Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Categories:

Правовой дуализм

— Не представляю себе, — произнес Швейк, — чтобы невинного осудили на десять лет. Правда, однажды невинного приговорили к пяти годам — такое я слышал, но на десять — это уж, пожалуй, многовато!

 

Улюкаеву таки дали 8 лет строго режима. Удивительно даже не то, что суду так и не были представлены доказательства вымогательства и получения взятки. По существу дела обвинение абсурдно. Министр Улюкаев будто вымогал взятку у могущественного сановника Сечина, ближайшего сподвижника Путина, в связи с приватизацией «Роснефти». Хотя эта «приватизация» находилась под прямым контролем президента и премьера, а министр лишь выполнял верховные команды. Для пущей красоты главный обвинитель Улюкаева и единственный свидетель – Сечин отказался явиться в суд для дачи показаний.

Судя по поведению Улюкаева и его адвокатов, закулисно было достигнуто соглашение, что впоследствии срок скостят, кару смягчат. Тем не менее, соответствующая общественность в шоке!

Бывший министр экономики, научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин охарактеризовал решение суда как «национальный позор».

Ну, ежели тов. Ясин имел в виду свою и Сечина национальность, то ему виднее, конечно.

Эксперты гадают, чем мог министр экономического развития Улюкаев так помешать Сечину, что тот его убрал силами своих верных чекистов (возглавляемая генералом Феоктистовым 6-я служба УСБ ФСБ с давних пор прозывалась «сечинским спецназом»). Улюкаев сперва возражал против сечинской аферы с акциями «Роснефти», затем по указанию сверху поддержал. Однако приватизаторские махинации Сечина были столь сомнительного характера, это ещё мягко говоря, что от скептически настроенного Улюкаева путинцы демонстративно избавились. Провели акцию устрашения.  

«чем министр так мешал Сечину?»

«… Усложнение архитектуры сделки – появление консорциума катарских инвесторов и трейдеров из Glencore, включение банка Intesa в качестве кредитора консорциума с последующей синдикацией кредита (создание пула банков, делящих риски по кредиту) и, наконец, появление ВТБ как временного кредитора – предполагало, что «второго мнения» быть не должно. Деньги от продажи должны были поступить в бюджет в декабре, от этого зависело кассовое исполнение (зарплаты и так далее) в первом квартале 2017 года.

Высказывая сомнения в целесообразности этих схем, Улюкаев мог довести ситуацию до такого состояния, когда времени на сложные корпоративные процедуры просто не останется. Причем высказывать эти сомнения Улюкаев мог и как министр, и как глава Набсовета ВТБ. Устроив шоу с арестом Улюкаева у себя в офисе, Сечин избавился от этой головной боли и гарантировал, что сложная сделка пройдет так, как нужно. А заодно – в очередной раз – показал всем, в том числе и Кремлю, кто здесь власть. 

Говоря совсем просто, в сухом осадке от той декабрьской сделки сегодня, после появления китайцев и второго пришествия ВТБ, остается всего два элемента. Крайне выгодный для Glencore контракт с «Роснефтью» на поставку 55 млн тонн нефти и номинальная доля в «Роснефти», доставшаяся, видимо по политическим мотивам, катарским инвесторам. Почему «Роснефть» не могла занять деньги у ВТБ и просто купить свои акции в 2016 году, ведь правительство это официально не запрещало? Зачем здесь Glencore?

Эти вопросы, задай их Улюкаев в конце ноября 2016 года, могли сорвать сделку в том виде, в котором ее придумали в «Роснефти». Но Улюкаев оказался под арестом. А врио Елин и «нефтяной» вице-премьер Дворкович этих вопросов задавать не стали. Дальше – вопрос веры, веры Улюкаеву или следствию.

Следствие не смогло доказать, да и не старалось, что Улюкаев вымогал у Сечина деньги за содействие сделке по «Роснефти». Улюкаев в последнем слове намекнул, что его посадили именно за это, но ничего конкретного не сказал, что по-человечески более чем понятно. Сечин же просто убрал с доски неудобную фигуры, используя те средства, что у него были. Убрал, понимая, что «либералы» в правительстве сдадут Улюкаева: отчасти из страха, отчасти потому, что «своим» министр для Медведева, Шувалова и прочих стать не успел».

Пишут об идущей на верху борьбе пресловутых либералоff и словикоff (силовики, что за гаденький жидовский жаргон). Это всё чушь. На деле имеется дуализм либералов/силовиков. Те же Путин и Сечин выступают то как «либералы», когда им это выгодно, то как силовики (вертухаи). Борющиеся друг с другом и прессующие народ чекистские мафии поворачиваются к друг другу и народу, смотря по обстоятельствам, то харями «силовиков», то рылами «либералов».

Дело беззаконно осуждённого Улюкаева, в первую голову, поучительно для «либеральной» элиты путинского режима. Они там всегда полагали, что законность и права человека можно разделить. Для низов вертухайский произвол, верхам – правозащита по западным стандартам. Но если бы они были настоящими либералами, то знали, что так не бывает. Законность и права человека либо для всех, либо никому. Теперь – НИКОМУ.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 84 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →