December 26th, 2005

Винни-Пух

И это всё о нём

Весёлый и добрый Друг Утят развлёк публику новогодней викториной:
«Приближается Новый год. Чтобы развлечь почтенную публику, хочу объявить небольшую викторину.

Как известно, Иосиф Виссарионович за свою долгую плодотворную жизнь совершил все мыслимые и немыслимые преступления. ТИРАН. Действовал он, впрочем, весьма масштабно, да и средства информации во второй трети 20 века были развиты достаточно. Так что список подвигов имеется подробный. Причём составлялся он разными заинтересованными сторонами - от троцкистов до монархистов, от нацистов до сионистов и от диссидентов до партноменклатуры. Всех зверушка достала. И тем не менее, есть одно преступление Сталина, которое до сих пор испуганно замалчивают. Я уж разных людей спрашивал - все только руками разводят. Между тем речь идёт не о тайнах Мадридского двора. Деяние было масштабное и в анналы занесено. Одной строчкой и мелким шрифтом.

Предлагаю всем желающим смело высказать свои предположения относительно содеянного Сталиным. Две подсказки.
1. Замалчивают деяние вполне сознательно. Так как страшно боятся возможных последствий. Боялись в 50-х, боялись в 70-х, боялись в 90-х, боятся и сейчас. Подозреваю, что и сам Сталин испугался того, что наделал.
2. Деяние имело место в 1946 году».

Ну, ясное дело, народ ужаснулся и судорожно задумался о неслыханном преступлении Тирана. Деяние маньяка Джугашвили, которое и по сию пору тщательно скрывают все разведками мира. Ничего толкового народ не придумал. Естественно. От стыда за своё невежество готов уже был опуститься в пучину отчаяния. Но тут Друг Утят сжалился и дал правильный ответ: Collapse )
Винни-Пух

Антифашистом хочу стать, пусть меня научат!..

Зобух кинул страстный призыв людям:
«Ддорогие друзья! френды! камрады! союзники и оппоненты! меня всерьёз мучает вопрос:
что я должен делать, чтобы меня не считали фошыстом? что я должен сделать? вот что?» …

Советов дали много. Ничего не помогает.
«Как антифашист, я бы хотел подвести итог.
Ну что, либеральная общественность слила. Чтобы не быть фашистом мне максимум предлагалось НЕ писать того-то и того-то. Позитивной программы у антифашизма в России нету. Совсем нету. Поэтому у россиянского антифашизма, да и либерастии будущего тоже нет. С другой стороны, у правых радикалов программа есть: …»

Дык ведь дело в том, что «антифашистом» у нас стать нельзя, им можно лишь родиться. Изредка, в виде исключения за особые заслуги некоторых выдающихся людей кооптируют в «антифашисты». Объяснить словами тут ничего нельзя. Имеется эзотерическая секта, про которую мало чего достоверно известно, кроме того, что члены секты себя называют «антифашисты». И ВСЁ, что они говорят и делают (хотя бы воздвигают монументы Гитлеру Освободителю, что они регулярно делают), это и есть Антифашизм по определению. Кто не согласен – тот фашист.

Народ создавшееся положение понимает.
«Плохо все, да. Если уж не вышел рылом в антифашисты, то тут скромно надо сидеть -- единственное спасение от фошистской заразы. Не делать ничего, просто совсем ничего. Так может и пронесет».

«Вы, по их понятиям - фашист. Т.е., всё тот же "унтерменш", только в несколько другом контексте. Они с Вами разговаривать не будут, см. замечательную дискуссию с г-ном Пархоменко, где он обвиняет людей в фашизме и людоедстве по факту одного их участия в "Правом марше"».

«Славить "демократов", возмущаться "фашистскими порядками этой страны", поддерживать сидячих и изгнанных олигархов, пострадавших за демократию. Мониторить и освещать случаи нарушения прав меньшинств (как национальных, так и сексуальных). Рассказывать о невъебенной крутости и демократичности всех остальных стран, кроме России. Жалеть "бедных чеченцев", страдающих от имперских амбиций. Восхищаться Ющенко, ведущему Украину к процветанию.
Если Ваш дневник будет выглядеть в таком ключе, то Вас вряд ли кто назовёт фашистом.
Но оно Вам надо?»
Винни-Пух

Страдания советской Творческой ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

Сейчас уже плохо понимают, насколько высоко привилегированным было положение советской Творческой Интеллигенции. Хотя вот если Булгакова внимательно почитать, у него подробно описано, кто и сколько, да вспомнить, на фоне какой чудовищной коммунальной нищеты жирует эта самая советская творческая интеллигенция, то многое прояснится. Булгаков знал вопрос досконально. Красочные подробности советской жизни самого Мастера…
«– а он и не писал "ничего такого", кроме Бега и СС. Даже когда после обыска в 1926-м (единственного) вскрылось его белогвардейское прошлое (дневники прочитали) - ничего не было. Правда, дневники перестал вести.

– Вообще, удивителен миф "противостояния". Товарисч пользуется для устройства в жизни рекомендациями Мандельштама и Крупской, и, оказывается, это - "страдания Мастера, противостоящего Кровавому Режиму". А издание сочинений в Париже в конце 20-х гг.? Странно это всё.

– так это ж известная история. Шесть писем Сталину, по одному в год, - требовательно-истеричных, отвратительных (я писатель мистический, мне места нет, КАТЕГОРИЧЕСКИ прошу изгнать меня за пределы СССР (но вместе с женой) или дать мне должность лаборанта-режиссера (но в МХТ, непременно). Сталин отреагировал дважды - первый раз дал команду взять его в МХТ (после телефонного разговора - не менее апокрифического, чем разговор с Пастернаком), второй раз - восстановил Дни Турбиных, потом, видимо, решил, что Б-в зарвался и отвечать перестал. Ну и "Батум" придушил, почти готовый, остановил лизалово.

С 1932 года он вполне жировал. Невестка Шиловской, Дзидра (дочь репрессированного дипломата), была в полном охуении от уровня жизни Б-ва и Елены Сергеевны, - сам-то Шиловский, начальник Академии Генштаба, жил в сто раз скромнее. Без икры, шампанского, ананасов не было ни дня, самые дорогие портные, косметички, курорты и т. д. А их золотой, праздничный 37-й год - когда полетели "обидчики", и Е. С. торжествующе писала: есть Немезида! Лакшин пишет: она и в 60-е запрещала плохо говорить о Сталине.

МБ помимо зарплаты в двух театрах получал проценты от спектаклей; охотно брался за сценарии, пьесы, либретто, собирал - по тогдашней практике - авансы (большие, хорошие) за еще ненаписанные произведения, - если пьеса не принималась (а у него не принималось многое), аванс не требовали назад. Он был модный, востребованный драматург, со всеми вытекающими.

А парижские гонорары он даже и не забирал - отдавал брату Николке. Самая травля была в том, что его не пустили за границу (не дали творческую командировку). Пильняк из Америки форд привез, и они с Замятиным долго обсуждали, как это он их обошел. В самом деле - невыносимо».

Да, да, и Маяковский оттуда привёз автомобиль. Пролетарский поэт. Интересно, чему нынешнему курсу соответствует личный автомобиль советского гражданина того времени. Наверное, в нашу эру это личный самолёт олигарха, не меньше.

У советской интеллигенции всегда так. Почётный чекист Галич духовно противостоит КГБ. Чекистский поэт Мандельштам, всю свою советскую жизнь подъедающийся в энкавэдешных распределителях и на дружеской ноге с партийной и чекисткой верхушкой, – невинная жертва большевицкого произвола. Ну а Булгаков, конечно, затравленный хамами Мастер, перманентно страдающая под нестерпимым игом жертва сталинского деспотизма.

Хотя Булгаков мне наименее несимпатичен – хотя бы не прислуживал чекистам, «не расстреливал несчастных по темницам».

Экзистенциальные истоки сатиры Булгакова публика плохо понимает. Изощренное глумление над советским быдлом сверху, со стороны советского небожителя. Человека хотя и во многом чуждого формирующегося партийной-советской-художественной номенклатуре, но прочно вросшего в советскую элиту. Пожил бы Булгаков подольше, стал бы «Михалковым-1».

Думаю, именно «Михалковым», а не «Симоновым» или «Пастернаком». Конечно, как литератор Булгаков куда крупнее С.Михалкова, и сравнивать нельзя. Однако их советское социальное положение и роль – один в один: «из бывших», чей литературный талант расцвел в СССР. Истолковать творчество Булгакова, включая опальные «Собачье сердце» и «Мастера и Маргариту», в правильном советском духе дело простое. В «12 стульях» тоже полно острых моментов и ничего, обошлось. Очень жаль, что так не случилось. Канонизация «Мастера и Маргариты» существенно расширила бы горизонты советской литературы, а следом не только литературы.

Генетическая чуждость со временем сказалась. Сталиниста Булгакова – Воланда однозначно толковали как апологетику Сталина – советская шестидесятническая интеллигенция возненавидела бы, а особенно люто презирала «Мастера и Маргариту» - зачем цинично поглумился над Евангелием, как посмел!.. И дальше по накатанным рельсам.

Сейчас в такой поворот трудно поверить, однако природу вещей не обманешь.