Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Categories:

Немецкая атомная бомба сделана в СССР

Довольно хорошо известно, что советская ракетная программа была трофейной. Основы советского ракетостроения заложили вывезенные в СССР немецкие специалисты. И малоизвестно, что немецкие ядерщики также сыграли ключевую роль в создании советской атомной бомбы.
«… до сих пор не афишируется участие немецких специалистов в нашем атомном проекте. В 1945 году из Германии в СССР в добровольно-принудительном порядке были доставлены сотни немецких ученых, имевших отношение к ядерной проблеме. Самая большая партия немцев была привезена в Сухуми и тайно размещена в пышных имениях великого князя Александра Михайловича и миллионера Смецкого».

«… после Великой Отечественной войны в этом особняке десять лет жил и работал над советской атомной бомбой лауреат Нобелевской и Сталинской премий Густав Герц, племянник того Герца, которого знает каждый школьник, даже если его поймать на пляже. Еще до войны Герц говорил, что из всех стран больше всего пользы он принес бы, если бы работал в СССР. Герц легко мог последовать примеру Эйнштейна и многих других немецких ученых, которые перебрались в Америку. Но он не покидал Германию, где жил с аусвайсом "полезного еврея", потерял право работать в государственных институтах и служил в частном "Сименсе". В 1945 году Густав Герц стал одним из первых немецких физиков, кто согласился приехать в СССР, стал директором института и жил на берегу Черного моря в доме, построенном по его собственному проекту. Герц остается единственным иностранным нобелевским лауреатом, который работал в нашей стране».

«В 1945 году поиском специалистов в Германии занималась группа полковников, которые на самом деле были не полковниками, а секретными физиками, - будущие академики Арцимович, Кикоин, Харитон, Щелкин... Операцией руководил первый заместитель наркома внутренних дел Иван Серов, что открывало любые двери. Кроме ученых законспирированные академики разыскали 200 тонн металлического урана, что, по признанию Курчатова, сократило работу над бомбой на год-полтора. Еще больше урана из Германии успели вывезти США, как, впрочем, и специалистов во главе с руководителем немецкого атомного проекта нобелевским лауреатом Вернером фон Гейзенбергом. В СССР отправляли механиков, электротехников, стеклодувов. Многих отбирали в лагерях военнопленных. Макса Штейнбека, будущего советского академика и вице-президента АН ГДР, нашли, когда он по прихоти начальника лагеря изготовил солнечные часы. Всего по атомному проекту в СССР работало 7 тысяч немецких специалистов и еще 3 тысячи - по ракетному проекту».

Перед войной авиационную промышленность в СССР создали американцы, и кое-какие советские специалисты по ракетостроению имелись (сталинцы случайно не всех убили). А вот в ядерной области был голяк. Имелось немного советских физиков, но никакой ядерной промышленности не было даже в зародыше. Отсутствовал как технологический задел, так и технические специалисты, способные работать с соответствующей техникой. Без немцев в обозримые сроки ничего было сделать нельзя.
«Из Германии шли эшелоны с оборудованием. Три из четырех немецких циклотронов были привезены в СССР, а также - мощные магниты, электронные микроскопы, осциллографы, трансформаторы высокого напряжения, сверхточные приборы. В СССР было вывезено оборудование из Института химии и металлургии, Физического института кайзера Вильгельма, электротехнических лабораторий "Сименса", Физического института министерства почт Германии. К слову, министр почт допекал Гитлера обещаниями, что сумеет спасти Германию, сделав за свой бюджет атомную бомбу, но фюрер, которому был интересен лишь быстрый результат, отмахивался».

«Санатории навсегда потеряли свое историческое имя. "Синоп" назвали "Объект "А" - им руководил ученый барон Манфред фон Арденне. "Агудзеры" стали "Объектом "Г" - его возглавил Густав Герц. На объектах "А" и "Г" работали выдающиеся ученые - Николаус Риль, которому Сталин присвоил звание Героя Социалистического Труда, Макс Фольмер, который построил первую в СССР установку по производству тяжелой воды, а потом стал президентом АН ГДР, член НСДАП и советник Гитлера по науке Петер Тиссен, конструктор легендарной центрифуги для разделения урана Макс Штейнбек и обладатель первого западного патента на центрифугу Гернот Циппе... Всего около 300 человек. Все эти ученые создавали для Гитлера атомную бомбу, но в СССР этим их не попрекали. Многие немецкие ученые стали - и не единожды - лауреатами Сталинской премии».

«немецким ученым поручили не менее сложную задачу разделения изотопов, а разработку самой атомной бомбы вели советские ученые»

«Благодаря фон Арденне в СССР появился первый масс-спектрометр, а Физико-технический институт в Сухуми, впитав уроки немецкой школы, стал одним из лидеров нашей науки. Огромный вклад, как и обещал барон Берии, был сделан в создание лучшей в мире технологии обогащения урана, а передовая технология получения металлического урана была разработана Николаусом Рилем, который отчаянно вступил в спор с бюрократией и которым заинтересовался лично Сталин».

«Как были обустроены немецкие специалисты в Сухуми? Жили в благоустроенном городке, но за колючей проволокой. Зарплаты были высокие - фон Арденне получал 10,5 тысячи рублей при зарплате советского инженера 500 рублей. В работе ученые отказа не знали, заказы выполнялись моментально - за нужным прибором самолет мог вылететь в любой город СССР. Немцы пришли к убеждению и писали в мемуарах, что советская система труда - самая эффективная в мире, Германии до нее далеко, а социализм непременно восторжествует. Многие просили включить их в соцсоревнование. Даже барон фон Арденне стал социалистом и искренне воспевал советский строй, хотя от заоблачных премий не отказывался».

Эти советские товарищи такие очаровашки, они искренне верят, что за колючей проволокой люди искренне восхищаются их любимой советчиной.
«Было обещано, что в 1955 году немецкие ученые вернутся в Германию. Жена Николауса Риля была крайне напугана золотым дождем наград, премий и почестей - все члены семьи получили пожизненное право учиться, лечиться и передвигаться по СССР бесплатно. Риль сказал заместителю Берии генералу Завенягину: "Я никогда в жизни не был капиталистом, и было бы удивительно рассчитывать на то, что я стану капиталистом в стране социализма". Когда в Сухуми все паковали чемоданы, Риль демонстративно устранился от сборов и сказал, что все его ценности хранятся в голове. Позднее Риль писал, что любовь Сталина и избыток благ были для него самым тяжелым бременем».

«Манфред фон Арденне как назло прочитал о судьбе зодчих храма Василия Блаженного и засомневался, не постигнет ли его та же участь. Но барон купался в славе и ни в чем не знал отказа. Ему были возвращены и доставлены обратно в Германию все приборы, конфискованные в 1945 году. А денег из СССР в Германию барон-социалист привез столько, что сумел открыть и оборудовать первый в социалистическом мире частный научный институт».

«К концу 1955 года все немцы вернулись в Германию, и соблазна остаться в СССР ни у кого, даже у обласканных лауреатов, не возникло».

Немцы принесли в СССР ядерные технологии, заложили основы советской ядерной промышленности. Англичане для советских товарищей украли секреты американской атомной бомбы. Это была масштабная операция британских спецслужб, прикрытием которой послужил немецкий физик британский агент Клаус Фукс. Позднее англичане его выдали за советского шпиона и за его счет списали утечку американских атомных технологий в СССР.

То дело хорошо известное. Менее известно, что советские товарищи впоследствии также делились с британскими друзьями секретнейшими ядерными технологиями.
«Россия обладает сегодня 40% мирового рынка услуг по обогащению урана. В области высоких технологий, где мы мечтаем поднять свои шаткие позиции, обогащение урана является самым высоким и несомненным достижением России. Обогащенный уран у России покупают развитые страны "большой восьмерки", и половина атомных станций США работает на российском уране. В 2008 году от продажи обогащенного урана в казну поступило более 3 миллиардов долларов. В отличие от нефти и газа, которые мы продаем в сыром виде, лидирующие позиции России на урановом рынке объясняются не тем, что у нас много урана, здесь запасов рекордных нет, а тем, что нами созданы лучшие в мире технологии обогащения. Это центрифуги, о которых все слышали, но почти никто не видел».

«В начале атомной эры уран обогащали газодиффузионным методом, неимоверное число раз продавливая газ сквозь мембраны. И до сих пор в мире, хотя таких стран наперечет, используется этот метод. В конце 1950-х годов в СССР началось внедрение нового центрифужного метода, в котором газ разделяется по фракциям благодаря быстрому вращению. Затраты электроэнергии и воды снизились в десятки раз. Америке центрифуги оказались не по зубам. Прилагались неимоверные усилия, но опыты с роковой неизменностью заканчивались авариями, центрифуги крушили все вокруг - и сенат, не догадываясь об успехах СССР, закрыл направление. Забавно, что уран для первой атомной бомбы американцы получили на допотопной центрифуге. Сегодня, кроме России, центрифужным методом владеет концерн URENCO (Голландия-Англия-Германия). Именно центрифуги URENCO неведомым путем оказались у Ирана, который пытается их повторить, славя, но не демонстрируя свои успехи. У китайцев, по компетентным источникам, не получается скопировать даже устаревшие российские центрифуги, хотя они вскрыты и разобраны по винтикам и косточкам».

И как же наисекретнейшие советские центрифуги, которые не смогли воспроизвести даже американцы, оказались у концерна URENCO, т.е. у англичан? Центрифужную технологию разделения изотопов разработали трофейные немецкие физики. Якобы немцам сильно помог некий гениальный русский инженер Сергеев. Бог его знает, бывают и чудеса.
«... из песни слова не выкинешь - идея урановой центрифуги, как и идея атомной бомбы, была высказана инженерами в фашистской Германии. В 1946 году в Сухумском физико-техническом институте начала работу группа немецких военнопленных инженеров в количестве 100 человек под началом одного из руководителей компании "Сименс" доктора Макса Штеенбека, в которую входил механик люфтваффе и выпускник Венского университета Гернот Циппе. По воспоминаниям Штеенбека, его группа зашла в тупик. Инженер Сергеев, как когда-то находил слабые места у "Тигра", увидел слабое место в конструкции немецких центрифуг. Штеенбек писал: "Идея, достойная того, чтобы исходить от нас! Но мне она в голову не приходила".

"Макс Штеенбек работал в лучших советских НИИ, потом вернулся в ГДР, возглавлял работы по ядерной тематике, стал вице-президентом академии наук ГДР, иностранным членом АН СССР. Гернот Циппе после освобождения оказался на Западе и обнаружил, что даже США сильно отстали от СССР. Циппе запатентовал центрифугу, но американцам она показалась утопической. Лишь в 1970-х годах, через 20 лет после советского прорыва, патент Циппе реализовал концерн URENCO. Циппе до конца жизни симпатизировал СССР, выступал за мирный атом и высказывал сожаление, что его центрифуги неведомыми путями удалось получить Пакистану. А теперь еще и Ирану...»

Какая милая формулировка, носитель критически важных советских стратегических секретов в ядерной области «оказался на Западе». И подарил центрифуги англо-германскому концерну URENCO. Американцы до сих пор кусают локти. Как бы всю эту расчудесную историю объяснить, чтобы обойтись без предположения о негласном советско-британском сотрудничестве?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 139 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →