November 22nd, 2005

Винни-Пух

Сердцу не прикажешь

Либеральная интеллигенция испытывает к русским людям глубокое иррациональное чувство такого рода, которое ближе всего к безотчетной расовой ненависти. Конечно, у гуманистической общественности хватает ума маскировать эту свою биологическую неприязнь пристойным образом. Так в отношении ненавистных русских принято использовать эвфемизм «нацисты» или «фашики», русскую молодёжь называют «скинхеды». Дескать, не Россию и русских ненавидим, а русский нацизм (который ещё хорошо поискать надо, и, приходится признать, Кому Надо, ищут тщательно). Однако суть дела утаить не так просто. Вот известинский телевизионный обозреватель и критик Ирина Петровская взялась объяснить, почему во Франции погромщики, арабы и негры, это, по сути, милые дружелюбные смуглолицые молодые люди, а полумифические русские скинхеды ровно наоборот – суть изверги, которым нет и не может быть снисхождения, не говоря уж о прощении.
«… Уроки французского в рогозинской интерпретации.

От всего этого голова и впрямь кругом идет. Понять, что происходит во Франции, из всей подобной продукции решительно невозможно. Спасибо репортерам - Андрею Лошаку с НТВ и Александру Хабарову с канала "Россия", что просто поехали в гущу событий и пообщались с их непосредственными участниками. Погромщики в обоих фильмах - совершенно обычные чернокожие и темноглазые ребята. В них нет той звериной агрессии, которую демонстрируют наши скинхеды и прочие "патриоты", изредка попадающие в объективы телекамер с воплями "Россия - для русских!". Эти по виду совсем мирные. И они даже жалеют тех, чьи машины сожгли: "Стараемся выбирать дешевые". Им просто обидно ощущать себя второсортными, им хочется вылезти из нищеты, но других способов стать "полноценными" они не знают. Потому громят и поджигают, отвечая "черной неблагодарностью" (меткое выражение писателя Виктора Ерофеева) на французское гостеприимство и самую толерантную в мире миграционную политику.

И после этих двух репортажных фильмов отчетливо понимаешь: если и грозят России события, подобные французским, то их зачинщиками будут отнюдь не мигранты - в большинстве своем забитые бесправные рабы, а молодежь с городских окраин, дремучая, агрессивная, одурманенная роликами вроде рогозинского, озлобленная социальной несправедливостью, которую она видит ежедневно и ежечасно, в том числе и по телевизору, вольно или невольно подогревающему социальную рознь».

Как известно, скинхеды в России никого не громят, не грабят, не убивают, не требуют увеличить себе социальную помощь, а во Франции вон даже Глюксман сокрушается, что «жестокость и бесчувствие совершили качественный скачок вперед». Но у наших гуманистов всё равно праздник – братья по разуму показали белым шайтанам козью морду. Все на борьбу с русским фашизмом!
Сложите книги кострами,
Пляшите в их радостном свете,
Творите мерзость во храме, -
Вы во всем неповинны, как дети!

Заметим, убийцам русских людей всегда найдут оправдание. Ичкерийцы занимаются работорговлей, истязают и убивают пленников? – Бедняжки, у них нет другой работы, вот и приходится душегубствовать. Таджик изнасиловал русскую 10-летнюю девочку. И.Петровская первым делом потребовала защитить «таджикского Ромео» от грозящей тому опасности пасть жертвою озверелых скинхедов.

А вот для русской молодёжи, так называемых скинхедов, никаких оправданий у правозащитников нет. Может быть и у русских молодых людей тоже неподходящие социальные условия жизни, трудное детство? Фигушки, из ниагарских водопадов гуманизма, пролившихся на ичкерийских изуверов, от правозащитников русскому «скинхеду» не досталось ни капли сочувствия и любви. Если в отношении моджахеда предлагается действовать исключительно лаской, искать политическое решение, увеличивать социальную помощь, то в отношении русских у либерально-гуманистической общественности один рецепт – гулаг и патронов не жалеть!