Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Categories:

Советчина в РФ, каратели и жертвы

Мы с Натальей Холмогоровой ведём обширную дискуссию об отношении русских и советских. Начало здесь, продолжение тут. Одну линию этой дискуссии хочу отметить отдельно.

Наталья Холмогорова обрушила на антисоветских отщепенцев упрёки, что, де, антисоветчики в действительности не желают расследовать коммунистические преступления в России. А лишь демагогически болтают о жертвах коммунизма в видах травли некой неугодной им группы граждан. Довольно неожиданный выпад. Полагаю, будет полезно просветить советских товарищей, как обстоят дела.

Разумеется, открыто власти РФ не возражают против исторических разысканий по части картельной советской практики. Формально исследовать историю коммунистического террора и публиковать результаты не воспрещено. Однако при путинском режиме все советские архивы были строго засекречены. Послабления предыдущего десятилетия ликвидированы, в советские архивы чекисты допускают только отборных людей. Секретными объявлены даже многие прежде опубликованные исторические материалы.

Дело освещения советской истории путинским режимом поставлено следующим образом. Допущенные в архивы историки публикуют свои исследования советского периода, в том числе эпохи ленинского и сталинского террора. Никто кроме этих специальных историков архивные документы видеть не может, проверить ничего нельзя.

Обычно у облечённых доверием Органов исследователей хватает ума не отрицать коммунистический террор вовсе. На основе якобы подлинных исторических документов советский государственный террор представляют в сильно преуменьшенном  и смягченном виде. Поклонники грузинского генералиссимуса приходят в восторг от явленной миру Исторической Правды.

Вторая линия работы чекистов это дискредитация разоблачений коммунистических преступлений. Чекистская агентура, изображая рьяных антикоммунистов-антисоветчиков, публикует всевозможный провокационный вздор.

Применяют и более тонкие методы, с антисоветскими выступлениями в СМИ выпускают лиц заведомо одиозных для большинства населения. В нагрузку к критике сталинщины подсовывают какую-нибудь гадость вроде оправдания криминальных «реформ» 90-х.

Классика жанра: телевизионная дискуссия о тов. Сталине между расовым сталинцем Сванидзе, симулирующего антисоветизм, и любимым дитём Перестройки Кургиняном, проповедующим сталинизЬм.

Нынешние власти РФ как бы без сочувствия относятся к реабилитации сталинщины. Однако никаких мер противодействия не принимают, проповедники сталинизма в РФ как сыр в масле. Хотя известно, что любых неугодных оппозиционеров хунта усердно прессует. Как минимум квалифицирует вредные (подрывные) идеи как экстремизм и преследует в уголовном порядке. Не трудно сообразить, что просталинские настроения инспирируются и провоцируются режимом очевидно намеренно. Советчину и сталинщину представляют как массовые народные чаяния, которым власть будто бы бессильна противостоять, и вынуждена с ними считаться.

«Глава Совета федерации Валентина Матвиенко и председатель Центризбиркома Владимир Чуров считают необходимым провести референдум о целесообразности переименования Волгограда в Сталинград».

Зачем чекистам сталинизм? Очень им полезная вещь. Во-первых, перед остальным миром русских выставляют ордой кровожадных дикарей, чьи чудовищные наклонности способен сдержать лишь просвещённый чекизм. Во-вторых, снимается вопрос об ответственности перед русским народом за советские преступления. В-третьих, сталинизмом можно оправдать подавление любых гражданских протестов внутри страны. Также сталинизм удобен властям для притеснения и угнетения бесправного населения, причем как бы по просьбам самого этого шизанутого населения.

Однако на пути возрождения и насаждения советчины встречаются и трудности. В суматошные 90-е из чекистских лап утекло немало страшных документов, прямо свидетельствующих о преступном антинародном характере советской власти.

Несмотря на принятые меры, не удалось полностью изъять из обращения документы советского периода. Центральные-то архивы закрыли наглухо. Однако советский государственный террор имел такие масштабы, что провинциальные историки находят немало вопиющих документов на местах.

И тогда чекисты придумали приравнять публикацию результатов исследований в советских архивах к уголовному преступлению. Догадайтесь, что именно вменяется в вину обвиняемым?... Нет, не догадаетесь. Чтоб такое скреативить, надо быть настоящим советским извращенцем.

Чекисты объявили, что публикация списков репрессированных нарушает неприкосновенность их частной жизни.

22 октября 2009. «Историка, заведующего кафедрой отечественной истории Поморского университета Михаила Супруна сотрудники ФСБ остановили, вернее, "перехватили" на шоссейной дороге, словно какого-то террориста. Первое, что сделали, так это взяли подписку о неразглашении и завели уголовное дело. Провели обыск дома, изъяли компьютеры и все, что нашли на иностранных языках. Чем же таким страшным занимался историк Супрун? Он собирал материал о репрессированных на советском Севере немцах, чтобы издать через пару лет Книгу памяти. Такие книги памяти о репрессированных изданы и издаются во многих других областях страны. Подготовка архангельской книги осуществляется на деньги немецкого фонда, о чем было заключено соответствующее официальное соглашение и с правительством области, и с управлением внутренних дел. Но теперь начальник информационного отдела УВД тоже под следствием - за превышение служебных полномочий. Он (как то и предусмотрено было соглашением с немцами) открыл Супруну доступ в архивы».

«Историк обвиняется в том, что разгласил сведения о частной жизни, о чем якобы была жалоба родственников репрессированных. Срок давности по "частным делам" - 75 лет. И вот местная ФСБ очень обеспокоилась проблемой "privacy", что по-своему даже трогательно. Чекисты усмотрели "разглашение" в факте пересылки собранных Супруном данных по электронной почте в Германию (стало быть, следили-бдили?). И по такой логике выходит, что Супруну, прежде чем собрать данные о пяти тысячах ссыльных переселенцев, надо было найти и опросить родственников оных на предмет, не возражают ли они, и взять, видимо, с них заверенную нотариусом расписку». …

Заявление Международного Мемориала

«Уголовное дело, возбужденное против заведующего кафедрой Поморского государственного университета профессора М.Н. Супруна и начальника Информационного центра Управления внутренних дел Архангельской области полковника А.В. Дударева, выглядит совершенно нелепо. Профессора Супруна обвиняют в сборе архивных материалов для базы данных о поляках и немцах, высланных на спецпоселение в Архангельскую область в 1940-х гг.,  а полковника Дударева – в том, что предоставил ему такую возможность. Иными словами, первого - в том, что занимался своей профессиональной деятельностью, а второго – в том, что выполнял свой служебный долг.

Основания для возбуждения дела абсурдны: сведения о спецпереселенцах интерпретированы следователем как «личная тайна», а включение этих сведений в базу данных ‑ как «нарушение личной тайны».

Между тем, информация, которую собирали сотрудники Поморского университета по материалам архива Архангельского Информационного центра УВД, ничем не отличается от информации, представленной в большинстве изданных на территории России Книг Памяти жертв политических репрессий. Это основные биографические данные – дата и место рождения, дата и характер репрессии, профессия, семейное положение и т.д. Таких Книг Памяти в России создано около 300, данные из них объединены на CD-диске, изданном «Мемориалом», где содержится более 2,5 миллионов имен».

19 октября 2011. «Дело архангельского историка Михаила Супруна, написавшего книгу о репрессированных при Сталине российских немцах, грозит обернуться крупным международным скандалом. Германское отделение «Красного креста» направило в суд Архангельска, где заочно судят историка — сам он находится в Польше, открытое письмо, в котором осудило уголовное преследование Супруна. В России его судят за вмешательство в частную жизнь. Члены  шведской правозащитной организации Contra Foundation провели несколько пикетов у российского посольства в Стокгольме.

В 2007 году Немецкое отделение «Красного креста», Поморский госуниверситет и областное УВД подписали договор об издании книги о репрессированных семьях российских немцев. После Второй мировой войны Архангельск являлся одним из основных мест ссылки.

Работа над книгой была поручена завкафедрой отечественной истории Михаилу Супруну. Доступ к архивным документам предоставил начальник архива регионального УВД Александр Дударев. За книгу «Красный крест» обещал заплатить вузу €40 тыс.

Спустя два года, в 2009 году, у историка начались проблемы. В архангельское УФСБ  поступили заявления от потомков репрессированных немцев о том, что издание книги и публикация в ней информации об их предках нарушает неприкосновенность их частной жизни. Чекисты начали проверку». …

«— ФСБ намеренно собирала компромат на Супруна, — рассказал «Известиям» Алексадр Дударев. — Чекисты спрашивали его студентов, не спали ли они с ним, не давали ли взяток.

Осенью 2009 года результаты расследования были предоставлены следствию. Следственное управление СК по Северо-Западному федеральному округу возбудило в отношении Супруна уголовное дело по двум статьям: «Нарушение неприкосновенности частной жизни» и «Превышение должностных полномочий». Александра Дударева обвинили в превышении полномочий. На этой неделе начался суд, правда, в закрытом от прессы режиме и без главного обвиняемого».

«… Главный информационно-аналитический центр МВД РФ заключили договор о сотрудничестве, который разрешал собирать информацию о репрессированных немцах.

— Я предоставил Супруну сведения из архива в рамках приказа центрального аппарата МВД, который он разослал всем региональным управлениям, — объясняет Александр Дударев.

Супрун удивлен, что у ФСБ появились претензии только к нему и Дудареву.

— Работа других участников проекта продолжилась, — говорит историк. — За то время, пока нас судят, МВД передало немецкому Красному Кресту информацию почти о 3 млн репрессированных. На вполне законных основаниях.

По словам официального представителя Главного информационно–аналитического центра МВД РФ Алины Беляковой, проблема заключается в том, что Дударев «делился» информацией с Супруном.

Разглашению подлежит лишь информация о реабилитированных заключенных, — рассказала Белякова. — МВД проводит «фильтрацию» информации и передает Германии только то, что можно. А кому Супрун давал информацию и о ком — большой вопрос».

Показательно преследуя историка Супруна и милиционера Дударева, чекисты решили пресечь несанкционированный слив не чекистскому историку нефильтрованных исторических материалов по советским государственным преступлениям. И, несмотря на абсурдность обвинения и международное давление, Супруна не оправдали.

8 декабря 2011. «Дело в отношении архангельского историка Михаила Супруна, писавшего книгу о репрессированных Сталиным российских немцах, прекращено из-за истечения срока давности»

«суд приговорил Дударева к 1 году заключения условно»

«Суд посчитал, что данные депортированных, а также сведения об их арестах и сроках заключения являются неприкосновенной информацией о частной жизни, и поэтому для их запланированной публикации якобы требуется ясно выраженное согласие потерпевших»

По законам РФ для публикации данных о жертвах коммунистических преступлений требуется согласие самих жертв! Чекисты и поныне отрыто глумятся над замученными советской властью людьми.

И заметьте, за историка Супруна вступились международные организации, по заказу которых он работал. А что в РФ ждёт тех неугодных чекистам русских исследователей советской истории, у кого нет покровителей на Западе.

Не понятно, на что постоянно жалуются советские патриоты и поклонники грузинского генералиссимуса. В РФ делается всё для их душевного комфорта и возрождения славных людоедских традиций СССР.

«В Соликамском отделе ГУ ФСИН РФ по Пермскому краю отметили 75-летие Усольлага – одного из первых лагерей системы ГУЛАГ. Примечательно, с какой нежностью работники пресс-службы управления описывают работу лагеря, являвшегося частью явления, которое в современной общепринятой системе ценностей характеризуется негативно»

«В январе 1938 года в Усольском ИТЛ НКВД СССР были заложены традиции, которые имеют ценность и в нынешнее время. Это верность Родине, взаимовыручка, уважение к ветеранам. Усольлаг это тысячи километров дорог, сотни лесных поселков, более 60 тыс. сотрудников, рабочих и служащих, трудившихся на протяжении 75 лет, это школы, детсады, клубы. В какое лихолетье был образован Усольский ИТЛ, через сколько тяжких испытаний прошел! Какое мужество за это время проявили его руководители, аттестованный и вольнонаемный состав, чтобы учреждение встало на ноги и успешно решало производственные и социальные задачи», - поделился воспоминаниями заместитель председателя краевого совета ветеранов ГУФСИН России по Пермскому краю Сергей Ерофеев»», - говорится в пресс-релизе».

«В праздничном мероприятии приняли участие первые лица Соликамского, Чердынского, Красновишерского районов, руководство краевого ГУФСИН. Они поздравили личный состав северных учреждений уголовно-исполнительной системы Прикамья с юбилеем и вручили заслуженные награды. После этого был организован концерт».

«Праздничный концерт, пламенные речи ветеранов и руководителей, рассказы о боевых и трудовых подвигах, планах на будущее, слезы радости и грусти произвели неизгладимое впечатление на участников встречи».


Советские традиционные культура и духовность как они есть.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 108 comments