Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Categories:

Два вопроса о войне 1812 года

 

Давно собирался высказаться на тему Первой Отечественной войны 1812 года, и нашёл удобным сделать это в день 200-летнего юбилея славной Бородинской битвы. Затрону всего два вопроса.

1.

Относительно войны 1812 года (русскую) интеллигенцию полтора века всерьёз занимает лишь одна проблема: почему Наполеон не отменил крепостное право в России?

 

 

Как ни удивительно, интеллигенция убеждена, что стоило Наполеону провозгласить отмену крепостного права, как восторженные русские крестьяне перебили бы помещиков, и война французами была бы тут же вчистую выиграна. И освобождённая Россия пошла бы путём прогресса. А советские товарищи первое время вообще проповедовали, что реакционное самодержавие вероломно спровоцировало прогрессивную наполеоновскую Францию. Однако позднее в видах эксплуатировать русский патриотизм всё-таки решили присоединиться к русской победе. Тем не менее, просоветские мыслители и поныне считают отказ отменить крепостное право фатальной ошибкой Наполеона.

Подобные нелепые спекуляции демонстрируют как свойственное интеллигенции тупое идеологическое доктринёрство, так и стыдное историческое невежество. Ну и элементарную неспособность самостоятельно мыслить, свободно рассуждать.

Ну, отменил Наполеон крепостное право в Германии. Как это ему помогло? Никак. Сбросив ненавистное французское иго, немецкие патриоты крепостное право восстановили. Вообще революционный потенциал закрепощенных крестьян сильно преувеличивают. Особенно в России, где крепостное право было относительно мягким.

Вообще говоря, история европейского крепостного права проста и понятна. Оно возникает и держится, пока существует дефицит рабочих рук в сельском хозяйстве. И упраздняется, как только начинается так называемое аграрное перенаселение. Причём в России крепостное право отменили с невиданным для Европы гуманизмом: крестьян наделил землёй!

И ещё одно простейшее рассуждение, недоступное интеллигенции. Если вы полагаете, что Наполеон мог с пользой для себя отменить крепостное право в России, то ведь и российский император Александр с не меньшим успехом мог отменить крепостное право во Франции. Имею в виду призывное рабство. Ведь добровольцев в наполеоновской армии было мало, большинство насильно призваны (фактически армейские крепостные). Почему бы Александру не дать им свободу, а? Выпустил бы манифест, мол, в силу данной мне власти находящиеся на территории Российской империи солдаты наполеоновской армии свободны от власти офицеров. Чепуха? Вот такая же чепуха полуторавековая интеллигентская болтовня о возможности отмены Наполеоном крепостного права в России.

И возникла бредовая идея об отмене Бонапартом крепостного права в России не случайно. Она маскировала неудобное обстоятельство, что если бы Наполеон выиграл кампанию 1812 года, то это неизбежно привело бы к усилению крепостной зависимости в России.

Обратите внимание, что никогда не поднимается вопрос об отмене Наполеоном крепостного прав в Польше. Лишь скороговоркой проговаривают, что в Герцогстве Варшавском крепостное право было отменено Наполеоном в 1807 году. Формально отменено, а фактически нет. И не могло быть так просто отменено.

По некоторым причинам, о которых позже, принято затушёвывать факт, что крепостное право в России устанавливалось по польским образцам. Причём если в России крепостную зависимость навязывало государство, то в Польше это естественный, исконный образ жизни и мысли. Мне запомнился эпизод из интервью Ярузельского.

Войцех Ярузельский: «Действительно, я родился в католической семье мелкопоместных дворян. Закончил частный католический колледж. Ну а потом - Сибирь, война, два ранения на фронте, когда воевал против немцев. Наш род берет свое начало с тринадцатого века. Многие на Западе не дают себе отчет, насколько наша страна была средневековой - даже в 1945 году. Когда мой отец приезжал в те места, где у нас было имение, ему целовали руку. Даже при моем появлении там после войны крестьяне ко мне обращались "вельможный пан" и снимали шапки. Но никакой ностальгии по довоенному прошлому у меня нет».

В упомянутом Герцогстве Варшавском крепостную зависимость крестьян перевели в иную форму, так называемого чиншевого права. На деле ничего не изменилось. Польские паны были категорическими противниками освобождения крестьян. Даже польский национальный герой Костюшко, который полонецким универсалом провозгласил всех крестьян Речи Посполитой лично свободными людьми (правда, только в будущей Польше), освободил лично принадлежащих ему крестьян лишь незадолго до смерти (1817), проживая в Швейцарии.

А поскольку фактическим союзником Наполеона являлась польские паны, то об отмене крепостного права в России и речи быть не могло. И таким образом, победа Наполеона могла привести лишь к усилению крепостничества.

Исторически шляхта использовалась противниками Российской империи, в том числе революционерами. Разумеется, революционерам было неудобно признавать своими верными союзниками ярых крепостников. А с рабовладельческими инстинктами шляхты ничего нельзя было поделать. Так что даже Мракс&Энгельс были вынуждены закрывать глаза на неудобное качество ценного антирусского союзника.

Ну а чтобы русский интеллигент не брал в голову реальные исторические обстоятельства, ему подсунули погремушку «Наполеон по трагической случайности не отменил крепостное право в России». Интеллигенция уже полтора века играется с безделушкой.


2.

Обсуждая планы политического и военного руководства Российской империи в кампании 1812 года, обычно поверхностно касаются лишь первой половины плана, и никогда второй. Да и первую понимают примитивно.

Вполне очевидно, что план войны заключался в заманивании Наполеона вглубь страны с последующим перехватом коммуникаций его армии. Проблема была только в том, что Наполеон и сам был некоторым образом великим полководцем, и опасности похода вглубь России понимал. Поэтому Бонапарта надо было выманить и заманить поглубже. Дело это было крайне рискованное, поскольку при неудачном маневрировании имеющий превосходство в силах Наполеон мог начисто разгромить русские армии.

Как выманивали и заманивали Наполеона. Во-первых, пресловутый Дрисский лагерь. Тут первую скрипку в дезинформации сыграл император Александр. Будто бы он поддался влиянию прусского доктринёра генерала Пфуля и по его плану расположил армию в нелепом Дрисском укрепленном лагере, где Наполеон её бы легко уничтожил. Провокация удалась, Наполеон решился на войну в надежде разгромить русские армии в приграничных сражениях.

Во-вторых, русской армии было недостаточно просто отступать, не ввязываюсь в генеральное сражение с Наполеоном. Необходимо было поддерживать у Бонапарта надежду, что ему удастся настигнуть и разгромить русские армии. Ведь Наполеон вполне мог бы остановиться и повернуть назад. За время похода на Москву Наполеон несколько раз приостанавливал наступление. И тогда русские армии опять шли на сближение с противником, подставляясь, дразня корсиканца.

Нередко указывают, что у Кутузова не было военной необходимости ввязаться в сражение под Москвой. Что та страшная битва дана по политическим соображениям. Решаясь на крайне рискованное сражение, Кутузов уступил общим настроениям русского общества. Это верно лишь отчасти.

 

Имелась военная необходимость дать французам сражение на истощение, чтобы заманить Бонапарта в Москву. Допустим, русские армии оставили бы Москву без сражения. Наполеон мог и не входить главными силами в город, остановиться в отдалении, прикрывая свои коммуникации, а занять Москву выслать небольшие силы. А после Московской битвы, как её именуют во Франции, Наполеон объявил себя её победителем и уверенно дальше погнался за русской армией. Кутузов намеренно отступал через город, чтобы по следам русской армии туда втянулись французы. Ловушка захлопнулась.

 

Вероятно, Наполеона дезинформировали относительно внутриполитического положения в России. Готовности значительной части дворянства идти на сотрудничество после занятии французами Москвы. Нежелании большинства русского населения оказывать сопротивление оккупации.

Депутация старообрядцев Преображенского кладбища к Наполеону. Художник И. М. Львов. Открытка, изданная в 1912 г. в Москве И. Е. Селиным

Полагаю, что известная клоунада Ростопчина была предназначена Наполеону.

В Москве французская армия была обречена. Кутузов отошёл юго-западнее, угрожая коммуникация французов, и дожидался вымирания Великая армии.

Принято писать, что Наполеона вынудили оступаться по старой, разорённой дороге и поэтому его армия погибла. Это фактически неверно. Организация передвижения и снабжение больших масс войск, тысяч и тем более десятков тысяч человек было крайне сложной задачей (отсылаю читателей к Всемирной истории и элементарной арифметике). В длительном походе армии несли значительные людские потери и без собственно боевых действий.

Вот как описывает Клаузевиц состояние наступающей французской армии.

«Между тем, французы в первые же недели их наступления понесли огромные потери больными и отставшими и терпели такие лишения, что не трудно было заранее предвидеть в ближайшем будущем полное их истощение. Это не укрылось от русских. Генерал Шувалов, посланный из Свенцян в главную квартиру французского императора с политическим поручением, вернулся в Видзы в полном изумлении от того состояния, в котором он нашел большую дорогу, по которой следовали французские войска; она вся была усеяна трупами лошадей и была полна заболевшими и отставшими. Всех захватываемых пленных особенно подробно расспрашивали относительно получаемого продовольствия; выяснилось при атом, что уже под Витебском лошади французской армии получали один лишь зеленый корм, а людям вместо хлеба выдавалась мука, которую им приходилось класть в суп. Единственное исключение в этой картине продовольственного неблагополучия представляла гвардия. Отсюда делали вывод о значительном численном ослаблении неприятельской армии; и если огромная фактическая убыль все же значительно недооценивалась, то эта ошибка уравновешивалась тем, что первоначально определяли численность неприятельских сил ниже, чем она была в действительности».

Положение отступающей русской армии тоже было нелёгким, но она обладала тем преимуществом, что использовала заранее заготовленные склады (магазины). И, между прочим, русские вполне сознательно не уничтожали свои военные продовольственные магазины на пути Наполеона. Иначе бы французы просто не смогли преследовать русский армии.

Клаузевиц (участник той войны на стороне русских) объясняет техническую невозможность отступать от Смоленска кроме как к Москве.

«… ведь если вообще изменение направления для сколько-нибудь крупной армии является делом значительно более трудным, чем то обычно предполагают, то в столь редко населенной стране, как Россия, это изменение представило бы вдвое больше трудностей для такой огромной массы войск, к тому же теснимой превосходными силами неприятеля. Приходилось все время располагать биваком, сосредоточившись в одном пункте, и, следовательно, получать все продовольствие исключительно из магазинов. Эти склады были устроены вдоль Московской дороги, и их, следовательно, надо было сперва перенести; все боевые припасы, запасные части, подкрепления и т. п., находившиеся на этой дороге или в пути к ней, пришлось бы перебрасывать в сторону, на новое направление»

Из свидетельства Клаузевица следует, что отступление к Москве было стратегическим планом русского командования изначально.

Организовать снабжение своей армии в Москве Наполеон не мог. Для этого надо было на громадные расстояния разослать массу фуражиров. Делать это в виду русской армии было невозможно. К тому же партизаны. Их основанная роль не позволить французам снабжать свою армию.

Бросок Наполеона в сторону Малоярославца имел целью опять захватить какие-нибудь русские склады. Но теперь стратегия поминалась, при угрозе русские всё уничтожали. Да и саму Москву, как мы помним, сожгли.

И теперь мы переходим ко второй части русского стратегического  плана кампании 1812 года. Уничтожение наполеоновской армии было дело техники. Она и сама бы неизбежно вымерла. Однако важно было спасти самого Наполеона, дать ему покинуть Россию и вернуться в Европу.

Мало кто понимает, что пленение Наполеона не отвечало политическим интересам России. Поэтому преследуя французскую армию, Кутузов наносил удары лишь по её периферии, уклоняясь от решительного разгрома Бонапарта. Несмотря на усилия Кутузова, Наполеон едва не был пленен с остатками своей прежде Великой армии. В решающую минуту выручил корсиканца император Александр.

Назначенный Александром адмирал П.В.Чичагов, ссылаясь на свою сухопутную некомпетентность, саботировал поимку Наполеона на Березине. Можно сказать, что Чичагов пожертвовал своей репутацией в интересах Отечества.

Как видите, кампания 1812 года была блистательно проведена русскими не только в военном, но и политическом отношении. Эта победа вывела Российскую империю в европейские державы первого ранга. Правда, теперь Европа начала рассматривать Россию как действительного серьёзного соперника. За русских взялись всерьёз и надолго.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 219 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →