Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Мои гонорары (мемуары)

Время - деньги.
Есть деньги, нет времени. Обратное тоже верно.

Летом 1993г. защитил диссертацию (к.т.н.), огляделся, и оказалось, что у меня много времени. Я решил его потратить с пользой, как мне тогда это представлялось.
Дело в том, что мне были должны денег (то есть именно что долларов США). Сколько, я не знал. Это были гонорары за публикации научных статей за рубежом. В процессе бурной научно-технической деятельности я опубликовал несколько статей в солидных советских журналах, которые издания переводились в США. И вот, предположительно, мне причиталась какая-то инвалюта. За что и в каком количестве, - не известно. Переводы выходили где-то через год после отечественной публикации, гонорары перечислялись через ВААП, так что пытаться узнать что-либо имело смысл не ранее чем через 3-4 года (в том же ВААПе, разумеется).

(далее трехгрошовая драма бывшего советского научного работника)

Впрочем, все равно это были пустые хлопоты, т.к. валютные счета ВААП, как и всех советских организаций, были заморожены во Внешэкономбанке (где-то там). Из-за банкротства СССР в 1991 году.
Но, о чудо щедрости! Накануне президент Ельцин своим указом выделил $25 млн. на выплату задолженности по гонорарам за научно-технические статьи. Сейчас-то ясно, что это меценатство следует понимать в видах подготовки госпереворота сентября-октября 1993г. Но тогда я ни о чем таком не подозревал, а попросту оказался вовлечен в поток стремящихся к инвалюте бывших советских ученых. Оптимизм научной общественности был неописуем: Не как при советской власти, ВАЛЮТОЙ платят, не деревянными!..
Любопытно, презрительное прозвание рубля "деревянным" ушло из обихода после дефолта 17 августа 1998г. Финансовая катастрофа научила уважительному отношению к национальной валюте.
Не твердо помню, кажется, к тому времени ВААП переименовали в РАИС… (потом оно еще несколько раз переименовывалось, и как теперь называется, я не в курсе). К тому же телом агентство телом переехало с Большой на Малую Бронную. Это рядом. От метро Пушкинская мимо Мак-Дональдса - это и есть Б.Бронная. В конце её по левую руку синагога, поворот направо - М.Бронная, недалеко пройти и нужный особнячок. Дойдя, на месте я узнал две вещи: РАИС (бывший ВААП) переехало обратно на Б.Бронную, и надо "записываться". Записываться надо на прием, чтобы выяснить, чего тебе причитается. Сейчас (т.е. лето 1993г.) принимают тех, что записывался зимой, и записывают на грядущую весну. Очень мне эта новость не понравилось.
Вернулся к особняку на Б.Бронную. Он как раз соседствует с синагогой. В том культовом заведении давно привыкли, что рассеянные ученые промахиваются и ломятся к ним за гонорарами, и тамошние служки рутинно указывали на ошибку.
Следующие несколько дней, пребывая по утрам к открытию учреждения, я посвятил изучению обстановки. Дела оказались в крайне запутанном состоянии. Действительно, были "списки". Их было почему-то несколько. Часть списков была утрачена. Что вызывало скандалы. Поэтому кого-то бессистемно принимали в порядке живой очереди. Очередей вообще было много, и все ужасно длинные. Первичная очередь - на запись в списки "на регистрацию", собственно, по которым спискам в будущем должен будет вестись прием соискателей гонораров. Отстояв несколько часов (или дней? - не помню), я записался на прием в будущем (на весну, не раньше). Но меня все же не оставляла надежда решить мой вопрос пораньше…. Я решил попытаться проявить упорство, настойчивость и предприимчивость.
На первом этаже особняка - широкий длинный коридор - бушевала нервная толпа, порядка не было почти никакого. Кому как повезет. Говорили, накануне того, как я приступил к делу, выбивать гонорары прибыла группа "ученых из Грузии". Они трое суток ночевали под дверями РАИСа, и своего таки добились. Нет, я не настолько любил деньги, и не был способен к таким подвигам. Мне просто повезло.
Первичной регистрацией ведала женщина выдающаяся. Вопреки всеобщей дикости и озлобленности она всегда сохраняла безупречную выдержку и неправдоподобную доброжелательность в обращении. Железные нервы, канцелярский стоицизм. Такая запредельная стойкость и в мужиках редко встречается. Уникальная женщина. До сих пор сожалею, что я ее обманул (проявил предприимчивость).
…Возник очередной скандал по обычному поводу, что из-за переезда РАИС туда и обратно опять потеряны списки на регистрацию (или "на прием" на регистрацию? - теперь помню эти подробности смутно). Та удивительная женщина как всегда с необыкновенной твердостью духа и вежливостью - среди весьма и весьма раздраженной толпы - улаживала недоразумения. Как-то так получилось, что я оказался около нее и решил не упускать свой шанс: нахально заявил, что был записан, а мой список тоже потеряли…
- На какое число?
- …31 августа! - сымпровизировал я.
Женщина внимательно посмотрела бумаги, - списка на это число у нее не было. Тогда она высказала предположение, что 31 августа - воскресенье. Отнюдь, 31.08.1993г. было вторником. Мне выразили сожаления и предложили середину сентября. Это был грандиозный УСПЕХ!!!

* * *

В назначенный день я прибыл с утра пораньше и принялся последовательно выстаивать многочасовые очереди (примерно в полдюжины кабинетов). Самая длинная была первая, в кабинет, где определяли вас как автора, присваивали регистрационный номер, и проверяли по базе данных, чего вам задолжал РАИС (от вас принимали заявления, анкеты и т.п.). Когда до свободно-конвертируемой валюты казалось уже рукой подать, именно на мне завис компьютер с базой данных по публикациям, и мы висели минут сорок. Наконец-то мной занялись по существу вопроса.
Выяснилось, что из нескольких статей, на которые я мог рассчитывать, деньги пришли только за одну. Самую маленькую, на 3 страницы (как я вычислил, гонорары составляли $6-7 за страницу).
Долго ли, коротко ли, наконец-то назвали причитающуюся мне сумму:
- $3.

…Здесь, видимо, уместно сделать небольшое отступление, и объясниться, как я дошел до жизни такой. Кто не знает, научно-техническая деятельность, главным образом, сводится к тому, что вы создаете некое Сложное устройство (систему), а затем пытаетесь понять, как же на самом деле оно работает.
Так вот, один мой приятель получил задание смоделировать занятный режим работы некого Изделия. Он добросовестно сделал числовую модель на компьютере ЕС 1045 (кто понимает), и у него получилась гадость. В том смысле, что Изделие надо бы того… слегка переделать. Этого никто не хотел, и поэтому моему приятелю отказывались верить. Теоретически объяснить эффект он не мог, а вдруг в его программе ошибка. Со своей бедой он пришел ко мне. По счастью меня внезапно озарило, как аналитически показать, что он прав (для некоторых простых случаев, но этого было достаточно). Доложились о наших успехах руководству. В благодарность за наше открытие нас послали… к месту дислокации того самого Изделия (это довольно далеко от Москвы, места вполне первобытные). Там уже давно маялись аппаратурщики, пытаясь скрыть обнаруженный нами эффект, поскольку принимали его за свой дефект. Мы их утешили, сказали, что все "по теории". Они обрадовались, искомый эффект сразу же нашелся во всей красоте и силе. Раньше они его упорно "не наблюдали", и поэтому начальство не желало верить в компьютерную модель моего товарища.
По нашему возвращении к родным пенатам наш любимый научный руководитель гордый от достигнутых вверенным его заботам сектором успехов велел нам писать статью. Что я вскоре и сделал, положил текст пред его ясны очи. Статью он одобрил и незамедлительно занялся политикой: вписал соавторами нашего начальника группы, себя (начальника сектора), начальника отдела и главного конструктора (всего 6 соавторов). Замечу сразу, что начальник группы был величиной пассивной, ко всему делу абсолютно непричастный, и кажется, даже и не был в курсе происходящего, т.к. напряженно занимался какими-то своими делами. Его зачислили в соавторы из тонких соображений субординации. Определившись с авторством, наш научный руководитель представил проект статьи начальнику отдела. Этот святой человек (нисколько не преувеличиваю, если и не вполне святой, то уж точно юродивый, - некогда про него рассказывать) вычеркнул себя, а на первое место в списке авторов переставил главного конструктора (до того авторы были расставлены по алфавиту, мы с товарищем оказались первыми). В таком виде он понес статью Главному конструктору (того самого Изделия). Главный работу одобрил и публикацию статьи санкционировал. Наш научный руководитель, получив одобрение, вернул в список авторов начальника отдела, и велел мне подавать статью в какой-нибудь авторитетный научно-технический журнал…
То есть вот таким образом награда нашла героя.

- $3 тоже деньги, - подумал я стоически. А вслух, рассмотрев ордер на получение денег, бдительно осведомился:
- Извините, почему у меня не удержан подоходный налог? У всех удерживают 12%, а у меня - нет. Не ошибка ль какая?
На меня посмотрели с сожалением:
- С чего же тут удерживать подоходный налог, с трех долларов?!..
Несколько обескураженный я отправился по кабинетам подписывать полученный ордер, и не успел попасть в валютную кассу до обеденного перерыва. Мне предстояло провести 3/4 часа в обществе некого геометра (как то выяснилось в процессе общения).
Словоохотливый молодой человек субтильного вида сообщил мне, что вскоре в этой кассе получит $200 за некое учебное пособие по геометрии. Все время он радостно щебетал, какое это выгодное дело - геометрия. Вероятно, доверчивая старуха-процентщица, пригласив на чашку чая студента Раскольникова, тоже неосторожно поведала тому о рентабельности своего бизнеса…
Слушая преуспевающего геометра, с некоторой мрачностью размышлял, отчего я не геометр. Вполне мог бы заниматься геометрией. Наука пустякова.
Внешне излияния назойливого геометра я встречал вполне радушно. Про себя все-таки надеясь удержаться, и ответить непринужденно уклончиво, а нечаянно не удавить его, ежели он все-таки наберется наглости осведомиться, на какой предмет занял очередь в кассу я. К счастью, геометр был рад найти во мне лишь слушателя…

И вот пришел и мой черед пройти в кассу. Я вошел в тщательно охраняемое помещение и остался наедине с кассиршей (предусмотрительно отделенной от меня решеткой и бронестеклом). Сунул в крохотное окошко ордер…
- Да когда же прекратится это безобразие! - вдруг чуть ли не завопила кассирша. - Сколько раз предупреждала, что мелких купюр НЕТ! Есть только по $10, и тех мало.
- А что же мне делать? - тупо осведомился я.
- Купите $7, принесите, я вам выдам $10, - объяснила кассирша.

…Несколько ошеломленный, пытаясь осознать метафизику произошедшего, шел я мимо обменных пунктов к станции метро Пушкинская. Возможно, я бы и смог проявить запредельное упорство и из принципа приобрести $7 в мелких купюрах, возможно…
Но я не стал этого делать. И не только из гордости и крайнего раздражения. Наверное тогда я уже понял, что графа Монте Кристо из меня не получилось…. Придется переквалифицироваться.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments