Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Categories:

Москва как советский химический полигон

«Известия» разгласили страшную советскую химическую тайну, территория московского парка в Кузьминках это бывший военно-химический полигон, место захоронения советского химического ружия 20-30-х годов.


«Мы нашли в архиве план артиллерийского газового полигона и его окрестностей 1930-х годов, по которому несложно прикинуть, что "химики" использовали территорию площадью 3 на 3 километра. В документах так и говорилось - 9 кв. километров. А это 900 гектаров. Территория Кузьминского лесопарка занимает самый центр полигона. Приблизительно границы очертить можно так: с одной стороны - улица Головачева (включая ее жилые кварталы), с другой - МКАД, Чагинская подстанция, улица Верхние Поля. Полигон также занимал территорию Московского высшего военного командного училища и части совхоза "Белая дача"».

«16 ноября 1918 года Губземотдел Московской области выделил земли бывшего имения князей Голицыных под военно-химический полигон Главного артиллерийского управления РККА. В Положении об артиллерийско-газовом полигоне от 24 сентября 1921 года сказано, что полигон будет использоваться "для изучения удушливых ядовитых средств, применяемых для боевых целей". Там же была оговорена и иная функция - утилизация ненужных ОВ. Так было узаконено закапывание химоружия. Другим способом вплоть до 1937 года химическое оружие в СССР и не утилизировалось».

«Иприт, фосген, люизит, синильную кислоту и много мышьяксодержащих ОВ. Сначала проводились простейшие испытания: пускали еще царский фосген из баллонов, который хотели применить против войск Врангеля в Крыму в 1920 году».

Мы уже рассказывали, что красным достались все запасы русского химического оружия первой мировой войны. Оружие было это прогрессивным, и большевики, как передовой отряд пролетариата, мечтали эффектно применить против контрреволюции удушливые газы. Однако стремительная и манёвренная гражданская война не позволяла использовать химическое оружие на фронте. Зато коммунисты травили газами восставших крестьян. И как видим, большевики планировали залить фосгеном белогвардейский Крым. Если бы штурм Перекопа не удался, то так и сделали бы, не никаких сомнений.
«С 1925 года начали вести стрельбу минометными минами и снарядами, начиненными ОВ. Испытывали и советский иприт. Стреляли по территории Кузьминок с Выхинского военного полигона, так что снаряды летали над головами жителей близлежащих деревень. Позднее дело дошло до авиабомб, начиненных ОВ. В кооперации с немцами в Кузьминках была оборудована мини-фабрика по производству иприта. Только в июле 1927 года на ней было произведено 3 тонны этого ОВ».

«Первый ипритный завод был открыт в самом центре Москвы - за нынешней гостиницей "Пекин", в помещениях фабрики купца Шустова, того, который производил знаменитый коньяк. Было еще три завода - на шоссе Энтузиастов, на Угрешской улице и на Дербеневской набережной. Позднее появилось два НИИ, в которых разрабатывалось химическое оружие, - на Богородском валу, 3 (Военно-химический институт) и на шоссе Энтузиастов, 23 (бывший завод химоружия, а потом ГСНИИ-42). Был головной склад химоружия в Очакове (Очаковское шоссе, 1), который в 1933 году перестал работать с ОВ, а имеющиеся закопал на полигоне в Кузьминках».

«В 1937-м в нескольких местах выкопали 946 бочек с ипритом, множество боеприпасов. Военные располагали списком захороненного химоружия, но многого не нашли. Например, в озере рядом с Птичьим рынком захоронено 100 бочек с ипритом, а поднято на поверхность 24. Работы производились в октябре-декабре. А в 1938 году их возобновлять не стали».

Советские товарищи испытывали в Кузьминках и биологическое оружие.
«испытания прошли в 1926-1927 годах. В блиндажи помещали коз, где подрывали пакеты с носителями боевой, легочной формы сибирской язвы. Через пару дней козы погибали. Их захоранивали на том же полигоне - в разрушенном блиндаже недалеко от улицы Головачева, на нынешней территории НИИхиммаша. Скорее всего, они все еще там. За подобными захоронениями должны следить санитарные врачи, но в Кузьминках этого не было. Кстати, еще два года назад можно было спуститься в полуразрушенные блиндажи, где проводились опыты с ОВ. Сейчас их засыпали».

Советская власть оставила в наследство на территории Москвы не только закопанное химоружие, но также источник опаснейшей сибирской язвы.

Устроить полигон химического и биологического оружия в пригороде столицы, это сильная идея. Видимо, в 20-е годы Москву и советскую Россию планировалось вскоре пустить в расход и мелкие неудобства коммунистических вождей не беспокоили (сами они уехали бы обратно в швейцарии).

Однако всеобщая химическая и биологическая война в России откладывалась, и в середине 30-х сталинцы решили полигон из пределов расширяющейся Москвы убрать, захоронения иприта отыскать и откопать. Задача эта была трудной, поскольку вряд ли советская власть полностью контролировала этот и другие подобные полигоны, на которых наверняка не одни немцы упражнялись.
«Поводом для раскопок послужило постановление Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) "О генеральном плане реконструкции Москвы" от 10 июля 1935 года. Точнее, последовавшее пару лет спустя письмо главы советского правительства (предсовнаркома) Вячеслава Молотова, который обеспокоился тем, что в будущие границы столицы попал секретный химполигон».

«Солдаты начали поиски химоружия в октябре, имея на руках опись захороненного имущества - она сохранилась. О первых результатах Ворошилову доложили Буденный и член Военного совета, корпусной комиссар Троянкер еще 22 октября (см. фото). За перечнем бочек и боеприпасов, начиненных химоружием, следует вывод: "химия" спрятана "врагами народа и предназначалась для диверсионных целей... Прошу назначить по этому делу специальную комиссию"».

По славному сталинскому обычаю, скоро забросив поиски захоронений химоружия, советские товарищи перешли к поискам врагов народа.
«Работы прекратились 20 декабря. Начальник химуправления РККА комдив Степанов в письме маршалу Егорову отмечал, что весной 1938 года надо "провести еще раз тщательную разведку территории специальным отрядом". Тогда же Ворошилов отправил Молотову письмо с перечнем "врагов народа", закопавших химоружие, но о продолжении работ умолчал. Хотя в конце и сделал пометку, что "эта территория должна быть взята под особое наблюдение, и пользование ею людьми (заселение, устройство общественных гуляний, постройки и проч.) необходимо категорически запретить".

Документов, подтверждающих окончание работ по обеззараживанию территории полигона в 1938 году, нет».

Случись подобная история на Украине, мы бы сейчас любовались гевалтом укров на тему большевицкого химоцида несчастных украинцев. А в РФ нормально, почти все материалы до сих пор засекречены.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments