Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Categories:

Вершина эволюции советского человека

В блогах ругают напомнившего о себе публике придурка Горби. Ну да, ничтожество. Однако не стоит забывать, на какой почве он вырос.

На советской почве. Коммунистическая элита брежневского и горбачевского поколений как раз и есть тот самый обещанный человек светлого будущего. Не узнали? А это он и есть, чуждый буржуазных пережитков прошлого, воспитанный родной советской властью.

И разве один Горбачев? ВСЕ себя показали, и цекисты, и обкомычи, и красное директора от Черномырдина до Кучмы. По сравнению с ленинскими и сталинскими полпотовцами это действительно лучшие советские люди, которых смог дать СССР.
«— Брежнев был наркоманом?

— Наверное, можно и так сказать. Ведь без таблеток он уже не мог. Нам просто удалось значительно сократить дозу».
«Ведь его плохая дикция была не из-за плохих зубных протезов, как многие думают. Это была мышечная слабость из-за употребления снотворных».

«— Как вы поддерживали форму генсека, чтобы он мог выступать на съездах?

— Никак. Надо было только уменьшить дозу седативных препаратов, которые вызывали мышечную слабость и влияли на дикцию. Он не столько был больной, сколько расслабленный. У него, конечно, были какие-то сосудистые заболевания, но в целом он был не самым больным человеком в Политбюро».

«— Но все-таки бывали моменты, когда он был неадекватен?

— Он скорее был неадекватен к жизни, далек от нее. А что касается рабочих моментов, то Леонид Ильич, я считаю, все соображал. Я помню, как он долго сопротивлялся вводу войск в Афганистан. Сколько раз приезжали товарищи по Политбюро, когда Леонид Ильич был в отпуске в Завидово, и настаивали на вводе войск. Ведь не скажешь, что он тогда был неадекватен».

— Но маразм все-таки у него был?

— Какой маразм?! Ему было уже за 70. Конечно, интересов в жизни у него было мало. Году в 81-82-м он начал уже что-то забывать, и на встречах его переводчику Суходреву приходилось говорить за него. Но тогда сделать уже ничего нельзя было. Шли атеросклеротические процессы».

«Брежнев начал чудить. Как-то сидит на заседании Политбюро и говорит: "А что это мы, старые товарищи по партии, так официально друг к другу обращаемся — Михаил Андреевич, Дмитрий Федорович... Давайте звать всех по отчеству — Андреич, Федорыч". Помолчал и добавил: "Ильич..." Все для вида одобрили, но на новые обращения так и не перешли».

«— К тому времени Кириленко впал в маразм, но продолжал работать, требовал, чтобы все вопросы промышленности и строительства согласовывались с ним. Приходит к нему один из секретарей обкомов, докладывает о разворачивающейся стройке. А Кириленко давай кричать, что в его области такой завод не нужен. "А вот Леонид Ильич сказал, что нужен",— возражает секретарь. "Вы мне бросьте вбивать клин между мной и генеральным секретарем! Мы с Леонидом Ильичом всегда думаем...— и замолчал, никак не мог вспомнить слово 'унисон',— в один унитаз!" А под конец своей работы в ЦК он уже не мог ни читать, ни писать. Его привозили на Старую площадь, и он сидел в кабинете за пустым столом».


Славное время правления в Москве украинского национал-коммунистического клана.
«- Знаешь, Владимир, - сказал как-то Косыгин своему заместителю Владимиру Николаевичу Новикову, - меня эти "украинцы" все равно сожрут. "Украинцами" он называл Брежнева и Тихонова, давних приятелей еще по Днепропетровску. Сжирали премьера они планомерно».

"Роковую роль в ухудшении отношений между Брежневым и Косыгиным сыграл Тихонов, - считает работавший у Косыгина в замах Владимир Новиков. - Он стремился вбить клин между ними".

«Его, по существу, насильно отправили на пенсию. И основную роль в этом, как рассказывают, сыграл Черненко, который вел переговоры с Алексеем Николаевичем и попросил того написать прошение об отставке, сославшись на просьбу Брежнева. Косыгин его и написал. И после этого в октябре 1980 года Тихонова утвердили председателем Совета Министров, а в декабре того же года Алексей Николаевич скончался. Но и тут произошел курьез: смерть Косыгина совпала с днем рождения Брежнева, и в течение двух-трех дней страна не знала, что Косыгин умер».

Сказочки о скромности героев-коммунистов, до которых так падки глупые советские патриоты.
«Ему, как бывшему премьеру, оставили дачу, охрану, назначили персональную пенсию. Никаких сбережений у Тихонова не оказалось. Когда он работал в правительстве, все свои деньги они с женой тратили на покупку автобусов, которые дарили пионерлагерям и школам. После ликвидации СССР персональную пенсию отменили, и Николай Александрович получал обычную пенсию по старости. И ребята из охраны скидывались, чтобы купить ему фрукты».

А вообще, судьба СССР была предсказана незадолго до 1917 года.
«“Битой посуды будет много”, но “нового здания не выстроится”. Ибо строит тот один, кто способен к изнуряющей мечте; строил Микель-Анджело, Леонардо да-Винчи: но революция всем им “покажет прозаический кукиш” и задушит еще в младенчестве, лет 11—13, когда у них вдруг окажется “свое на душе”. — “А, вы — гордецы: не хотите с нами смешиваться, делиться, откровенничать... Имеете какую-то свою душу, не общую душу... Коллектив, давший жизнь родителям вашим и вам, — ибо без коллектива они и вы подохли бы с голоду — теперь берет свое назад. Умрите”.

И “новое здание”, с чертами ослиного в себе, повалится в третьем-четвертом поколении».

В.В.Розанов «Уединенное»
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 59 comments