December 1st, 2009

Винни-Пух

«Невский экспресс», вторая бомба

Сегодня опубликованы сообщения, что сановный путинец Бастрыкин едва не стал жертвой заложенной у места подрыва «Невского экспресса» мины ловушки.
«"В телефонограмме указано, что в приемный покой больницы с черепно-мозговой травмой, сотрясением головного мозга в удовлетворительном состоянии самостоятельно обратился первый заместитель генерального прокурора, председатель Следственного комитета при прокуратуре Александр Бастрыкин", - рассказал источник "Интерфакса". "Со слов потерпевшего, травмы он получил 28 ноября при ликвидации последствий аварии при взрыве поезда "Невский экспресс", - сообщил источник».

«Во вторник, официальный представитель СКП Владимир Маркин сообщил, что взрывотехники ФСБ установили, что второе взрывное устройство, сработавшее на месте крушения поезда "Невский экспресс", имело дистанционное управление и было приведено в действие с помощью мобильного телефона. "Это дает следствию основания полагать, что второй взрыв на месте катастрофы поезда мог быть направлен непосредственно против следственной группы", - подчеркнул Маркин».

«Ранее Маркин сообщил, что второе взрывное устройство на месте крушения "Невского экспресса" сработало во время осмотра, который проводил там лично глава СКП Александр Бастрыкин. По его словам, Бастрыкин, а также сотрудники СКП и милиции, входившие в группу, "не пострадали только по счастливой случайности"».

Случайность выглядела так:
«И тут произошло то, чего никто не ожидал. Когда к этому месту подошли сотрудники правоохранительных органов, у ближайшего столба в нескольких метрах от них грохнул еще один взрыв. К счастью, он не привел к человеческим жертвам. Видимо, устройство сработало не в полную силу. После взрыва оно тут же вспыхнуло и выгорело. Догорал фугас на глазах корреспондента "Известий". Рядом с петардой не было обнаружено ни проводов, ни часового устройства».

«Второй взрыв на месте крушения "Невского экспресса" был также классифицирован как теракт и, скорее всего, был направлен против следователей, работавших на месте происшествия, сообщили в Следственном комитете при прокуратуре».

Затрудняюсь поверить, что в лесу с биноклем притаился моджахед (или по версии путинского агитпропа английский диверсант из «Combat 18»), который дал команду на подрыв бомбы, когда к ней приблизился Бастрыкин.
Мы вчера писали,
«… именно вторая бомба представляет наибольший интерес. Кто и как мог привести её в действие? Учитывая, что местность была осмотрена и оцеплена, включен генератор помех, то дать команду на подрыв бомбы мог лишь кто-то из присутствующих на месте чекистов».

Вторая мина ловушка однозначно свидетельствует, что диверсия против «Невского экспресса» это результат чекистских интриг и разборок. Пока путинцы и медведевцы не разберутся между собой, крови ещё прольётся много. Впрочем, после того как одна из группировок одержит верх, крови прольётся ещё больше. Но то они будут по большей части истреблять друг дружку, мирное население непосредственно это уже задевать не будет.

С первым взрывом тоже не всё ясно.
Collapse )
Винни-Пух

«Русская революция 1905-07 гг.», как это делалось

Читаю отрывок воспоминаний главы НКИД, посла в США М.М. Литвинова о доставке оружия в Россию в период 1905-1907 гг.:
«Революционный авангард рабочего класса — большевистская партия — под руководством Ильича еще долго остается на боевом посту, не складывая оружия, призывая и подбадривая революционные отряды к новому штурму на самодержавие. «Мы еще повоюем». Особенно бурлит революционная энергия у рабочих Закавказья. Для них борьба еще только начинается, они готовятся к вооруженному восстанию в крупном масштабе. Раздобыв несколько сот тысяч рублей на революционные цели, они посылают с этими деньгами ходоков в Петербург, в ЦК партии, с просьбой закупить для них за границей и доставить оружие».

Узнав о закавказских рабочих, выдавших Литвинову сотни тысяч (а далее видно, что миллионы) рублей на революцию, я стал читать мемуары с нарастающим интересом.
«Свое бюро, или «штаб-квартиру», я организовал в Париже, получив помощь нескольких кавказских товарищей, в том числе Камо.

С первых же шагов пришлось убедиться в колоссальных трудностях, которые предстояло одолеть при выполнении порученного мне дела».

Оно и не удивительно, из-за границы в Россию оружие «революционерами» доставлялось в масштабах индустриальных.
«В Англии еще свежа была память о неудавшейся попытке Гапона отправить в Россию оружие на пароходе «Джон Графтон». Царское правительство сделало английскому дипломатическое предостережение, и английская полиция была начеку»

«При таких обстоятельствах тайная закупка больших партий оружия, переброска их через всю Европу и отправка из какого-либо порта являлась, по мнению западноевропейских социалистов, с которыми мне приходилось советоваться, совершенно невыполнимой задачей. Но Ильич нас учил с трудностями не считаться и невозможностей не признавать, и мы бодро, с полной надеждой на успех приступили к делу».

«О закупке винтовок русского образца не приходилось и думать, так как, заказывая специально русское оружие, мы выдали бы себя с головой. По обсуждении вопроса с кавказскими товарищами мы решили закупить несколько тысяч винтовок системы Маузера и Манлихера и соответственное количество патронов, а также несколько десятков пулеметов, затем, конечно, некоторое количество мелкого оружия».


Мало того, на вооружение «русских революционеров» собирались поставить новейшие ручные пулёмёты, которых и близко не было на вооружении воюющей против Японии русской армии. И тут мне вспомнилась байка об озверевших от реакционности попах, ИЗ ПУЛЕМЁТОВ с колоколен расстреливающих восставших рабочих. Ага, ага.
«При отъезде из Петербурга я получил от Никитича, между прочим, поручение ознакомиться со вновь изобретенным портативным пулеметом, над которым в то время работал Л. Мартене (нынешний председатель комитета по изобретениям)'. Преимущество этого пулемета состояло в его чрезвычайно легком весе, который почти не превышал веса русской винтовки. Описание пулемета и чертежи были найдены Никитичем вполне удовлетворительными. Мартене просил денежной помощи для доведения дела до конца, и мне было поручено финансировать это дело по своему усмотрению.
Collapse )