Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Categories:

советская вечная мерзлота

(предыдущая часть)

* * *

Советская/коммунистическая погань от исторической безнаказанности совершенно охамела. Они мне в комментариях гневно пишут про ужасы (!) декоммунизации и кошмары десоветизации в СССРФ. Это при том, что в стране чекистский режим и методично проводится государственная политика ползучей сталинизации. Безобидный рассказик Веллера «Маузер Папанина» краснознамённые товарищи объявили вражеской подрывной пропагандой, гнусной клеветой на весть героический советский народ!!!

Между тем в том историческом анекдоте Папанин предстаёт всего лишь туповатым служакой. А не тем, кем Папанин был на самом деле – советским карателем и палачом. То есть Веллер отмазывает живодёра и душегуба Панина, превращает его в забавного фольклорного персонажа, в сущности безобидного (м)чудака. Фактически маскирует людоедскую сущность советчины. Но для засоветский сволочи и столь мягкая уклончивая критика отдельных недостатков – преступная десоветизация. Обнаглели вы, краснознамённые товарищи, до беспредела.

руководитель дрейфующей станции «Северный полюс» И.Папанин

То, что товарищ Папанин тупая чекистская скотина, а никакой не полярный исследователь, было хорошо известно и в СССР. Человек он был невежественный, позорно глупый, презираемый людьми лично знавшими этого советского урода. Самодовольная глупость Папанина отчётливо проступает даже на парадных портретах. О папанинской дури при его жизни анекдоты ходили.


Послушаем такого отъявленного антисоветчика как командующего Северного флота адмирала А.Г. Головко:

«В начале августа из Англии к берегам России направился первый конвой. Мимо берегов Норвегии оккупированными немецко-фашистскими войсками под охраной боевых кораблей шли транспортные суда союзников с военной техникой и другими грузами на борту. По договоренности между союзниками путь конвоя был разделен на две зоны ответственности - английскую и советскую. Граница первой зоны проходила от Англии, вдоль берегов Норвегии, до острова Медвежий и архипелага Шпицберген. Транспорты на этом пути охраняли английские боевые корабли. Дальнейший путь пролегал от острова Медвежий до Мурманска и Архангельска. Охранение здесь усиливалось кораблями и самолетами северного флота СССР.

Первый английский конвой встречал начальник северного морского пути герой-полярник Папанин. Именно он убедил Сталина в том, что английские конвои должны приходить в Архангельск. Адмирал Головко был категорически против этого. Он докладывал в Москву, что Белое море замерзает, и навигация скоро прекратится. Так же командующий северным ВМФ говорил, что не стоит в военное время надеяться на то, что два ледокола будут бесперебойно прокладывать дорогу конвоям, что нельзя перевозить из Мурманска в Архангельск все портовое оборудование и специалистов. Он говорил, что может так случится, что Мурманский порт, который омывают воды незамерзающего Баренцева моря, еще пригодится для приемки конвоя. Но в Москве поверили Папанину, а не Головко. Предположение адмирала Головко не заставили долго ждать. Корабли союзников вмерзли в лед Белого моря. Надежда вырваться из ледового плена исчезла 15 января 1942 года, когда немецкими бомбардировками был выведен из строя самый мощный ледокол Арктики «Иосиф Сталин». После этого хозяин Кремля был в бешенстве. Больше всего досталось Папанину - автору проводки конвоев в порт Архангельск».

Ага, досталось дураку Папанину от Сталина – звание контр-адмирал в 1943 году.

Два советских гения – полярный Панин и всемирный Сталин никак не понимали, даже когда им объясняли, то что понял Николай Второй. России на севере нужен незамерзающий порт, и поэтому в 1916 году был основан Романов-на-Мурмане, который февралисты переименовали в Мурманск.

Кстати, советским историкам для размышления:

«И уже 30 июня [1941] был фактически открыт второй фронт, гораздо раньше официальный договоренности руководителей трех держав. В тот день по просьбе адмирала Головко англичане подняли самолеты с авианосцев и нанесли бомбовый удар по фашистам».

Встречал я советские опровержения рассказа Веллера. Они мало того что изначально идиотичны, так ещё и формально безграмотны. Как на якобы документальные свидетельства ссылаются на опубликованные в СССР лживые агитки о подвиге папанинцев. Это при том, что подлинное происхождение «Папанина» скрывается, не ясно даже когда и при каких обстоятельствах он из «Папани» превратился в Папанина. Достоверно известно только, что после революции в Крыму появился большевицкий каратель с погонялом Папаня. Судя по всему, будущий «Папанин» пришёл к большевикам из уголовников.

Далее цитирую статью 2010 года крымского историка Д. Соколова.

«По вполне понятным причинам, в своих воспоминаниях, опубликованных в 1970-е гг., Папанин повествует о собственном пребывании в рядах Красной гвардии в присущей произведениям советской мемуарной литературы тенденциозной манере. Участие в крымских событиях 1917-1918 гг. он сводит к описаниям некоторых эпизодов вооруженных столкновений с противниками «власти трудящихся», да вскользь упоминает о том, что воевать ему и его товарищам из 1-го Черноморского отряда «пришлось не на море, а на суше, против всякой контрреволюционной нечисти».

Впрочем, несколькими абзацами ранее автор воспоминаний самостоятельно разъясняет, кого он подразумевал под этим нелицеприятным названием:

«В Крыму селились отставные офицеры, чиновники, вышедшие на пенсию. В деревнях же было засилье кулаков…»

По логике большевиков (к числу которых, формально еще не состоя в партии, себя в тот момент относил и Папанин), все эти люди являлись «вредными насекомыми» и подлежали дискриминации, а по возможности - физическому уничтожению.

Брошенные в массы, семена слепой ненависти упали в благодатную почву и дали кровавые всходы. В 1917 г. Крыму суждено было первым открыть мрачную страницу террора. Задолго до придания убийствам «врагов революции» официального статуса, здесь были замучены сотни ни в чем не повинных людей».

«… 15-16 декабря [1917], полуостров потрясли «ужасы, которые пережило население Севастополя». Разгулявшаяся матросская вольница, устроив самосуды, истребила, как минимум, 23 (по другим данным - 32) офицера.

Следом за Севастополем в кровавый омут окунулись и другие крымские города.

В январе 1918 г. в Евпатории схватили и замучили около 300; в Ялте – более 100; в Феодосии – свыше 60 человек. В ночь с 13 на 14 января 1918 г. красногвардейцы и матросы захватили Симферополь.

Как и в других городах полуострова, установление советской власти в крымской столице ознаменовалось массовыми грабежами, арестами и расстрелами.

«8 февраля 1918 г. живший в то время в Москве писатель и поэт Иван Бунин записал в своем дневнике: «…Приехал Д. – бежал из Симферополя. Там, говорит, «неописуемый ужас», солдаты и рабочие «ходят прямо по колено в крови». Какого-то старика полковника живьем зажарили в паровозной топке».

«В Симферополе, - писал в своих воспоминаниях живший в то время в Крыму известный политик, публицист и общественный деятель, князь Владимир Оболенский, - тюрьма была переполнена и ежедневно из нее вызывали людей на расстрел пачками». Только за одну ночь в городе казнили 100 офицеров и 60 мирных граждан. Всего, по данным советского автора, Виктора Баранченко, в административном центре губернии «было убито не менее семисот офицеров».

Обращаю внимание, что массовый террор – насилия, грабежи, убийства – большевики начали в конце 1917 года, ещё до разгона учредительного собрания и до появления белогвардейского движения. Людей истязали и убивали лишь за неугодное большевикам социальное происхождение.

«15 декабря 1917 г. произвели в Севастополе ряд самосудов над офицерами и представителями умеренных социалистических партий. А несколькими месяцами позже, 12 марта 1918 г., выступая на общем собрании Феодосийского Совета, Мокроусов лично призвал «уничтожить всю буржуазию, не разбирая средств».

Помимо общего дела, с Мокроусовым Папанина связывала крепкая дружба» …

«16 ноября 1920 г. врангелевцы оставили полуостров.

Начиналась кровавая оргия победителей, и будущему покорителю Арктики суждено было стать одним из ее активных участников…»

«События, произошедшие в Крыму в первые месяцы после окончательного установления власти большевиков осенью 1920 г., в истории полуострова являются одними из наиболее страшных. Ликвидация последнего крупного очага организованного сопротивления коммунистическому режиму на Юге России не привела к долгожданному гражданскому миру, но ознаменовала собой начало невиданной по масштабам массовой бойни.

Спланированная на самом высоком уровне, кампания всеобщего истребления оставила далеко позади все прежние ужасы. Жертвами развязанного террора стали не только тысячи офицеров и солдат Белой армии, поверивших обещаниям об амнистии, данных победителями накануне взятия полуострова; но и имевшие непролетарское происхождение мирные жителипреподаватели и учащиеся, сестры милосердия, священники, предприниматели, инженеры, врачи.

Уничтожением «контрреволюционного элемента» в Крыму занимались «карательные органы диктатуры пролетариата» - особые отделы, военные трибуналы, уездные политотделы, городские ЧК. 9 декабря 1920 г. создается местное подразделение Всероссийской чрезвычайной комиссии — Крымская чрезвычайна комиссия (Крым ЧК). Папанина назначили ее комендантом». …

«В обязанности комендантов (их также называли «комиссарами смерти») входило приведение в исполнение приговоров и руководство расстрелами. Сложно сказать, скольких людей отправил в небытие верный папанинский маузер, но, так как период «работы» будущего покорителя Арктики пришелся на самый пик крымской «зачистки», личный его вклад в красный террор был, вероятно, немалым. Примечательно, что на службу в ЧК Папанина направили по рекомендации известной большевички Розалии Землячки – женщины, чье имя до настоящего времени остается синонимом Крымской трагедии. Даже среди товарищей по партии Землячка прославилась своей жестокостью; но для героя нашего повествования она была «на редкость чуткой, отзывчивой женщиной». В своих воспоминаниях Папанин называет ее своим ангелом-хранителем…»

«Итогом чекистской карьеры Папанина стало награждение орденом Красного Знамени. Правда, участие в казнях привело и к другим, неприятным последствиям – психическому расстройству и пребыванию в клинике для душевнобольных».

II Международный океанографический конгресс.
Выступает доктор географических наук,
дважды Герой Советского Союза Иван Дмитриевич Папанин

+ + +

Ты кровь их соберёшь по капле, мама,
И, зарыдав у Богоматери в ногах,
Расскажешь, как зияла эта яма,
Сынами вырытая в проклятых песках.

Как пулемёт на камне ждал угрюмо,
И тот, в бушлате, звонко крикнул: "Что, начнём?"
Как голый мальчик, чтоб уже не думать,
Над ямой стал и горло проколол гвоздём.

Как вырвал пьяный конвоир лопату
Из рук сестры в косынке и сказал: "Ложись",
Как сын твой старший гладил руки брату,
Как стыла под ногами глинистая слизь.

И плыл рассвет ноябрьский над туманом,
И тополь чуть желтел в невидимом луче,
И старый прапорщик во френче рваном,
С чернильной звёздочкой на сломанном плече

Вдруг начал петь - и эти бредовые
Мольбы бросал свинцовой брызжущей струе:
Всех убиенных помяни, Россия,
Егда приидеши во царствие Твое...

+ + +

Дважды Герой Советского Союза,
доктор географических наук,
контр-адмирал
Иван Дмитриевич Папанин

Папанин за свою жизнь стал почетным гражданином четырех городов - Мурманска, Архангельска, Севастополя, Липецка, и одной области - Ярославской. Также его именем было названо несколько географических названий - мыс на Таймыре, остров в Азовском море, горы в Антарктиде и Тихом океане, в честь Ивана Дмитриевича названы улицы в ряде городов.

* * *

(продолжение)

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 176 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →