Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Category:

Фантастические герои космоса

Намедни в «Известиях» ознакомился со статьей небезызвестного писателя вампириста С.Лукьяненко. Он в «Известиях» регулярно публикуется. В этот раз маститый литератор решил поговорить за свою профессию фантаста, так сказать, осветить проблемы цеха.
«Пару дней назад мне задали вопрос, на который я отвечаю регулярно: почему к слову "фантастика" все реже добавляют определение "научная"? Почему читатели готовы читать про похождения ловких хоббитов, мудрых эльфов или обаятельных вампиров - но почти равнодушны к покорителям космоса и пришельцам из других миров (при том, что эльфов нет, не было и не будет, а космонавты живут среди нас)?»

И знаете, в чём причина бедствия? Читательские массы интеллектуально и духовно деградировали.
«глобальное оглупление читательской массы, и стремление людей расслабить мозги над книжкой - а не заставить их работать»

Вот, оказывается, почему Лукьяненко пишет про вампиров и прочую нудную мистику. Тупость и леность читательской массы не позволяет ему создавать гениальные научно-фантастические романы. Ход мысли знакомый. В эпоху исторического материализма советской торговле сильно мешали покупатели.

Однако мозговая неспособность читающего человечества осилить произведения Лукьяненко сотоварищи не единственная причина упадка рынка научной фантастики. Есть ещё одна.
«Вернувшийся недавно на Землю из полугодового космического полета космонавт Максим Сураев не получил звезду Героя России. Министерство обороны, традиционно ведающее награждениями покорителей космоса, сочло его недостойным награды»

«Заявили, что ничего особенного Сураев не совершил».

Нельзя не оценить скромность писателя фантаста Лукьяненко. Менее скромный литератор потребовал бы государственных наград себе и коллегам. Дескать, нельзя недооценивать подвиг писателей научной фантастики и всё такое. А Лукьяненко беспокоится об орденах для космонавтов. Хотя я затрудняюсь понять, каким образом известие о награждении очередного космонавта побудит тупых и ленивых читателей вернуться к чтению научной фантастики.
«Традиция награждать и чествовать покорителей космоса была в нашей стране всегда - с 1961 года, с полета Юрия Гагарина. Космос был (и для населения страны, в отличие от чиновников, всегда оставался) предметом гордости. Летать в космос опасно, трудно, невыгодно (простите, что о низменных материях, но оплата труда космонавтов впечатляла лишь в советские времена, а не ныне). Вообще записаться в отряд космонавтов - авантюра и лотерея, потому что можно провести всю жизнь в ожидании старта - и никуда не слетать. И звезда Героя за первый полет (за следующие у нас давным-давно перестали награждать) - это хоть малая возможность отплатить человеку, положившему всю свою жизнь во славу России.

Теперь, похоже, это совершенно перестало быть подвигом».

«Сказать то, что космонавты возмущены, - ничего не сказать. Алексей Леонов, человек искушенный и дипломатичный, не выдержал и публично высказал по поводу руководства Министерства обороны то, что говорят на кухнях все российские офицеры»

«Скорее всего возникший скандал даст свои результаты - президент вручит космонавту звезду Героя. Скорее всего.

А теперь давайте признаем честно - Министерство обороны ненароком и впрямь озвучило реальный факт. Космонавты перестали быть героями... для своей страны. То, что они делают, по-прежнему подвиг. Вот только этот подвиг стране уже неинтересен».

«Отказ в звезде Героя для космонавта - это как вспыхнувший на пульте корабля тревожный красный индикатор.

Мы больше не считаем подвиг подвигом.

Мы не ценим своих научных достижений.

Мы не интересуемся звездным небом над нами - нам и нравственный закон внутри нас неинтересен».

Приравнять интерес к побрякушкам на парадном кителе к звездному небу, да, ход мысли фирменно советский.
«А меня спрашивают, почему фантасты пишут о гламурных вампирах и бородатых волшебниках. Почему фантастика не зовет нас к звездам и не призывает сделать мир лучше и интереснее...

Да вот потому и не зовет».

«… Все меньше и меньше тех, кто готов не то что погибнуть ради нее - материальным благополучием рискнуть.

И никакие призывы популяризировать труд рабочего или службу военного не дадут результата. Хоть государственную программу по написанию соответствующей литературы объяви и гранты выдели (с положенным откатом распределяющим органам). Тут ведь такое дело - понарошку не получается ни патриотическое кино снимать, ни героические книжки писать. Такое выходит - что каждому видно, ради чего писалось и снималось, лучше даже не позориться».

Нет у писателя вдохновения заниматься государственной пропагандой за деньги, и даже за большие деньги. Ему почёта и уважения хочется. А я всегда говорил, что один из главных движущих факторов ностальгии по советчине это утрата социального статуса. Многие бывшие советские блатные при дефиците и мелкие холуи при номенклатурных спецраспределителях ныне в материальном отношении живут лучше прежнего. Но, увы, нет прежнего общественного уважения. А без самоуважения им тоскливо, их бездуховность окружающих мучает.

* * *


Относительно того, что советские народ видел в космонавтах героев тов. Лукьяненко пафосно соврал нафантазировал. Какой-то краткий романтический период первых полётов так было, но быстро прошло.

Какой же это героизм, когда на «подвиг» в космосе очередь стоит как в пивную. Советский народ, надо отдать должное, это понимал и видел в космонавтах назойливых везунчиков. Назойливых, потому что одуревший советский агитпроп совал героев-космонавтов повсюду, советскому человеку не было продыху от Героев Космоса.

А в наше время, когда в космос и досужие туристы летают, требовать Звёзд Героев космонавтам это какая-то удивительная придурь.

И я вообще сильно сомневаюсь, что для порядочного человека прилично получать побрякушки орденов и медалей РФ. И оказаться в одном ряду с героями минетов и анального секса. Чекистская хунта вообще докатилась до полной моральной невменяемости.
«Мирей Матье получила особое приглашение на торжественное собрание в честь дня рождения СКП. И неожиданно для себя получила награду.

- К нам прибыла певица мирового уровня - Мирей Матье, - сказал Александр Бастрыкин, приветствуя гостью из Франции.

Рассказав всем, как много певица делает для развития культуры в России, он вручил Мирей Матье ведомственную медаль "За доблесть и отвагу", отметив, что сотрудники Следственного комитета "покорены ее талантом и смелостью"».

Также Мирей Матье пригласили стать членом Общественного совета при СКП.

Все медальки и орденочки РФ подлежат полной и безусловной отмене в России за полной их моральной дискредитацией.

* * *


В связи с советским космосом вспомнилась яркая история полёта первой женщины космонавта.
«Американцы оконфузились: они готовили к космическому полету летчицу Джерри Кобб, прошедшую полную наземную подготовку. Но наша Валя спутала их планы. А книга осталась невостребованной на прилавках магазинов...

Джерри после полета Терешковой призналась: "Я очень разочарована тем, что первой женщиной в космосе оказалась русская, а не американка". Валентина же посочувствовала ей, полистав книгу: "Мне искренне жаль Джерри Кобб. Она отличная летчица и храбрая женщина. Водить реактивный самолет нелегкое дело, оно требует большой воли, хорошей натренированности, молниеносной реакции. И когда я задумываюсь над неудачей Джерри Кобб, то я вижу не ее личную неудачу. У нас разные с Джерри Кобб крылья. В этом главное!"

«И в тот же день в газете появилась подборка материалов "Разные у нас крылья, Джерри!"».

«...Размах советских космических крыльев в соревновании двух держав оказался тогда действительно шире. Подвиг первой женщины в космосе был вписан в историю космонавтики русскими буквами. Однако после этого полета обе страны на долгие годы свернули женскую часть космической программы: выяснилось, что летательные аппараты нуждались в серьезном усовершенствовании с учетом особенностей женского организма».

Год назад видел документальный о полёте Терешковой. Среди отобранных пяти кандидаток на полёт Валентину Терешкову отличал низкий интеллектуальный уровень и посредственные физические кондиции. В группе были очень достойные женщины, из научно-технической сферы, её кандидатуру лоббировала Академия наук. Профессиональная лётчица. Но ЦК безошибочно выбрало ткачиху Терешкову. На том решающем основании, что у неё рабочее социальное происхождение и она секретарь комсомольской организации.

В космосе Терешкова растерялась, несколько часов не выходила на связь. ЦУП собирался сажать корабль принудительно. Наконец, Терешкова доложила: «карабь не слушается!». Единственное достижение, сумели провести сеанс с Хрущёвым. Никита Сергеевич поздравил первую советскую космонавтку с «торжеством ленинских идей в космосе».

По приземлении Терешкова спрятала за обшивку спускаемого аппарата, как выразились в фильме, продукты своей жизнедеятельности. И к ярости медиков выпила преподнесенную ей селянами крынку молока. Уничтожив возможность медицинских исследований, единственную потенциальную пользу её пребывания в космосе.

Так советская ткачиха подгадила не только американкам, но на два десятилетия закрыла дорогу в космос и советским женщинам. Космическая романтика и героизм.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 74 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →