Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Category:

Высшая арифметика

«арифметическая операция деления - это, пожалуй, самая трудная тема для современного французского среднего образования».


* * *


Как всё перевернулось по сравнению хотя бы с 19 веком. Прежде считалось, что массам следует жестко прививать социальную дисциплину, непреклонно навязывать хотя бы минимальные стандарты образования. Элиту же, правящий класс напротив следует воспитывать по-возможности гуманными методами. Правда, гуманизм там был относителен, и дисциплина в элитных заведениях поддерживалась на должном уровне, часто довольно суровая (хотя старались обходиться без зверства).
Во второй половин 20 в., начиная с 60-х годов, концепция народного образования на Западе кардинально поменялась. Дисциплина и вбивание в головы образовательного стандарта, рассматриваются как угнетающий личность факторы сводятся к исчезающему минимуму, - человек из массы должен быть (само)доволен, не чувствовать социального дискомфорта. Народное образование либерализируется и индивидуализируется до такой степени, что в перспективе новое общество во многих аспектах будет напоминать, как ни удивительно, средневековье.
Дисциплина, формальное оценивание образовательных успехов учеников в школе прививает вкус к социальной иерархии, состязательности, честолюбию – этого теперь ничего не надо. Массового человека не следует приучать к социальной соревновательности, поощрять его в стремлении вверх, он должен быть убежден, что хорош сам по себе таков каков есть и нечего напрягаться, социальные стрессы лишь унижают его уникальную личность. Отсюда, кстати, проистекает гипертрофированная забота об инвалидах – добиться такого положения, чтобы и их общество воспринимало как социальную норму.
Бесспорно, ослаблению мотивов пробиваться к вершинам социальной иерархии способствовал и технический прогресс, позволивший во второй половине 20 века каждого обывателя обеспечить пропитанием и сносным комфортом существования при простейших требованиях к квалификации значительной части населения.
Дисциплина, иерархия, состязательность, чёткое оценивание неуспехов и достижений ученика сохранились лишь в элитных учебных заведениях (для элиты). Так в Англии телесные наказания в государственных школах отменили в 70-е годах 20 века, но в частных наиболее привилегированных школах они сохранились (традиция).
Использование элитами массовых движений 19-20 вв. означало, что массам давали начальные политические представления (пусть искаженные) и элементарные навыки политической борьбы. Теперь этого ничего нет (т.е. исчезает почва реального участия масс в политике). Со второй половины 20 в. человек массы живет вне осознанной социальной иерархии, «народ» принципиально утрачивает потенции к самоорганизации (как ментальные так и социальные). В значительной мере человеком теряется понимание своей социальной принадлежности. То социально сознание, которое привито массам, по большей части фиктивно.
Сравните средневековое рыцарство, дворянство («люди чести», сословная этика) и крестьянскую массу. Во главе любого движения тогда стояли люди из верхних классов, иначе оно было бы просто не состоятельно. Причем средневековые крестьяне жили в общине, у них были свои авторитеты, и крестьяне были способны хоть к какой самоорганизации. Нынешний обыватель бессмысленен и беспомощен.
Таким образом, на Западе произошла (происходит) фактическая социальная сегрегация элитного слоя от «народа» сравнимая лишь с кастовостью средних веков. И это сегрегация не только и не столько по критерию социального положения, но более ментальности и социальных навыков. Теперешний западный массовый человек не просто хуже элиты (хуже образован, хуже информирован, просто в среднем глупее), но принципиально другой – иные социальные навыки, иная этика, иной менталитет. Современные западные массы даже потенциально не в состоянии угрожать элите, ни ментально, ни социально не в состоянии угрожать власти – способности и навыки индивидуальной и коллективной социально-политической борьбы остаются лишь у элиты.
Отныне революции масс на Западе невозможны, возможны лишь революции элит. Конечно, по существу дела, так было и прежде. Однако роль масс в революциях и значимых социально-политических движениях принципиально меняется, оно не будет решающим как в 18-20 вв. (кто овладел массой, тот победил).
И столь впечатляющих социальных результатов можно добиться путем бескрайней либерализации школьного образования.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments