Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Category:

МОНАРХИЯ и ДЕМОКРАТИЯ


Прочитал трогательно наивные рассуждения монархиста о вреде демократии для русских.

«Начнём с утверждения о том, что демократия - несмотря на этимологию слова - в нынешнем виде не имеет никакого отношения к власти народа ни у нас в стране (что просто вопиюще очевидно), ни на Западе (что более спорно)».

(…)

«А суть Монархии - в Богоизбранности. Не всякий самодержец - монарх. Власть, истинная власть - вообще абсолютно мистическое понятие».

(…)

«Популярный русский националист Крылов меня разочаровал своим длинным воззванием до слёз. Он в упор не желает видеть великой имперской миссии русских, их глубоких монархических чаяний».

К сожалению, у нас не распространено понимание основ демократической системы. Обычно ограничиваются определением, демократия – власть народа. Однако этот идеологический тезис не объясняет МЕХАНИЗМ функционирования современной демократии.  В демократическом государстве народ правит в том же смысле, в каком народ управляет авиалайнерами.

Сущность демократической СИСТЕМЫ заключается в том, что власть ВЫНУЖДЕНА считаться с интересами и мнениями народа (избирателей). Граждане имеют возможность свободно высказывать и всякими иными мирными способами выражать свои мнения и суждения по любым политическим вопросам. И любой кандидат на властную государственную должность обязан победить на демократических выборах, получить поддержку большинства сограждан.

Можно порассуждать на тему, что и при демократии распространены манипуляции и прочее. Однако никакие закулисные махинации не отменяют суть системы: гражданские права и свободы, принуждающие демократическое государство уважать народные интересы и требования. При демократии народ не только природный ресурс (население), но и влиятельная политическая сила.

 

Не будем демонизировать оппонентов, наши монархисты обычно суть безобидные ролевики. В их романтических представлениях Монархия это нечто вроде прекрасного Царства гордых и благородных эльфов. Которым противостоит охлократия мерзких орков и подлых гоблинов, ведомых злобными и коварными магами закулисья.

Между тем, непредвзятый взгляд на русскую историю обнаруживает, что русское самодержавие отнюдь не чуждо демократии. Московских царей традиционно избирали на престол. Последний избранный царь Пётр – между прочим, избранный вторым царём одновременно со старшим братом Иваном, избранным первым царём, при соправительнице их сводной сестре Софье, что как бы намекает на преувеличенность слухов о строго византийских обычаях русского самодержавия, – став императором, создав государственный аппарат по европейским образцам, упразднил и порядок народного избрания царей.

Установившуюся после Петра Великого систему престолонаследия даже монархисты не склонны одобрять. Императоры, тогда чаще императрицы, превратились в игрушку придворных аристократических партий. Такое положение не шло на пользу, ни стране, ни монархии.

Екатерина Великая стремилась утвердить в России демократические институты. Разумеется, демократизация была начата с дворянства. По-другому и быть не могло, особенно в России, с преобладающим сельским населением. Предвидя, что мало кто из читателей знаком с демократическими традициями русского дворянства (не принято популяризировать), приведу обширную цитату из Брокгауза и Эфрона.

«Корпоративные права дворянства возникли только со времени жалованной грамоты. Раньше были попытки привлечь дворян к делам местного управления; но эти попытки не привели к прочным результатам, так как первой и поглощающей обязанностью дворян было отбывание военной службы. Лишь со времени издания закона 1762 г. о вольности дворянской возможно было организовать участие дворянства в местном управлении и дать организацию самому дворянству.

Уже в 1766 г. Екатерина II предписала дворянам каждого уезда избрать на 2 года уездного предводителя для руководства при избрании депутатов в комиссию и на случай других требований верховной власти. В дворянских наказах категорично выражена мысль о необходимости организовать дворянство и дать ему участие в делах местного управления, хотя предложенные по этому предмету проекты были крайне разнообразны. В учреждении о губерниях 1775 г. и в жалованной грамоте эти желания нашли законодательное признание.

Дворянство организовано по губерниям, составляя в каждой губернии общество с правами юридического лица. Органами обществ являются собрания, предводители губернский и уездные, депутатское собрание и опека. Собрания обыкновенные имеют место раз в 3 года, а чрезвычайные допускаются по созыву и дозволению генерал-губернатора.

Компетенция обыкновенных собраний была следующая: 1) производство выборов в должности: предводителей, заседателей верхнего земского и совестного судов, уездных судей и заседателей уездных судов, земских исправников и заседателей нижних земских судов; 2) разрешение вопросов предложенных от правительства; 3) представление ходатайств о пользах и нуждах генерал-губернатору и даже самому государю, через особо избранную депутацию; 4) составление капиталов для сословных нужд; 5) ведение дворянских книг и исключение из среды дворянства.

Принимать участие в собраниях имели право все потомственные дворяне; но правом голоса пользовалась из них лица не моложе 25 лет, имеющие чин и получающие с деревень доход не менее 100 р. Депутатское собрание под председательством губ. предводителя, из депутатов от каждого уезда, вело дворянские книги, рассматривало права на дворян и выдавало документы. В каждом уезде под председательством уездного предводителя образованы дворянские опеки для попечения о вдовах и малолетних дворянских сиротах, чрез особо назначаемых опекунов.

После кратковременного царствования Павла, который отменил жалованную грамоту, при императоре Александре I дворянские привилегии были восстановлены и собраниям дворянским предоставлено, сверх того, замещать целый ряд новых должностей, начиная от председателей и заседателей палат гражданского и уголовного суда. Обнаружившееся уклонение дворян от участия в собраниях и от службы по выборам послужило поводом к преобразованию 1831 года, когда права участия в дворянских собраниях были обусловлены более высоким цензом, хотя причины уклонения от службы зависели вовсе не от состава собраний, а от условий службы в местных учреждениях, в сравнении с которой служба в центральных учреждениях представлялась гораздо более заманчивой. Закон 1831 г. не изменил этих условий, несмотря даже на прямое запрещение имп. Николая начинать дворянам службу в столичных учреждениях»

«Реформы прошлого царствования сильно изменили привилегированное положение дворянства. Освобождение крестьян лишило дворян дарового труда крестьян и патримониальной власти над сельским населением. Полицейская реформа 1862 г. устранила выборное дворянское начало в уездной полиции, оставив за дворянством (до 1889 г.) только право замещения должности заседателя в уездном полицейском управлении. Судебная реформа 1864 г. обратила судебные должности или в коронные, или в земские, а с введением земских учреждений закрылись различные комиссии и комитеты, в которых депутаты от дворян или избранные им члены участвовали в заведовании хозяйственными делами местности. Свобода от телесных наказаний с 1863 г. стала достоянием весьма многочисленных групп населения. Праву дворян на государственную службу противопоставлено было такое же право, приобретаемое по образованию. Воинская повинность, сменившая рекрутскую (1874), распространена и на дворян. Подушная подать отменена вовсе (кроме Сибири). Сохранились только свобода дворянских домов от постоя, исключительное право на учреждение заповедных имений, титул благородия, гербы, мундир и корпоративная организация»

«Дворянам отведена была, однако, влиятельная роль в губернском и уездном управлении. Приведение в действие Положения 19 февраля 1861 г. предоставлено было мировым посредникам, назначавшимся из местных дворян; в 1874 г. съезд мировых посредников заменяется уездным по крестьянским делам присутствием, во главе которого ставится предводитель дворянства, а непременный член обязательно избирается из среды дворян (как в уездном, так и в губернском крестьянском присутствии).

Земское положение предоставляет предводителям дворянства председательство в земских собраниях. С введением судебно-мирового института уездным предводителям дворянства предоставлено составление списков лиц, могущих быть избранными в мировые судьи, и введение их в должность; устав о воинской повинности отводит им первое место в воинских присутствиях. В то же время они становятся председателями училищных советов, как губернских, так и уездных. Рескриптом 25 дек. 1873 г. на имя министра народного просвещения дворянство призывается стать на страже народной школы. Не менее благоприятно было и фактическое положение дворянства в земстве. Ему принадлежала большая часть земельного ценза и голосов в съездах крупных землевладельцев; ряды земских деятелей наполнялись дворянами; в уездах бывали даже случаи совмещения должности предводителя дворянства с должностью председателя земской управы. В земстве дворянство проявляло свою дятельность в качестве наиболее культурного класса русск. общества, который до начала 1860-х г., за небольшими исключениями, сосредоточивал в своем лице всю интеллигенцию России. В земский период своей деятельности дворяне сделали на местах несравненно больше полезного, чем в предшествующий, чисто дворянский. Но как сословие дворянство неудержимо клонилось к упадку. Земельные его имущества все более и более переходили к друг. сословиям (см. Землевладение). Сословная жизнь дворянства почти совершенно заглохла: нередки были случаи, когда дворянство за отсутствием кандидатов затруднялось в выборе предводителей»

Для советских людей предводителя дворянства исчерпывающе символизирует комичная фигура Кисы Воробьянинова. А типичный русский дворянин – дикий помещик, самодур и деспот.

Широко внедрена схема, что демократия ковалась в борьбе с королевским произволом, парламенты противостоят монархии. Однако исторически в Европе демократические институты, парламентаризм развивали и укрепляли именно монархии. Прежде всего, это делалось для стабилизации политической системы, ослабления потенциала аристократических заговоров и переворотов. Монархам выгоднее и спокойнее иметь дело с парламентскими партиями, нежели придворными. Зреющий парламентский заговор много легче, чем дворцовый, обнаружить и обезвредить. Естественно, парламентаризм, демократия накладывают на монархию и монарха известные ограничения. Однако фактически монарх мало что уступает из реально имеющейся у него государственной власти и влияния. На деле любой абсолютнейший монарх делит власть (но не ответственность!) с придворными партиями. Для монарха и монархии это куда более опасная конструкция, чем разделять власть и перекладывать ответственность на парламент.

Николай II политически противостоял революции, опираясь на русскую демократию.  К сожалению, тогда ещё слабую, недоразвитую, глуповатую. Успешно совершить революцию в России удалось, лишь уничтожив (подменив) демократические институты. Февральский переворот 1917 года именуют «демократическим», хотя этот ярлык противоречит очевидным фактам. Произведя переворот от имени Думы, заговорщики русский парламент немедленно разогнали. И подменили фиктивными «советами рабочих».

Так называемые «советы» изобрели в 1905 году Парвус и Троцкий. А установил светскую систему в России генеральный секретарь товарищ Керенский. Собственно, в первом Временном правительстве он и являлся представителем этих самых советов, которые они с гопкомпанией накануне и сварганили у себя в кабинетах. А последнее Временное правительство, которое свергли большевики как «буржуазное», было прямо советским. И гражданская война разгоралась между советскими партиями.

Смысл марионеточных «советов рабочих», советской псевдодемократической системы заключался в том, чтобы задекорировать коммунистическую диктатуру (или любую иную олигархическую деспотию). Это хорошо видно по современным идеологам советчины, они все являются принципиальными противниками гражданских свобод и демократии, мечтают о возрождении какой-нибудь тоталитарной автократии, да пострашнее. И как только после формального упразднения советской власти Верховный совет РФ стал трансформироваться в нормальный парламент, перестроившиеся коммунисты расстреляли его из танков. Затем деспотия Ельцина сменилась режимом чекистской хунты Путина. Это всё происходило на наших глазах.

И, увы, наши монархисты считают своим долгом полемизировать против демократии и не отдают себе отчета, что знаменитый лозунг «самодержавие и народность», по сути, означал программу долгосрочной демократизации России под эгидой самодержавия. И обязанность всякого приличного русского монархиста требовать для русского народа дарованных последним Государем гражданских прав и свобод. Нельзя не согласиться с К.Крыловым:

«Даровать населению  незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов».

«Эти свободы нам – то есть законным потомкам подданных Российской Империи - УЖЕ БЫЛИ ДАНЫ. «Слово царское твёрдо». И признать его должны все, даже антидемократически настроенные товарищи монархисты, если они хотят быть монархистами, верными Государю».

Русским националистам, как наиболее заинтересованным силам, следует всерьёз изучать и осваивать демократические механизмы. Особый интерес представляет опыт США. Во-первых, американская демократия исторически развилась без покровительства монархии, что нам сейчас ближе. Во-вторых, американская демократическая система гораздо более последовательная, открытая и честная по сравнению с европейскими моделями.

И не забывать: ружья кирпичом не чистят!

 

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 191 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →