August 5th, 2006

Винни-Пух

Беспощадная ирония русской истории

Митя задумался о былинных подвигах своих героических чекистских предков. Совершённые комиссарами в пыльных шлемах массовые убийства эпохи красного террора гуманный потомок счёл заведомо оправданными – дедушки за власть боролись, за теперешнее приватизированное счастье внуков и правнуков, тут любые средства хороши. Напомнили Мите большевицкий грабёж деревни и зверский террор против крестьянства. Отмахнулся:
«ну да
крестьянские восстания
потому что города голодали, а эта сволочь ломила за хлеб бешеные цены, убивала комиссаров и коллекционировала в избах рояли.
они оборзели до последней степени в те годы»

Вот ведь до чего русские мужички оборзели, нагло отказывались комиссаров содержать, слюной плевали на мировую революцию, в избах на роялях цинично мурку наяривали. И пока еврейские дети комиссаров и чекистов страдали без инструмента, кулаки топили баньки скрипочками, выменянные ими у голодных рабочих на незаконно укрытый от советской власти хлеб.

Трогательная картина: потомки жертв «незаконных сталинских репрессий» никак не могут понять, для каких таких надобностей их гениальные предки придумали русским колхозы, гулаги и душегубки. Но самая суть злой иронии русской истории вот в чём: еврейские чекисты и комиссары сами друг дружку истребили, а никакие не сталинисты. В замечательном 37-м году бывший оперуполномоченный НКВД по русской литературе Митя Ольшанский ползал в собственной моче и блевотине, целовал сапоги своего бывшего местечкового товарища и, рыдая, искренне каялся в троцкизме, признавался в отравлении Горького по заданию всех фашистских разведок, обещал разоружиться перед Партией и её Ленинским ЦК, слёзно просил не щадить себя и расстрелять как бешеную собаку. Товарищ комсомольской юности и романтики раскулачивания презрительно смотрел на разоблаченного врага народа, устало стряхивал ему на темечко пепел папироски и не догадывался, что через два месяца его и самого ждёт та же участь. Здесь и заключается латентный оптимизм русской истории.
Винни-Пух

Коммунальные вопросы

Один сказочно любопытный слонёнок интересовался, что кушает крокодил на обед. Эта его любознательность привела к массе занимательных приключений, в результате которых слонёнок обзавелся хоботом, насколько я помню. И вот современный нам сказочно демократический президент некой солнечной республики решил поинтересоваться, что же находится в холодильниках любезных россиян, и что мы в России вообще едим и пьём в условиях бесчеловечной блокады Грузии. Навести справки о голоде в России деятельный Мишико решил в Польше по случаю визита к местному братскому президенту.
"Россия отказалась от грузинских яблок. Но здесь я узнал, что та же участь постигла польские яблоки. Которые чуть хуже наших, но тоже хороши. Так что же тогда едят в России? - сокрушался грузинский президент. - Хорошо еще, что Польша продолжает поставлять России "зубровку". Но после нее с утра, на похмелье, очень хорошо пить "Боржоми". Но его в России уже нет. Что же у них тогда в холодильниках?"

Не думаю, что любопытство Саакашвили закончится тем, что у него тоже сформируется хобот. Может и наоборот, случится обрезание…. Тут трудно что-либо предсказать заранее. Ющенко вон даже частично человеческий облик утратил.

Подумал вот что, в видах укрепления российско-грузинской дружбы каждый россиянин заглянет к себе в холодильник и честно опишет в письме Саакашвили его содержимое. А также расскажет, кто чем похмеляется в отсутствие «боржоми». Такая получится народная дипломатия.