Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Category:

Российская империя как жандарм Европы


Русская интеллигенция век рыдала, что бесчеловечный деспот Николай Палкин способствовал подавлению европейских революций 1848 года. За это Россию презрительно обзывали «жандарм Европы». Мол, передовые народы стремились к свободе и демократии, а реакционный царизм стоял на пути исторического прогресса. Это нам и в советской школе преподавали.

Известная доля правды в подобных утверждениях есть. Российская империя действительно стояла на пути устремлений. Однако чьих и куда?

Все мы помним – не забудем и не простим! – знаменитый лозунг тевтонских завоевателей «Дранг нах Остен», в смысле «Натиск на восток!». Ну как же-с, агрессивные германские империалисты вечно стремились на восток, поработить славян. Стремились, да, но отнюдь не реакционные и не германские. А даже напротив, польско-еврейские революционеры. Да, да.

 

«… кто же реально ввел в оборот словосочетание Drang nach Osten (Натиск на Восток, от немецкого глагола dringen – давить, нажимать, проникать). Лишь относительно недавно на портале появился автор этой концепции – Юлиан Клачко (Julian Klaczko). Однако его подробная биография до сих пор отсутствует в Рунете».

«Будущий польский революционер, житель Парижа и литератор родился в ноябре 1825 года (по некоторым данным – в 1826 году) в Вильне в семье состоятельного еврейского торговца текстилем Цви Хирша Клачко – человека в городе очень известного и влиятельного. Бизнес отца Юлиана был связан с Германией и кроме того, он совместно с Нисаном Розенталем основал первую в Вильно светскую школу, издал книгу Ахавата Зиона «Любовь Зиона» и фактически был главой тамошней еврейской общины. Сам Юлиан в 1843-1847 годах учился в университете Кенигсберга, а с 1847 года – в Гейдельберге. Писать Юлиан начал рано – первые стихи (под разными псевдонимами) датируются 1842-1843 годами. В Германии Юлиан сошелся с проанглийским романтиком Георгом Гервиниусом и стал сотрудничать с либеральной Deutsche Zeitung. Стоит напомнить также, что Польша (Речь Посполита) к тому времени была разделена между тремя империями – Россией, Пруссией и Австро-Венгрией»

«… весной 1848 года – по Европе прокатилась волна, как говорят нынешние идеологи в Кремле, «оранжевых революций». Восстания произошли в Париже, Неаполе, Венеции, Риме, Праге, Будапеште, Тоскане, Пьемонте, в германских государствах – по сути, это была первая в истории Европы массовая революционная волна с требованиями «демократизации» режимов. Во Франции она привела к падению режима короля Луи-Филиппа I, а в Австрии дело закончилось грандиозным венгерским восстанием, которое пришлось в конечном итоге подавлять стотысячной русской армии (тем самым Россия укрепила в глазах европейских либералов свое реноме как «душителя свобод»)».

«В Пруссии была, однако, своя специфика: власти королевства изначально потворствовали бунтовщикам. Расчет короля Фридриха-Вильгельма IV был таков: революция ослабляет конкурента Пруссии в Германском союзе (предтече будущей единой Германии, но пока представленной ворохом мелких, средних и крупных немецких государств) – Австрию, а собранный общегерманский парламент предложит корону Германской империи прусскому королю. Собственно, почти все так и произошло во второй половине 60-х годов XIX века, но в 1848 году эту задумку берлинские стратеги реализовать не смогли»

«… в Познани создается Народный комитет и начинается формирование отрядов боевиков, на что командующий прусской армией в Познани генерал Виллинзен смотрит сквозь пальцы. Деятели Народного комитета начинают распространять листовки и прокламации. В них они требуют для Познани широкой автономии, а также призывают Пруссию разорвать союз с «дикой, варварской империей русских».

В конце апреля 1848 года русский император Николай I публикует манифест, в котором прямо заявляет об опасности «оранжевых» революций для Европы и о своей готовности отправить многочисленную русскую армию на их подавление».

«… начавшуюся в Познани польскую «революцию» быстро и оперативно подавили сами же пруссаки, а от проекта создания Германской империи парламентским путем пришлось отказаться.

Юлиан Клачко, как уже понятно, оказался одним из деятелей Народного комитета в Познани. Однако позиция немецких либералов, которые не хотели давать автономии Познани, его расстроила. В мае 1848 года он публикует небольшой памфлет (точнее письмо к немецкому либералу Гервиниусу) «Die deutschen Hegemonen» (Немецкие гегемоны), в котором излагает свой вариант идеальных польско-немецких отношений: Познань получает независимость от Пруссии и, как не сложно догадаться, становится союзником Берлина. А далее обе страны совместно с Австрией выступают против России, которая должна вернуть новообразованной Польше захваченные у Речи Посполитой земли (собственно, это и есть суть польского Drang nach Osten)».

«В дальнейшем, после поражения революций 1848-1849 годов, Клачко эмигрировал в Париж, где занимался литературной деятельностью, а умер он в 1906 году в польском городе Краков, входившим в состав Австро-Венгрии.

Однако придуманный Клачко термин понравился польским писателям-романтикам, создававшим в XIX веке беллетризованный вариант национальной истории. В 1861 году его использует польский романтический историк Кароль Шайноха (Karol Szajnocha) в историко-мифологизированном труде «Ягвида и Ягелло». А в ноябре 1865 года термин добирается и до России, где впервые упоминается на страницах газеты «Московские ведомости». Однако затем вплоть до начала XX века о нем забывают и из нафталина тезис о «тевтонской крестоносной агрессии против восточных народов» был извлечен лишь в канун Великой войны в 1914 году, когда пропагандистские машины Второго Рейха и Российской империи начали работать друг против друга на полную катушку.



Впоследствии, с началом Великой отечественной войны «Натиск на Восток» пригодился и советским пропагандистам, которые умело использовали немецкую риторику той эпохи».


Как видим, изначально пресловутый «
Натиск на Восток» есть антирусская выдумка польского еврея. Однако суть там не в шустром польском еврее, в этих делах его номер 16-й. Волна революций 1848 года задумывалась лондонскими стратегами как средство радикально переформатировать политическую карту Европы и сформировать всеевропейскую антирусскую коалицию. Поскольку задаром воевать против России за английские интересы в Европе дураков было мало, то прусскому королю предложили содействие в получении короны германского императора. По плану Пруссия должна была возглавить союз германских государств в результате серии национально-демократических революций, которые обрушили бы австрийскую империю. И вместо австрийского императора главой германского союза государств стал бы прусский король. Красивая политическая комбинация.

Однако расплачиваться Пруссии за возвышение Берлина пришлось бы войной против России. Это была дорогая цена. И к тому же пруссаки смекнули, что по ходу революционных переворотов англичане их могут элементарно кинуть, заодно с австрийской завалить и прусскую монархию. И дали отбой революции. В тот раз в английскую антирусскую ловушку немцы не попали.

Теперь о дураках бесплатных, которым нашлось применение в европейской гросс политик 19 века. Как думаете, каково было одно из первейших требований революционных сил Франции и Германии в 1848 году? Ну, кроме сакраментальных лозунгов насчет свободы, демократии и защиты прав трудящихся. В публикациях на русском языке вы с большим трудом отыщите исторические сведения на этот счет. Революционеры требовали немедленно объявить войну Российской империи! Революционный французский пролетариат даже устроили в Париже натуральный мятеж по этому поводу:

«15 мая [1848] около 150 тыс. трудящихся вышли на демонстрацию. Часть демонстрантов ворвалась в Бурбонский дворец, где заседало Учредительное собрание, с требованием немедленного решения вопроса о поддержке поляков. Выступивший с пламенной речью Бланки потребовал решительных мер по борьбе с безработицей и улучшения положения трудящихся. Один из ораторов, воспользовавшись растущим возбуждением демонстрантов, объявил Учредительное собрание распущенным. Начали составляться списки нового правительства. Однако повторить февральские дни не удалось. Правительство смогло поднять на ноги все вооруженные силы столицы, демонстрация была разогнана».



«15 мая [1848] в Париже состоялась 150-тысячная демонстрация, требовавшая от депутатов Учредительного собрания немедленного решения вопроса о поддержке восставших поляков. Однако демонстрация была разогнана, а лидеры демократического движения Барбес, Альбер, Распаиль, Бланки и другие схвачены, клубы их закрыты. Люксембургская комиссия была официально ликвидирована, а бумаги ее секвестрованы. Кавеньяк усиливал парижский гарнизон, стягивая в столицу новые воинские силы»

Наверное интересуетесь, что это за Люксембургская комиссия такая, и с какой радости её мятежные члены требовали разогнать Учредительное собрание и мобилизовать во Франции миллион солдат для войны против России.

«Правительственную комиссию для трудящихся», которая должна была вырабатывать меры для улучшения положения рабочего класса»



Далеко вдаль глядели сознательные французские пролетарии, лишь война против России в пользу польской шляхты могла улучшить положение европейских трудящихся. Коротко говоря, в 19 веке поляки играли роль аналогичную нынешним евреям и чеченцам в одном флаконе. Кстати, а о каких поляках идёт речь, кого именно весной 1848 года понадобилось срочно спасать от русского варварства?

«Во время Венгерской революции 1848—1849 годов были также созданы 2 польских легиона в Венгрии под командованием генерала Юзефа Высоцкого и Юзефа Бема, которые сражались в составе венгерской революционной армии, а после подавления восстания ушли в Турцию»

Пролетарские революционеры Германии тоже не сидели сложа руки. Поднимали немецких трудящихся на войну против России.

Деятельность Маркса и Энгельса в революции 1848 г.

«… В области внешней политики Маркс и Энгельс выдвигали лозунг революционной войны против царской России, являвшейся тогда главным оплотом европейской контрреволюции. Они указывали, что поражение царизма в этой войне приведет к подъему революции в Германии и Австрии, к свержению династии Гогенцоллернов и династии Габсбургов»

Теперь вы лучше понимаете, откуда и куда тянутся корни «Коммунистического манифеста». Кто, зачем и для чего.

Дабы дать представление читателю о градусе накала антирусской риторики, которую использовали классики марксизма в революционной пропаганде, приведу несколько характерных цитат. Вслушайтесь в этот страстный призыв к революционной войне против русских недочеловеков.

К. Маркс «Разоблачения дипломатической истории XVIII века»: «Колыбелью Московии было кровавое болото монгольского рабства, а не суровая слава эпохи норманнов. А современная Россия есть не что иное, как преображенная Московия»

«Только в результате превращения Московии из полностью континентальной страны в империю с морскими границами московитская политика могла выйти из своих традиционных пределов и найти свое воплощение в том смелом синтезе, который, сочетая захватнические методы монгольского раба и всемирно-завоевательные тенденции монгола-властелина, составляет жизненный источник современной русской дипломатии».

«Подведем итог. Московия была воспитана и выросла в ужасной и гнусной школе монгольского рабства. Она усилилась только благодаря тому, что стала virtuoso [виртуозной (итал.). Ред] в искусстве рабства. Даже после своего освобождения Московия продолжала играть свою традиционную роль раба, ставшего господином. Впоследствии Петр Великий сочетал политическое искусство монгольского раба с гордыми стремлениями монгольского властелина, которому Чингисхан завещал осуществить свой план завоевания мира».

Ф.Энгельс «Демократический панславизм» (Напечатано в «Neue Rheinische Zeitung» №№222 и 223; 15 и 16 февраля 1849 г.): «… ненависть к русским у поляков даже сильнее — и с полным правом, — чем ненависть к немцам. Но именно потому, что освобождение Польши неразрывно связано с революцией, потому, что слова «поляк» и «революционер» стали синонимами, полякам обеспечены симпатии всей Европы и восстановление их национальности, в то время как чехам, хорватам и русским обеспечены ненависть всей Европы и кровавая революционная война всего Запада против них».

«На сентиментальные фразы о братстве, обращаемые к нам от имени самых контрреволюционных наций Европы, мы отвечаем: ненависть к русским была и продолжает еще быть у немцев их первой революционной страстью; со времени революции к этому прибавилась ненависть к чехам и хорватам, и только при помощи самого решительного терроризма против этих славянских народов можем мы совместно с поляками и мадьярами оградить революцию от опасности. Мы знаем теперь, где сконцентрированы враги революции: в России и в славянских областях Австрии; и никакие фразы и указания на неопределенное демократическое будущее этих стран не помешают нам относиться к нашим врагам, как к врагам».

«… борьба, «беспощадная борьба не на жизнь, а на смерть» со славянством, предающим революцию, борьба на уничтожение и беспощадный терроризм — не в интересах Германии, а в интересах революции!»

Ф.Энгельс «Борьба в Венгрии»: «В ближайшей мировой войне с лица земли исчезнут не только реакционные классы и династии, но и целые реакционные народы. И это тоже будет прогрессом».

Ф.Энгельс «Революционное восстание в пфальце и бадене»,Напечатано в газете «Bote für Stadt und Land» №110, 3 июня 1849 г.:

«О немецких интересах, о немецкой свободе, немецком единстве, немецком благосостоянии не может быть и речи, когда вопрос стоит о свободе или угнетении, о счастье или несчастье всей Европы. Здесь кончаются все национальные вопросы, здесь существует только один вопрос! Хотите ли вы быть свободными или хотите быть под пятой России? А контрреволюционные газеты еще толкуют о какой-то «государственной измене», как будто Германию, которая скоро будет превращена в пассивную арену борьбы двух армий, еще можно каким-то образом предать! Бесспорно, в прошлом году дело обстояло иначе. В прошлом году немцы могли начать борьбу против русского гнета, они могли освободить поляков и перенести таким образом войну на русскую территорию, воевать за счет России».

Советские дурачки до сих верят в побасенку о контрреволюционном самодуре Николае I, тупо подавившем чудесный революционный порыв европейских народов к свободе. Однако поначалу Петербург не собирался вмешиваться в европейские революции.



Пока не стало ясно, что дело клонится к образованию антирусской революционной коалиции европейских держав. И дабы предотвратить  худшее, России необходимо спасть Австрию.



«28 апреля 1848 г. последовал манифест: «Смуты и мятежи на западе с тех пор не укротились. Преступные обольщения, увлекающие легкомысленную толпу обманчивым призраком такого благоденствия, которое никогда не может быть плодом своеволия и самоуправства, проложили себе путь на Восток в сопредельные нам, подвластные турецкому правительству, княжества Молдавское и Валхское, одно присутствие войск наших совместно с турецкими восстановило и удерживает там погадок. Но в Венгрии и Трансильвании усилия австрийского правительства, разрозненные другой еще войной с врагами внешними и внутренними в Италии, не могли доселе восторжествовать над мятежом; напротив, укрепясь скопищами наших польских изменников 1831 года и других разноплеменных пришельцев, изгнанников, беглых и бродяг, бунт развился там в самых грозных размерах».

Русские войска вскоре по просьбе австрийского императора вступили на территорию Австрийской империи и спасли ее от катастрофы».


В 1848 году Николай Павлович сорвал замыслы Лондона организовать общеевропейскую революционную войну против России, а самой Британии остаться в стороне. Пять лет спустя пришлось англичанам открыто образовать антирусскую коалицию держав и самим вместе с французами (Наполеон III расплачивался за поддержку в получении власти) и турками отправляться воевать в Крым.

По случаю крымской войны классики марксизма изготовили массу антирусских и русофобских пасквилей. Советские товарищи ни Ленина, ни Маркса-Энгельса сами отродясь не читали. А я в своё время, конспектируя их труды в рамках курса научного коммунизма, полистал страницы собраний сочинений и не рекомендованные для изучения. Маркс&Энгельс усердно агитировали Европу в поддержку войны против проклятой России. Энгельс писал статьи с предложениями английскому флоту захватить Кронштадт, и МНОГО ещё чего в подобном духе.

* * *

(продолжение)

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 102 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →