?

Log in

No account? Create an account
Партийное взыскание - Пионер. — ЖЖ
Июль 22, 2003
02:12 pm
[User Picture]

[Ссылка]

Previous Entry Поделиться Next Entry
Партийное взыскание
В «Русском журнале» интервью с известным либеральным литературным критиком Александром Архангельским. Нудное тупое словоблудие. Тоска. Ни одной человеческой мысли. Собственно и не читал (не вникал), просмотрел по диагонали. Наткнулся на пару занятных мест.

Хозяева либерального дискурса отчетливо понимают, что литература, и культура вообще, - поле бескомпромиссной политико-идеологической борьбы. И никак иначе. Все прочее – словоблудие для дурачков.
«Объясню на конкретном примере - судьба романа Александра Проханова "Господин Гексоген". Людей, которые считают, что Проханов выражает некое очень важное общественное содержание и сообщает правду, я могу понять, пусть даже я считаю их позицию дуростью и невежеством. Но гораздо чаще литературные критики, например, Лев Данилкин, очень талантливый, умный и образованный человек, просто играют в эту игрушку, не понимая, что можно заиграться, и даже не подозревая об этом. Более того, они уверены, что заиграться нельзя, потому что литература для них, как для кучера Селифана, - это только буковки, из которых складываются слова. Так вот не только буковки. Литература содержит в себе нечто важное и выходящее за рамки собственно литературы. В глуповатой формуле Евтушенко "поэт в России больше, чем поэт" поэт ни при чем и Россия ни при чем. А в жизни - при чем. Культура вообще больше, чем культура. Если она равна самой себе, то она не нужна.

Ребята, заиграться - можно. Потому что история не кончилась. Нас ждут очень серьезные испытания, от экономических кризисов до распада территорий и многофигурных локальных войн, нам угрожает более чем серьезный и более чем сильный враг. Назовите его исламским фундаментализмом, назовите его внеидеологическим террором, назовите его хоть горшком. Главное, что его невозможно технологически уничтожить, потому что его мир подобен Интернету, у него нет центра. Сладкая беспочвенная стабильность, внутри которой, как внутри кокона, было тепло и беззаботно всю вторую половину 90-х, неизбежно кончится. Мы либо заново научимся идти до конца, отстаивая свои идеи, принципы и ценности, либо сдадимся на милость более сильному победителю. Сильному - потому что убежденному. Либо ты убежденный, либо ты побежденный. Тот, кто тасует литературные знаки, как карты, внушая менее образованным, менее самостоятельным и менее дальнозорким современникам мысль о необязательности каких бы то ни было принципов, соучаствует в нашем будущем поражении».

Товарищи входят в глобальную структуру, ощущают себя ее частью. Наш герой был направлен руководить прессой в России после стажировки на Западе.
«В 1998 году я вернулся из Женевы, у меня закончился контракт. И нужно было решать: либо пытаться устроиться на Западе, но уже с концами, либо оставаться здесь и зарабатывать деньги. Я остался здесь и зарабатываю деньги тем способом, который мне наименее противен. Кроме того, мне всегда хотелось воздействовать на окружающую жизнь в той мере, в какой я могу, теми средствами, которыми я располагаю. Газета, а сейчас и телевидение, дают мне такую возможность. И на самом деле эти медийные средства гораздо более эффективны в нашей стране, нежели собственно политические».

Зарабатывает на жизнь тов. Архангельский, главным образом, борьбой с русским фашизмом.
Однако даже столь испытанный борец допускает идеологически и политические ошибки, отклонения от Генеральной линии. Партия по-товарищески укажет Архангельскому на его ошибки. К его интервью приделан огромный комментарий. Тов. Архангельскому объявлен выговор за антипартийную позицию вокруг событий НТВ-ТВС-6-ТВС.
P.S. (Михаил Эдельштейн)
… За несколько лет своей газетной работы Архангельский допустил, пожалуй, только один по-настоящему крупный политический и этический просчет - речь идет о серии его статей, посвященных событиям вокруг НТВ-ТВ-6-ТВС. Но эта история вообще развела многих, и самые разумные вещи почему-то приходилось слышать от людей малосимпатичных и внутренне далеких, а те, чьим мнением всегда интересовался и кому привык доверять, говорили бог весть что. Впрочем, среди этих последних Архангельский был далеко не из худших.

Очень характерная для интеллигенции подмена идеологии «этикой».

(Оставить комментарий)

Пионер.RU Разработано LiveJournal.com