Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Categories:

Еврейский мальчик и советское счастье

Ознакомился с трагической советской историей еврейского мальчика из элитной коммунистической семьи. Его отца Мороза Григория Семеновича, члена КПСС с 1917 года, Председателя ЦК профсоюза работников госторговли, как и положено, в 1937 расстреляли. Мать Крейндель-Мороз Фанни Львовну как члена семьи изменника Родине отправили в концлагерь. Старшего сына Самуила 17 лет затем тоже арестовали, младших сыновей 15-летнего Владимира и 14-летнего Александра разбросали по детдомам.

18 февраля 1938 года воспитанник Анненковского детдома Мороз Владимир Григорьевич додумался написать жалобу самому тов. Сталину. Вскоре мальчика арестовали и обвинили, да нет, не по 282 статье, дело же при Сталине было. Чекисты вменили мальчику ст. 58-10 ч. 1 УК РСФСР.
«В Кузнецкое РО НКВД поступил материал, что воспитанник Анненковского детдома Мороз Владимир Григорьевич среди воспитанников детдома проводит контрреволюционную деятельность.

Произведенным расследованием по данному делу установлено:

Что Мороз Владимир Григорьевич с приездом в Анненковский детдом, как административно высланный из г. Москвы после ареста его родителей, среди молодежи детдома занялся распространением контрреволюционной пропаганды и клеветы на руководителей ВКП(б) и советского правительства. Все эти свои контрреволюционные взгляды и клевету излагал в письменном виде и читал окружающей его молодежи из числа воспитанников детдома, восхвалял троцкистко-бухаринских бандитов, одновременно сочувственно относился в отношении расстрелянных врагов народа ( л. д. 8 и об., 9 и об., 11, 13, 15, 17).

Мороз Владимир Григорьевич будучи допрошен в контрреволюционной деятельности признал себя виновным полностью».

По сохранившимся материалам дела Володя Мороз решением Особого совещания получил детский срок 3 года лагерей вскоре и умер в тюрьме. Причины смерти не известны, видимо, не выдержал пыток.

О коммунистических репрессиях против детей мы уже писали. Письмо просьбой о помиловании девочки, осужденной на 5 лет тюрьмы за самовольный переход на другое предприятие.

Также сталинцы подвергали репрессиям членов семей изменников Родины (так называемые ЧЕСИРы). Фактически в СССР всегда в том или ином виде существовал институт заложничества, не только во время войны.


«… члены семей изменников родине, совершивших побег или перелет за границу, подлежат ссылке в отдаленные северные районы Союза ССР на срок от 3 до 5 лет, с конфискацией всех принадлежащих им построек, сельскохозяйственного инвентаря и домашнего скота, если они не совершили преступлений, за которые по закону подлежат более тяжкому наказанию».

«И Н С Т Р У К Ц И Я
НАРОДНОГО КОМИССАРИАТА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СССР


О порядке ссылки в отдаленные северные районы СССР членов семей
изменников родине, бежавших или перелетевших за границу

1. Ссылке в отдаленные Северные районы СССР подлежат все совершеннолетние члены семьи изменника родине (отец, мать, жена, муж, дети, тесть, теща, братья, сестры), совместно с ним проживавшие или находящиеся на его иждивении, если они не совершили преступлений, за которые по закону подлежат более тяжкому наказанию.

2. Направление в ссылку членов семей изменников родине производится по решениям Особого Совещания при НКВД СССР. Решения Особого Совещания выносятся на основании материалов расследования органов НКВД, устанавливающего факт побега за границу изменника.

3. Осужденные к ссылке берутся местными органами НКВД под стражу немедленно по объявлении им решения Особого Совещания при НКВД СССР и направляются в ссылку под конвоем. Несовершеннолетние дети ссылаемых следуют вместе со взрослыми членами семьи.

ПРИМЕЧАНИЕ: Несовершеннолетние дети в тюрьму не помещаются. Для их содержания до отправки в ссылку должно быть выделено специальное помещение».

Формально детей в СССР расстреливать не полагалось, да и несовершеннолетних чесиров направляли не в концлагерь, а в детские дома. Но там антисоветских гаденышей обычно быстренько разоблачали.
«...В Немировском детдоме Винницкой области УССР арестована антисоветская группа детей репрессированных родителей в составе: Пронашко В. — 16 лет, Ладис Г.Г. — 16 лет, Свидзинского Ю.К. — 17 лет, Сочиво В.А. — 17 лет, Скопелидис Г.Г. — 16 лет.

Участники группы терроризировали комсомольцев, организовали забастовку, издевались над детьми еврейской и украинской национальности, уничтожали портреты руководителей ВКП(б), рисовали на стенах фашистские свастики и агитировали воспитанников «мстить» Советской власти за репрессированных родителей».

Не сказать сильно изменилось правосознание чекистов со сталинских времён, чекисты и поныне свято чтут традиции. Разве что украинских детей поменяли на кавказских, вредительский антисоветский элемент переименовали в «экстремистов» и «скинхедов».
«НКВД СССР даны указания об усилении агентурно-оперативной работы среди молодежи и в первую очередь среди репрессированных врагов народа.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. БЕРИЯ

На первом листе имеется резолюция: «Т-щу Берия. Предложения см. в тексте. Ст.»; помета:

От т. Берия».

На полях имеются резолюции Сталина:

*—* «Этих всех арестовать и выслать в разные лагеря».

Возвращаясь к письму Володи Мороза. Вроде бы надо пожалеть несчастного мальчика. Но с другой стороны, наше ли это дело. Володе его родители высокопоставленные коммунисты определили судьбу, чего нам лезть в их жизнь.

Меня заинтересовало собственно содержание жалоб элитного еврейского мальчика, павшего жертвой, как это называется в интеллигентных кошерных кругах, «незаконных репрессий». Подразумевается, что их родители комиссары и чекисты репрессировали настоящих врагов и только законно.
«Уважаемый товарищ Сталин! Вынужден обратиться к Вам за помощью. Именно вынужден создавшейся ситуацией, перенести которую невозможно. Прочитав в газете Ваш ответ т. Иванову, я понадеялся на то, что Вы и мне ответите. В чем, собственно, невыносимость моего настоящего положения? А вот в чем. Мой отец, Мороз Г.С.,5 был арестован органами НКВД, за ним последовала мать (арестованная неизвестно за что!). На мою голову [обрушива]лись удар за ударом, несчастье за несчастьем. Я терпеливо сносил. Затем меня отправляют в село Анненково. Представьте мое положение в д/д. В голове мрачные мысли. Я превратился в какого-то мизантропа: чуждаюсь людей, в каждом вижу скрытого врага, потерял всякую веру в людей. А почему я одинок? Да только потому, что общий интеллектуальный уровень воспитанников д/д и учащихся школы много ниже моего. Это не хвастовство. А школа? Школа настолько убога, преподаватели (за исключением 2-х) настолько посредственны, что ее посещать даже не хочется. Я желаю получить максимум знаний, а тут получишь их минимум, да и тот неполный. Ну, как после этого быть довольным. Вы можете подумать, что я слишком изнежен, сентиментален. Нет, нисколько. Я лишь требую счастья, счастья настоящего, прочного. Ленин говорил: «В Советской стране не должно быть обездоленных детей. Пусть будут юные счастливые граждане». А я счастлив? Нет. Кто же счастлив? Вы, наверное, слыхали о «золотой молодежи» царского периода. Так вот такая «золотая молодежь» существует сейчас, как это не печально. В состав ее входят в большинстве случаев дети ответственных, всеми уважаемых людей. Эти дети не признают ничего: пьют, развратничают, грубят и т.д. В большинстве случаев учатся они отвратительно, хотя им предоставлены все условия для учебы. Вот они-то счастливы! Странно, но это факт. Т. Сталин, я опускаюсь все ниже и ниже, лечу с головокружительной быстротой в какую-то темную бездну, откуда выхода нет. Спасите меня, помогите мне, не дайте погибнуть!

Вот, собственно и все. Надеюсь, что Вы мне скоро ответите и поможете.

Жду с нетерпением ответа. Мороз Вл.
18/II–38 г.»

Ну, как глупому еврейскому мальчику помог любимый тов. Сталин, мы уже знаем. Предлагаю сравнить это послание с письмом русского мальчика почти однофамильца ученика 9-го класса "А" Морозова Бориса Ивановича. Русский мальчик озабочен проблемами страны и народа: «Прошу Вас, дорогой Анастас Иванович, ответьте мне на все мои вопросы: почему нет мануфактуры, крупы, рыбы, обуви, сахара, конфет, спичек, почему не стало хлеба?»

Высокомерный еврейский мальчик пишет исключительно о своих несчастьях. Даже об аресте родителей он сообщает как о своих личных проблемах, а не трагедии родителей. И что характерно, сын не просит тов. Сталина за невинно пострадавших отца и мать. Он ссылается на свои высокие культурные запросы и требует от родной советской власти себе любимому счастья согласно указаниям тов. Ленина.

Возразите, что мальчик Володя Мороз распропагандирован до позвоночника? Но ведь Боря Морозов тоже распропагандирован советским агитпропом, а мыслит совсем-совсем иначе. Не так ли.

И если присмотреться, то юный отпрыск элитной коммунистической семьи печалится, что выпал из той «золотой молодёжи», на которую завистливо доносит любимому тов. Сталину. И надеется, что добрый тов. Сталин разберётся и не допустит, чтобы высокоинтеллектуальный еврейский мальчик стал мизантропом во цвете лет, вернёт его обратно в советскую элиту.

И что ещё интересно, в реабилитационной справке 1957 года признается, что привлечение к уголовной ответственности В.Г.Мороза было… абсолютно законным.
«По постановлению Особого Совещания при НКВД СССР от 25 октября 1938 года за антисоветскую агитацию был заключен в исправительно-трудовой лагерь сроком на 3 года Мороз Владимир Григорьевич, рождения 1 ноября 1922 года, сын репрессированных в то время родителей, учащийся, воспитанник Анненковского детдома Куйбышевской области».

«… По делу установлено, что находясь в детдоме, Мороз Владимир в беседах с воспитанниками дома, а также в написанных им письмах, высказывал недовольство в связи с производившимися органами НКВД арестами ответственных работников, обобщая эти факты, в антисоветском духе отзывался о деятельности Советской власти и коммунистической партии (л. д. 28–37).

В этих высказываниях Мороза В.Г. хотя и усматривается наличие состава преступления, предусмотренного ст. 58-10 ч. 1 УК РСФСР, однако, учитывая, что эти высказывания были вызваны озлобленностью Мороза В.Г. действительно необоснованным осуждением его родителей, его старшего брата и целого ряда других известных советских и партийных работников, привлечение Мороза В.Г. к уголовной ответственности за это, тем более не достигшего в то время 16-летнего возраста, следует признать неправильным».

То есть мальчика запытали в сталинских застенках по советским понятиям законно, но неправильно. Ошибка вышла.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 121 comments