Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Categories:

Протест мародёров

К вчерашнему выступлению на тему похождений «Pussy Riots» хочу сделать небольшое прибавление. Поскольку публика наивно полагает, что в лице «актуальных художников» имеет дело с чрезмерно креативными молодыми людьми, радикальными нонконформистами, играющими в андеграунд. Отнюдь нет, контингент реальные отбросы общества, буквально помойные крысы. Крышуемые Органами фактические подонки.

Заглянем в любопытней документ, опубликованный идейным вождём лидером арт-группы «Войны»  Плуцером-Сарно 02 января 2010 года.

«Протокол совещания от 20 декабря [2009] идеологов и лидеров группы Война с только что вышедшим из СИЗО Александром Володарским (блогером Шиитманом), автором акции «Будь ласка!» у стен Верховной Рады»

Это история о том, как 2 ноября 2009 года в городе Киеве никому не нужный то ли художник, то ли блогер shiitman (Александр Володарский) – специально прибывший из Германии, куда он двумя годами ранее эмигрировал с семьёй – на площади перед Верховной Радой в голом виде кувыркался на пару с некой тоже заголившейся гражданкой. В меру сил изображали половой акт.

 Володарский: «Я всё ещё нахожусь под следствием, и поэтому не могу разглашать все детали. Акцию я задумал еще в июле-августе. К этому времени стало понятно, что никакие цивилизованные протесты против «Закона о Морали» не будут услышаны. Бороться с торжествующим мракобесием можно только лишь одним способом: высмеять его. На абсурд можно отвечать только лишь абсурдом. Первоначально эротический элемент не был главной частью акции, да и количество участников должно было быть более внушительным. Но всё пошло не так, как планировалось, нас подвели практически все, включая прогноз погоды, мы не рассчитывали на такой мороз. В акции мне ассистировал Петр с Нади и Кэт. Собственно говоря, именно Петр убедил нас прийти к Верховной Раде, я планировал провести акцию в другом, более забавном месте, но это тоже тайна следствия».

Плуцер: «То есть эротическая часть была нужна, чтобы политический протест прозвучал громче?»

Володарский: «Именно. Сама по себе акция была довольно-таки вялой: мороз, сумасшедшие православные маньяки с арматурой, бессонная ночь, проведенная за компьютером. И объективно, именно задержание дало акции тот уровень безумия и ту огласку, о которых я не мог и мечтать. Хотя, честно говоря, удовольствия мне это ничуть не доставляет, уж лучше провал и безызвестность, чем успех такой ценой. На самом деле я никогда не хотел пиариться на этой теме, поначалу даже планировал выступить в маске, в роли анонимного мстителя, но меня убедили, что это будет расценено как трусость».

Каким образом публичное похабство могло опротестовать закон о морали, Володарский объяснить не может. Он там вообще путается в показаниях. Довольно очевидно, что его акция должна была убедить украинского обывателя в необходимости ужесточения репрессий против обнаглевших извращенцев. Провокации в пользу ужесточения режима «актуальные художники» традиционно маскируют разнузданно тупой демагогией:

«По итогам акции оставшаяся на свободе Юля, участница акции, сделала заявление, цитирую:

Чиновники долго копили ненависть к инакомыслящим, к людям, ценящим собственную свободу. Сначала они начали запрещать фильмы и книги. Потом дали указания ментам шмонать всех подряд на предмет наличия запрещенной видеопродукции... Основная цель остается неизменной – обратить внимание общественности на антиконституционные действия Национальной комиссии по морали... Нужно сделать все, чтоб Комиссии больше не существовало! ...Я – гражданка Украины. И я хочу, чтоб в моей стране слово СВОБОДА было не пустым звуком».

Украинские менты на протест реагировали вяло.

«… на действия художников отреагировали другие протестующие, которые постоянно находятся перед зданием парламента в палатке-храме. Из нее выбежал мужчина средних лет и набросился на "совокупляющуюся" пару:

— Как вам не стыдно? Устроили здесь Гоморру! Вот не читаете Писание — из-за таких дураков, как вы, была уничтожена целая страна!

В ответ пара лишь переменила позу.

— Ну и что толку? Посмотрите, у него же не стоит вообще,— торжествующе кричал мужчина.

— Так ведь холодно,— тяжело дыша, ответил Александр Володарский.

Через пять минут происходящее заметили два сотрудника милиции, патрулировавшие здание ВР. Они быстрым шагом направились к протестующим. Увидев патруль, те быстро оделись».

Фактически Володарский сам отдался в руки родной украинской милиции. К его немалому удивлению оказался в СИЗО, где пробыл полтора месяца, и в итоге за соучастие в групповом хулиганстве (ст. 296 ч. 2 Уголовного кодекса Украины) получил год колонии-поселения.

Повествование о нелегких трудовых буднях актуальных художников пропускаем. Переходим к сюжету, как лоха Володарского подставили, кинули и обокрали Перт Верзилов и Надя Толокно. Да-да, те самые герои из «Pussy Riots».

Плуцер: «Ты остался на площади раздавать интервью, пока не приехал дополнительный наряд. Почему ты был так беспечен? Ведь сотрудники милиции, которые охраняли Верховную Раду, долго не вмешивались и были пассивны. Обо всем этом уже писала сама Юля (http://tisk.org.ua/?p=2352). Сначала милиция попыталась задержать Юлю, но ей на помощь пришла Катя. И, кстати, чем Катя занималась на акции?»

Вор: «Как мне передавали участники акции, Катя, документировавшая акцию на видео, по распоряжению Петра дважды уходила и снова возвращалась на место акции – чтобы доснять, как Шитмана принимают мусора на разных этапах. А Петр стоял около Шитмана и давал ей по мобилке распоряжения: «Кать, ты рано ушла, вернись еще раз и досними, как мусора его берут, а то в первый раз картинка не полной получилась». По мнению Петра, Шитман - лопух, с которым не нужно обсуждать аспект быстрого отхода с акции, а нужно использовать его как лоха. Менты бездействовали, и Юля, не столь очарованная Пером и Надей, именно так и поступила, она вырвалась и убежала. А наивный Шитман поглядывал на Петра, всерьез полагая, что это все еще запланированная часть их совместного общего действа и что он вот-вот придет к нему на помощь».

Володарский: «Нет, не предупредил. Насколько я помню, он стоял среди журналистов, а не на шухере. К сожалению, я заметил их слишком поздно и недостаточно оперативно отреагировал. Но вообще всю ситуацию здорово подпортил паспорт. Если бы его не забрали, я бы мог благополучно убежать вслед за Юлей. К тому же Петр меня убедил, что дело ограничится административкой за несанкционированную акцию протеста. Я никак не был готов к уголовке. Петр настаивал, что ничего милиция мне не сделает, а если ненадолго и заберут, то сразу выпустят. Уверял, что задержание пойдет на пользу акции. Уже в РУВД, когда против меня возбуждали дело, от него пришло смс "не бойся, адвокат говорит - это административка". Вспоминал зоозащитников, которые 16 августа в обнаженном виде протестовали в Киеве против начала охотничьего сезона».

Вор: «Адольфыч так и говорил Петру: «Ты развел человека и поэкспериментировал над ним, что не по понятиям. Нельзя делать эксперименты на людях. Это вообще недопустимо». А Петр наоборот весь день после ареста Шитмана ходил, напевая блатняк: "Как-то раз в Ростове-на-Дону в первый раз попал в тюрьму". Они с Надей просто сияли, оттого, что удалось посадить Шитмана. Все время после акции они интенсивно общались с прессой, правозащитниками и общественностью и получали свою порцию славы и извращенного кайфа. Они путают протестную деятельность с тусой и личным расслабоном».

Вор: «А Петр осознанно сделал ставку на задержание Шитмана, распорядился им. Это ментовские приемы. И это недопустимо, когда протестный художник сам ведет себя как мент».

Вор: «А потом, когда я прямо спрашивал: «Петя, в чем дело?», то он мне отвечал: «Лоху Шитману пойдет на пользу полгода в тюряге, долбоебизм надо лечить». Позднее Петр блокировал своевременную встречу отца с адвокатом от Хельсинской группы Зоей Шевченко. Потому что у Петра были твои личные вещи, в том числе германский мобильник, где был номер отца. И он никому не давал этот номер, хотя мы просили не раз. И заявил: "Я не буду встречаться с папой Шитмана, Господи упаси!". Вместо этого Петр взахлеб раздавал комментарии: «Сейчас родственники Шитмана могут только вредить. Не слушайте папу. Я уже написал Шитману записку, чтобы он не общался с отцом. Как всегда в таких ситуациях набегают родственники и начинают путать карты». Это породило массу проблем для тебя в плане работы с адвокатами. Все, что делал Петр, - противоречит принципам группы».

Козленок: «Зачем он глумился над человеком, которого засадил? Мне кажется, что Петру и Надежде должны были сниться кошмары про Шитмана в камере».

Володарский: «Своим полуторамесячным пребыванием в СИЗО я обязан во многом тому факту, что в первые дни я не мог связаться с нормальным адвокатом. И это тоже заслуга Пети. Не знаю, какое участие тут принимала Надя».

Вор: «О злом умысле Нади и Кати трудно что-то сказать, просто потому что они вообще не очень понимают, что делают. Вкратце, их позиция сводится к Надиной фразе: «Морали не существует, а на акции каждый за себя». Надя очень хочет иметь галочку в биографии: «состояла в радиальной арт-группе, членов которой сгноили тюрьме, но выжила». Надя людей от вещей не отличает, а это серьезно. Им дороже интервью в «Коммерсанте», где их упоминают, нежели Шитман или другой активист. С таким подходом групповым акционизмом заниматься неэтично, опасно для окружающих – и вообще бессмысленно».

«… А на личные твои вещи он позарился – это факт. Я знал, что Петр мудаковат, это все знают. Но я даже не мог предположить, как далеко он может зайти в своих провокациях».

Козленок: «А после акции эти прямые организаторы и участники пиздеца для Шитмана были полны благородного гнева и планов мести Шитману. Они призывали отловить тебя, когда ты выйдешь, и избить за провинность против группы».

Вор: «Петр предложил группе заманить тебя после освобождения в Москву и изувечить всей группой, сломать тебе пальцы, как это делают фашисты в роликах на ютьюбе. А ласковая Надя предложила еще тебя «изнасиловать страпоном в задний проход».

Плуцер: «Милая дама!»

Володарский: «На самом деле меня мало волнует авторство акции. Тем более, что этот плагиат Петра был не единственной кражей. Петр сразу после моего ареста, украл еще и все мои личные вещи и наличные деньги. Ноутбук, кредитки, флешки, смартфон и многое другое. То есть вообще все, что у меня было с собой в Киеве. Большую часть удалось вернуть благодаря Адольфычу и вам, но часть исчезла навсегда».

Вор: «Петр объявил группе, что твои вещи, включая ноут, должны перейти в его пользование, как он выразился, «на пользу группе в качестве компенсации за привод ментов». Это все слышали. Причем он всем это объявил как уже решенный вопрос. А кэш твой он молча украл и потратил на покупку себе и жене Наде новых мобилок. Там было около 200 евро и 5 тысяч гривен. А потом он позвонил тебе в камеру и сообщил, что все вещи изъяли мусора при обыске. Хотя никакого обыска вообще не было».

Володарский: «Но для меня остаётся загадкой, зачем ему потребовались еще и мои ключи, учебник по китайскому и очки от астигматизма. Причём мне, а в последствии и отцу он действительно сказал, что вещи украли менты или даже СБУшники, которые приходили на квартиру. Если бы Вор с Козленком не вывели его на чистую воду, так бы это и сошло ему с рук. Наверное, теперь он все это замотивирует какими-нибудь новыми сверхморальными соображениями. Тем не менее, он меня предал, а потом еще и ограбил».

Володарский: «Насчет Войны и квартиры я повторял уже Пете, Юле и Адольфычу: адрес был записан в изъятом телефоне. Пока в райотделе решали, как со мной поступить и не провели официального изъятия личных вещей, я стоял в коридоре и звонил. У меня были два телефона и меня толком не обыскивали. Я трижды звонил Петру и передавал предупреждение группе, что скоро я буду вынужден «вспомнить» адрес. Сутки спустя я был уверен, что группа оповещена Петром о возможном визите милиции. Бумага об изъятии ментами обоих телефонов у меня, если что, есть, с указанием марок».

Вор: «Но Петр ни слова не сказал об этом. Зато сам именно в день прихода мусоров быстро ушел с хаты. И он настолько аморален, что даже и не скрывает, что ты его предупреждал, вот что поразительно! Адольфыч, который был свидетелем этих событий, сказал, что за такое надо просто резать».

Володарский: «На квартиру мы пошли спустя сутки после трех моих предупреждений Петру. Я был уверен, что Войны там уже давным-давно и близко нет. Я продолжаю хорошо относиться к группе Война и уж совсем не хочу выглядеть стукачом. Я был просто подавлен, увидев там Олега и Козленка. Но когда они вышли из подъезда, я их, разумеется, не узнал и честно сказал оперу, что люди эти не имели отношения к акции. Милиция и не стала преследовать убегающую группу. Группы захвата со мной не было, только трое конвойных в форме и один опер в штатском, чтобы поговорить с хозяином квартиры»

Козленок: «Меня больше всего смущает в этой паре, что они уже несколько месяцев подряд – лето и осень – не видят свою дочь Геру. Они ее сбагрили родственникам, чтобы не мешалась. Гере год и десять. Сейчас она учится говорить – но родители не рядом, не участвуют в этом процессе, не наблюдают, не общаются, им не интересно. Вместо этого они устраивают провокации, штампуют убогую вторичную чушь. С нулем фантазии, инновации, актуальности и смысла. Организуют публичные поебки всем желающим жж-юзерам с последующей сдачей юзеров мусорам. Помню, как они завидовали нацболам, у которых всегда есть, кого сдать ментам. По их мнению, если повязали, то, значит, будет, о чем прессе написать».

Вор: «Я беседовал с Петром о ситуации 4 ноября. Вот что он мне сказал, вкратце. «Ни эта имитация акции перед Радой, ни последовавший арест Шитмана не проблема для меня. А если еще Шитмана и посадят - то это сумасшедшая тема. Круче Лоскутова! Это первый серьезный арест Войны. Два месяца в Лукьяновском централе! Он сидит не при путинском режиме, а в либеральной Украине. Шитман взрослый мальчик - и я не должен был его отбивать от мусаров, ведь и школьнику понятно, что их надо бояться. Шитман получил то, что к нему шло. Он хотел недорогой блогерской славы - вот она, с нашей помощью. Мы его планомерно вели на зону. Мы вытолкнули его голячком перед Верховной Радой. Теперь, небось, сидит в двенадцатиместной хате, сцена "Заехал фраер на тюрьму...". Скорее всего, его пытали». Вот так говорит Петр. И он, и его компания не видят тут особой этической проблемы. Их формулировка: «Шитман не маленький, знал, на что шел!»

Вор: «Петр - не активист группы Война, а просто глубоко непорядочный проходимец, аморальный тип. Но не харизматично аморальный, а мрачно, клинически аморальный, до потери смысла. Мы расстаемся с Петром и Надей, обсуждать больше нечего».

Козленок: «Все, что сделал Петр, Адольфыч на встрече с Войной в начале декабря охарактеризовал коротко и ясно: "Пете пиздец". Война не занимается самоповторами, ремейками, самопародиями, а затем предательским сливом активистов ментам».

Поясним, почему Плуцер-Сарно учинил публичный наезд на Петю и Надю. Те и вышли из подчинения вождя-куратора. Задумали заняться самостоятельным протестным бизнесом, прихватив бренд «Войны». В ответ коллеги слили об отступниках голую правду.

Матёрые сексоты Плуцер-Сарно и adolfych в комментариях обсуждают профессиональные вопросы. По ходу всплыла тема, кто и как обокрал подставленного фраера Володарского.

Володарский: «Я бы вообще не выдвигал бы никаких предъяв в адрес Петра (Надю я и сейчас в негативном ключе не упоминал и не упоминаю), если бы не дикая история с кражей вещей, на фоне лжи о том, что "мои вещи изъяло СБУ при обыске". Это же классический сюжет про Холмогорова, Милитарёва и 100 баксов.

Облетевшая жж информация о том, что я "заложил всех своих подельников" мне тоже радости не прибавила. Я себя может и как фраер повёл, но не закладывал никого».

adolfych: «ну с вещами здесь двойственная хуйня

петя собирался отвезти весчи в мскву чтобы тебе лично отдать

но по дороге вещички попали моему малому - папа заинтересовался что это за вещички и выслушав объяснение от сынка - их арестовал

то есть хотел ли петя их присвоить или не хотел - я не знаю, я в этом вопросе проявил самодурство, из за нежелания чтобы моего малого связывали с какими то мутными историями и вещами он ще малой и не знает как себя правильно в таких случаях вести»

Володарский: «Ну, бабло и различные мелочи Петя в итоге присвоил, из этого можно сделать вывод о вероятной судьбе всего остального. Ну и фраза про "вещи изъяли СБУшники" тоже плохо вяжется с желанием вернуть их мне. К тому же, я слышал от разных людей версию о том, что в Москве Петя планировал заманить меня вещами и отпиздить, типа в наказание. Ему очень понравилась история про white_patriot'a, судя по всему тоже захотелось сделать ремейк, ггг. Это тоже как-то не усилило мои дружеские чувства в его адрес»

Плуцер-Сарно: «Уж простите, Владимир, но по поводу вещей нет двух мнений, ибо Петр без ложной скромности сам же и заявил группе, что конфискует вещи в свою пользу в наказание Шиту за завоз мусора на хату. Завоз мусора дело говенное, но, как говорил один гоголевский персонаж, "зачем же стулья ломать?"»

Товарищи крысятничают друг у друга по-черному. За это их Органы и любят, нежно.

Адольфыч приврал, де, из самодурства изъял у Пети барахлишко Володарского. Якобы беспокоился за сына, чтоб тот не подставился с вещичками арестанта. Это чепуха, конечно. Тогда бы надо было всё имущество побыстрее вернуть Пете. В действительности Адольфыч ждал указаний от киевских Органов, не пригодятся ли вещи Володарского украинским ментам. Особенный интерес представлял ноутбук, в который можно было чего-нибудь положить, а потом неожиданно «найти». Типа, оперативная комбинация.

Касаемо небезызвестного adolfych, то он себя вполне показал ещё за год до этих событий. В июне 2008 я о нём писал:

«Неожиданно прибыло полку опущенцев, защищающих актуальных художников от законного применения к ним антиэкстремисткой 282-й статьи УК РФ. И кто бы вы думали? Ни за что не догадаетесь, если не знали. Крутой киевский авторитет и литератор adolfych! Хе-хе.

«Меня недавно попросили люди вступиться за некоего Ерофеева, Андрея Владимировича, начальника отдела Третьяковской галереи. Его судить по 282-й собираются».

Что должен был сказать по поводу казуса с А.В.Ерофеевым правильный пацан adolfych, которого мы до сих пор все знали? Ну, типа, …нюхни параши, фраер очкастый! Да мало ли ещё что. Но вместо слов по понятиям adolfych заныл не по-детски:

«… Так за что его собираются судить, этого гражданина Ерофеева, Андрея Владимировича? За то что он отобрал уже запрещённые работы и показал Самодурову?

Так это его работа, как специалиста по современному искусству.

Он же не виноват, что искусство такое - хуйня хуйнёй, без скандала не продать.

Ведёт себя достойно».

Допустим, что гр. Ерофеев А.В. действительно ведёт себя достойно, а вот про adolfychа того же не скажешь, увы. Ссучился наш adolfych, да и не наш он теперь (чей, раскроем позже)».

«Вернёмся к к опомоившемуся с головы до пят adolfychу. Зададимся вопросом, с чего бы это он вдруг решил у себя в ЖЖ предаться правозащите художников-пидорасов, почему старательно откликнулся на просьбу неких Уважаемых Людей? Трудился конкретно за деньги? Если бы, столичные Люди поимели наивного киевского парубка практичсеки даром. adolfych книжку в Москве издал, пытается делать карьеру столичного писателя. Вот почему и шестерит перед Людьми, выполняет их мелкие поручения, хе-хе. Да, Москва это вам не ларьки с горилкой на Крещатике крышевать. Весь ЖЖ помнит жалобные стоны adolfychа, что его Митя Ольшанский кинул на $500. То ли ещё будет, опять московские жиды влёгкую поимеют авторитетного кыевского хлопца»

Тогда в Киеве adolfych помогал москвабадским чекистам, курировал и наставлял прибывших на гастроли провокаторов из «Войны». За эти и другие заслуги Адольфыча даже принял в Москвабаде, назначили писателем, взяли в телевизор. Молодец какой, простой киевский пацан пришёл к международному успеху.

А позорно тупой интеллигенции очень нравится вся эта художественная самодеятельность. В похабном кувыркании завсегдатаев и содержанцев чекистских притонов прогрессивна общественность видит светлую «борьбу с мракобесием», ага.

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 111 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →