Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Categories:

Контракт с бесом

 

Многие наши люди с понятной брезгливостью относятся к «коллективному Шендеровичу», и полагают, что русским националистам с этой публикой нельзя иметь никаких дел. И уж конечно не следует стоять рядом на митингах гражданского протеста.

Мнению этому нельзя не сочувствовать, но по соображениям прагматическим согласиться с ним нельзя. И дело не только в том, что сейчас в стране нам приходится мириться с вещами много гаже и хуже любых шендеровичей. Коллективный Шендерович может и должен – даже помимо своего желания – сыграть полезную роль в утверждение гражданских прав и свобод в России.

Напомню один описанный в литературе полезный нам прецедент. Кузнец Вакула успешно слетал на чёрте в Санкт-Петербург.

«Однако ж черт, сидевший в мешке и заранее уже радовавшийся, не мог вытерпеть, чтобы ушла из рук его такая славная добыча. Как только кузнец опустил мешок, он выскочил из него и сел верхом на шею.

Мороз подрал по коже кузнеца; испугавшись и побледнев, не знал он, что делать; уже хотел перекреститься... Но черт, наклонив свое собачье рыльце ему на правое ухо, сказал:

— Это я — твой друг, все сделаю для товарища и друга! Денег дам сколько хочешь, — пискнул он ему в левое ухо. — Оксана будет сегодня же наша, — шепнул он, заворотивши свою морду снова на правое ухо.

Кузнец стоял, размышляя.

— Изволь, — сказал он наконец, — за такую цену готов быть твоим!

Черт всплеснул руками и начал от радости галопировать на шее кузнеца. «Теперь-то попался кузнец! — думал он про себя, — теперь-то я вымещу на тебе, голубчик, все твои малеванья и небылицы, взводимые на чертей! Что теперь скажут мои товарищи, когда узнают, что самый набожнейший из всего села человек в моих руках?» Тут черт засмеялся от радости, вспомнивши, как будет дразнить в аде все хвостатое племя, как будет беситься хромой черт, считавшийся между ними первым на выдумки.

— Ну, Вакула! — пропищал черт, все так же не слезая с шеи, как бы опасаясь, чтобы он не убежал, — ты знаешь, что без контракта ничего не делают.

— Я готов! — сказал кузнец. — У вас, я слышал, расписываются кровью; постой же, я достану в кармане гвоздь! — Тут он заложил назад руку — и хвать черта за хвост.

— Вишь, какой шутник! — закричал, смеясь, черт. — Ну, полно, довольно уже шалить!

— Постой, голубчик! — закричал кузнец, — а вот это как тебе покажется? — При сем слове он сотворил крест, и черт сделался так тих, как ягненок. — Постой же, — сказал он, стаскивая его за хвост на землю, — будешь ты у меня знать подучивать на грехи добрых людей и честных христиан! — Тут кузнец, не выпуская хвоста, вскочил на него верхом и поднял руку для крестного знамения.

— Помилуй, Вакула! — жалобно простонал черт, — все что для тебя нужно, все сделаю, отпусти только душу на покаяние: не клади на меня страшного креста!

— А, вот каким голосом запел, немец проклятый! Теперь я знаю, что делать. Вези меня сей же час на себе, слышишь, неси, как птица!

— Куда? — произнес печальный черт.

— В Петембург, прямо к царице!

И кузнец обомлел от страха, чувствуя себя подымающимся на воздух».

«Сначала страшно показалось Вакуле, когда поднялся он от земли на такую высоту, что ничего уже не мог видеть внизу, и пролетел как муха под самым месяцем так, что если бы не наклонился немного, то зацепил бы его шапкою. Однако ж мало спустя он ободрился и уже стал подшучивать над чертом. Его забавляло до крайности, как черт чихал и кашлял, когда он снимал с шеи кипарисный крестик и подносил к нему. Нарочно поднимал он руку почесать голову, а черт, думая, что его собираются крестить, летел еще быстрее. Все было светло в вышине». ...

Если же оставить иносказания, то полезно напомнить уважаемой публике одно ныне полузабытое обстоятельство. Всю последнюю пятилетку путинский режим готовился дать отпор какой-нибудь «цветной» революции. На дальних подступах пресекал любую гражданскую активность, даже самую невинную. А уж массовые протесты чекисты планировали подавить с образцовой жестокостью, чтоб никому впредь покушаться на незыблемость Вертикали Власти повадно не было.

Многие небезосновательно были уверены, что на Болотной площади чекисты учинят народу жестокое побоище. Того не случилось по многим причинам. И одна из существенных, вызвавших приступ внезапного пацифизма, что путинским чекистам проблематично стрелять в шендеровичей. С русскими они расправятся без проблем и с удовольствием. А когда в первых рядах протестантов коллективный Шендерович, режим охватывает карательная нерешительность. Это не единственный фактор, почему движение за гражданские права и свободы развивается мирно. И  тем не менее, пренебрегать им нельзя.

Коллективному Шендеровичу своими силами, без русских, тоже не обойтись. Обладая связами с властями РФ, Органами и Западом, контролируя немалую часть СМИ, они не способны собрать площадь. А без этого дело не пойдёт. А нам нужно, чтобы шло, и антирусский путинский режим пал.

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 165 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →