одежда фашиста - rms1), в расшитом лепне, фартовых лопырях, под мышкой держит он какие-то бумаги (по-видимому, статью "Как я стал черносотенцем" - rms1), а на груди значки ударников горят (с Георгием Победоносцем - rms1)". Далее жертва тоталитарной пропаганды произносит сентенцию, которую смело можно взять эпиграфом ко всем писаням Ольшанского последнего времени:
А здравствуй, Манька, девка дорогая,
Привет Одессе, розовым садам
Друзьям скажи, привет передавая,
Что Колька снова человеком стал

Еще скажи, что Колька больше не ворует
Что всякий блат он завязал на век
Что понял жизнь, значение Канала
И что такое Честный Человек

С этим кратким описанием того, как Н.Фартовый стал черносотенцем, Маруська возвращается к Ворам В Законе. Выслушав её отчёт, либеральный Авторитет, выступающий в саге под собирательным именем Пахан Третяй, произносит сентенцию, исчерпывающую все либеральные писания на эту тему:
У нас Марья, суровые Законы,
И по Законам этим мы живем,
Но если Колька честь Вора уронит,
То мы его попробуем ножом

Далее со смаком описывается гибель черносотенца примкнувшей к нему Маруськи. "Умри паскуда, или я не Вор!" Эта либеральная мысль пронизывает все интеллигентские писания на тему ренегатства Ольшанского. Что служит очередной иллюстрацией общности мышления, категорийных ценностей и жизненных установок блатного и интеллигентского мира.

Автор: rms1
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments