Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Category:

Образование в Российской империи


Для оправдания преступлений коммунизма идеологи советчины вынуждены клеветать на дореволюционную Россию. Как страну дикую, исторически обреченную на отсталость. И сколько бы людей ни истребили советские коммунисты, как бы ни истязали, государственное живодёрство советской власти должно быть оправдано интересами исторического Прогресса.

Особое значение в лживой советской мифологии имеет клевета о якобы низом уровне образования в Российской империи. Дескать, лишь благодаря большевикам русскому народу стало доступно образование. Это типичная советская пропаганда, т.е. голимая брехня. Мне уже приходилось писать на тему истории образования в СССР.

 А вот ещё одна интересная статья на затронутую тему. Опровержение вранья современных замполитов, что якобы царская Россия выпускала преступно мало инженеров и прочих специалистов с высшим образованием.

«Итак, статья П.Краснова "Построить Невозможное", опубликована на сайте, - http://stalinism.ru/Kollektivizatsiya/Postroit-nevozmozhnoe.html цитата -

"Если оценить ситуацию Красной России тех лет, то по здравому размышлению, она представляется безнадежной: почти 90% населения живет в деревне и в подавляющем большинстве неграмотно. Если пойти классическим путем, то пройдет не одно поколение, пока более-менее грамотные рабочие смогут стать за станки, читать наряд-заказы и выполнять приказы мастера, пока появятся эти самые мастера, которыми будут руководстводить опытные инженеры. Русских инженеров, можно считать, что почти нет. Царская Россия выпускала их несколько сотен в год на всю Россию. "

Так вот, тут П.Краснов попросту соврал на голубом глазу».

 

«Итак, на выходе имеет в 1913 году 1800 инженеров, и это без учета военных инженеров и выпускников физ-математических ВУЗов, которые также частично работали в инженерной сфере. Общим счетом количество инженеров разных специальностей можно оценить в 1913 где-то  в 4000 дипломированных "технарей".

Теперь надо разобраться,- 1800 инженеров-выпускников это же вроде так мало. В масштабах всей страны-то. Именно на этом некомпетентном восприятии, казалось бы небольшой цифры и строил свою аргументацию Пыхалов в своей статье, вот и П.Краснов за ним подвязался.

Для того чтобы объективно оценить является ли цифра в 1800 инженеров в год показателем отсталости  или развитости, нужно понять систему оцениочных координат на фоне самых развитых индустриальных стран того времени. В частности, в сфере технического образования лидировала в начале XX века вполне заслуженно Германия.

Так вот, в Германии в те же годы выдавалось примерно 1300 дипломов инженеров в год.  Во Франции - чуть меньше 1000, а к примеру в Швеции - около 150.(Goran Ahlstrom. Engineers and industrial growth: higher technical education and the engineering profession during the nineteenth and early twentieth centuries : France, Germany, Sweden, and England)

Незадача. Что-то у Павла Краснова плюс с минусом не сходится. Как в отсталой, обезинжинеренной до предела ветхой тиранической Империи может быть большее количество студентов-инженеров в 1905-1913 годах, чем в богатой, индустриальной до чертиков Германии, которая была лидером технического образования в Европе? Такого ведь в принципе не может быть. Но такова реальность.

Обратимся к фундаментальной монографии  Дмитрия Леонидовича Сапрыкина, научного сотрудника  Института истории естествознания и техники им. С.И.Вавилова Российской академии наук “Образовательный потенциал Российской Империи". Книга была издана институтом РАН в 2009 году. По объему и разносторонности поднимаемых источников,- блестящая работа.

Накануне Первой мировой войны в университетах, высших технических школах и академиях Германской империи училось не более 25 тысяч специалистов с естественнонаучным (без ме­дицинского) и инженерным образованием. В высших учебных заведе­ниях других крупных европейских странах (Великобритании, Франции, Австро-Венгрии) их было еще меньше. Между тем в университетах, высших технических, военно-инженерных и коммерческих училищах Российской империи обучалось не менее 40-45 тысяч специалистов такого рода.

 Только в пяти мужских технологических институтах ведомства Министерства народного просвещения (Московском, Петербургском, Харьковском, Киевском и Томском) в 1913 году училось 10 000 инженеров. Но это только часть политехнических вузов (были технические институты ведения министерства промышленности и торговли, МПС, почтового ведомства, горные институты, военно-инженерные и т.д.) Всего - в 1913 году от 22 до 30 тысяч студентов-инженеров (почти в два с половиной раза больше, чем в Германии!).

Поразителен и крайне неприятен для П.Краснова будет вывод Сапрыкина -
"Таким образом, вопреки широко распространенным пред­ставлениям можно сделать вывод, что Россия уже между 1904 и 1914 годами (вместе с США) стала мировым лидером в области техни­ческого образования, обойдя Германию". Этот вывод может показаться неожиданным. Но учеными ИИЕТ РАН им. С.И.Вавилова детально исследовано развитие в предреволюционной России наиболее «наукоемких» отраслей промышленности – машиностроения, судостроения, оптики, авиастроения, химической и электротехнической промышленности. В целом Россия оказывается в числе 4-5 наиболее передовых стран того периода.

Россия имела масштабную судостроительную, авиационную и оборонную индустрию такого масштаба и уровня, какую имели на тот момент еще 3-4 страны в мире».

«Пыхалов и Краснов, на мой взгляд, по идеологическим соображениям, не назвали реальную причину отсутствия собственных советских инженерных кадров в СССР в 20-30-е годы, - от 70 до 90 процентов инженерных кадров в высокотехнологичных отраслях экономики были уничтожены на 70-90%, в зависимости от отрасли. В ходе гражданской войны, революции и террористических кампаний. Кто эмигрировал, кого уничтожили физически. Вопрос ДЕиндустриализации 1917-1924 гг. Красновым и Пыхаловым не рассматривается в принципе, ибо это противоречит идеологической позиции и рушит единственно верную картину мира.

Виноваты в отсутствии инженеров только царское правительство, эмиграция и террор, - не причем».

Большевики, ленинцы и сталинцы, проводили политику истребления русского образованного слоя. Кто сомневается, предлагаю ознакомиться с серией публикаций «Репрессированная наука». В 30-е чекисты взялись даже за математиковпишут вредительские формулы! – и астрономов.

«В 1937–1940 гг. ленинградской астрономии был нанесен сокрушительный удар, от которого она долго не могла оправиться».

«… волна необоснованных репрессий смела Б.П.Герасимовича, наиболее близких к нему сотрудников Пулковской обсерватории и других ленинградских астрономических учреждений, в первую очередь Б.В.Нумерова и других сотрудников Астрономического института (ныне – Института теоретической астрономии), Ленинградского университета и Естественнонаучного университета им. П.Ф.Лесгафта. Уцелел лишь директор этого института Н.А.Морозов».

Почему уцелел один Морозов, понять можно. Это тот самый Н.А.Морозов.

Из сотен репрессированных советской властью русских инженеров, занимавшихся ракетостроением, С.Королёв выжил случайно. Так во всех областях науки и техники. Трагические судьбы в СССР русских специалистов по радиолокации:

«Советские радарные разработки потерпели разгром в 1937 г., когда советским режимом были арестованы и брошены в концлагеря ведущие исследователи в этой области, а также в области разработки элементной базы для радиолокации»

Список русских жертв коммунистов огромен. Это и есть настоящий вклад советской власти в развитие образования и наук в России.

P.S.

Для справки приведу некоторые ссылки, дабы дать представление, что такое советский террор против русского образованного сословия.

«АКАДЕМИЧЕСКОЕ ДЕЛО»

«В 1927 СНК СССР утвердил новый устав АН СССР, значительно ограничивавший ее права и автономию. В январе 1929 трое из выдвинутых коммунистов не набрали нужного числа голосов при баллотировке в академики. Этот инцидент послужил поводом для нового наступления на АН. Начиная с апреля 1929 вопрос об АН СССР неоднократно рассматривался на заседаниях Политбюро ЦК ВКП(б). Вскоре началась чистка АН специально созданной комиссией. В октябре 1929 этой комиссии стало известно, что в библиотеке и рукописных отделах АН СССР хранятся якобы «криминальные» материалы. На заседании Политбюро ЦК ВКП(б), состоявшемся 5 ноября 1929, было принято решение об уголовном преследовании сотрудников АН СССР, причастных к этой «архивной истории», и с 24 октября по 12 декабря 1929 были проведены первые аресты. Затем аресты приняли массовый характер, арестованным стали предъявлять обвинения в различных формах контрреволюционной деятельности. Были арестованы 4 академика (С.Ф.Платонов, Е.Н.Тарле, Н.П.Лихачев и М.К.Любавский), арестовано или привлечено к следствию 9 чл.-кор. АН СССР. Большая часть арестов произведена в Ленинграде. Арестованные в других городах (Москве, Минске, Свердловске) этапированы в Ленинград. Большинство пострадавших были историками, поэтому дело это часто называли «делом историков». Среди арестованных находились и другие специалисты, в частности, геологи и географы.

К началу 1930 количество арестованных превысило 100 человек». …

ДЕЛО «РОССИЙСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПАРТИИ» («ДЕЛО СЛАВИСТОВ») (1933-34).

«Дело «Российской национальной партии» (РНП) возникло осенью 1933 года».

«… самая многочисленная группа московских славистов (члены-корреспонденты АН СССР Н.Н.Дурново, Г.А.Ильинский, А.М.Селищев, сын Н.Н.Дурново — А.Н.Дурново и его невеста — В.В.Трубецкая, отец В.В.Трубецкой — В.С.Трубецкой, профессора В.В.Виноградов, К.В.Квитка, П.А.Расторгуев, Н.Л.Туницкий, И.Г.Голанов, В.Ф.Ржига и др.).

Параллельно с «московским» делом в сентябре 1933 года заведено «Ленинградское дело РНП», по которому арестовано 37 человек, в основном этнографов и искусствоведов, а также ученых-негуманитариев: химиков и геологов».

«Арестованные по «ленинградскому делу» обвинялись, в частности, в том, что «вели широкую нац. фашистскую пропаганду панславистского характера, широко используя в этих целях легальные возможности научной и музейной работы», создавали и сохраняли экспозиции залов, посвященных русскому искусству дореволюционного периода, которые «тенденциозно подчеркивали мощь и красоту ста­рого дореволюционного строя и величайшие достижения искусства этого строя».

«НАЧАЛО КОНЦА» ПОВЕДЕНЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ В СССР

«Беседа Сталина с партийными лидерами Института философии имела роко­вые последствия. Через полтора месяца (25 января 1931 г.) издается Постано­вление ЦК ВКП(б) о журнале «Под знаменем марксизма» (философского журнала, возглавлявшегося ранее А. М. Дебориным). Дискуссия между «механи­стами» и «диалектиками» оканчивается полным разгромом обеих сторон пу­тем обвинения первой в «ревизии марксизма», а второй – в «меньшевист­вующем идеализме».

«Печально известная резолюция общего собрания ячейки ВКП(б) Государст­венного института психологии, педологии и психотехники от 6 июня 1931 г. содер­жала призыв: «До конца должны быть разгромлены остатки буржуазно-идеа­листи­ческих теорий, являющиеся прямым отражением сопротивления контр­революционных элементов страны социалисти­ческого строительства (челпановщина, нечаевщина, Лосев, Шпет и др.)... Грубый механицизм Корнилова, пере­растающий в идеализм, идеалисти­ческое штернианство Шпильрейна, грубый бихевиоризм Боровского, "культурническая" психология Выготского и Лурия, идеалисти­ческий физикализм гештальт­психо­логии, усиленно проповедуе­мый Артемовым и др., до последнего времени оставались не разоблаченными и выда­вались за марксистские теории».16 «Все это требует дальнейшей решитель­ной борьбы против механицизма как основной опасности, т. е. корнилов­щины, свя­занной с меньшевист­ским идеализмом деборинской группы, против бихевиористов типа Боровского, против грубо биологиза­торской бехтеревщины, против попыток истолко­вания при помощи метода условных рефлексов школы Павлова всего сложного и своеобразного поведения человека, против позитивизма и не­критического заимствования различных модных западно­европей­ских психоло­гических теорий, с одной стороны, и, с другой стороны, против меньшевист­вующего идеализма, выражающегося в оппортунисти­ческом отношении к борьбе с враждебными марксизму-ленинизму взглядами в области психологии, в отказе от принципа партийности в психологии, в истолковании всей методологии психо­логии лишь по Плеханову, в полном забвении роли Ленина в психологии, в отрыве теории от практики и т. п.».

РЕПРЕССИРОВАННАЯ НАУКА. СПб.: "Наука", 1991, 560 с., 12000 экз.


 

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 179 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →