Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Categories:

Удалая конница

На «Кочевников» ничего дельного не возразили, ритуально обвинили в «фоменковщине». Спросил обвинителей, в чем суть этой заразы, ответили уклончиво. Учитывая, что я трудов Фоменко с последователями не упоминал и никак их не использовал, претензии выглядят забавно. Товарищи традиционные (они же Научные) историки, вы уж, пожалуйста, ругайтесь точнее, титулуйте меня правильно – ревизионистом. Хотя если все ваши возражения критикам ваших Научный Историй опять сведутся к пафосным декларациям, что оголтелый ревизионист встал на скользкий путь отрицания Научной Истории в силу врожденного слабоумия и безграничного невежества, то лишний раз повеселите публику и только.

Величие древних азиатских истории вообще, и могучих кочевых империй в частности, зиждется на презумпции волшебных качеств китайцев, монгол, тюрок и пр. Европейцы занимались науками, изобретали технику, учреждали разные социальные институты в силу своей природной бездарности. Древнему азиатцу этого ничего не надо, он всего достигает усилием воли и таинственного гения. Придумал древний монгол 10 письменностей, потом все забыл. А на что они ему, всем известно, что обычный кочевник знал свою и предков родословную на 40 поколений вглубь и все народные эпосы наизусть. Средний головной мозг древнего монгола или тюрка вмещал историй и сказаний своего народа не менее 700 ГБ. Приехали европейские бездарности в кочевье, всё записали, а потом плакали от явленной им древней народной гениальности.

Или кочевая конница. Нет, крылатыми конями кочевники не владели, зачем преувеличивать, у нас же Научная история. Просто чудесная монгольская лошадка, пользуясь, ныне деградировавшими, осязанием плюс инфракрасным зрением, пасётся ночами, а днём скачет как заведенная. Так и покорили орды Чингисхана Евразию. Это мне такой довод привели, в опровержение моих антиисторических дерзостей.

Мне как оголтелому ревизионисту всегда казалось, что историю кочевых народов следует начинать с изложения в 18-19 веках достоверно зафиксированного европейцами быта и социальных отношений монгол и тюрок. Где и чем и жили, как хозяйствовали, сколько и какого скота и людей имели, каким образом кочевали и ходили в набеги на соседей. Тогда, правда, придётся усомниться в чингисхановых ордах. Поэтому историю тысячекилометровых походов могучих монгольских армий начинают с цитирования разнообразных пафосных сказаний о могучем и ужасном Чингисхане, явившегося из таинственных степных глубин всех завоевать.

Ну что ж, рассмотрим возможности конных походов. Поскольку как я есть из себя презренный технарь и талмуды Научный историков меня не вдохновляют, то занудно обратился к уставам и наставлениям по кавалерийскому делу европейских армий 18-20 веков. Ведь возможности кавалерии досконально известны и хорошо документированы. И что характерно, попробуйте отыскать исторические труды по историям кочевников, которые считались бы с техникой кавалерийского дела, не говоря уже принять во внимание данные о быте кочевников 18-19 веков.

Что и сколько кушала кавалерийская лошадь в русской армии. Согласно петровскому уставу армейской лошади полагалось следующее довольствие (заметим, в холодное время лошадь потребляет кормов значительно больше):
«Один рацион на сутки.
Овса 2 гарнца. Сена 16 фунтов.
Сечки 2 гарнца. Соломы 1 сноп».

Это довольно много, и поэтому прокормить в походе кавалерию было непростой задачей. Военный устав Петра I от 1716 года снабжению коней фуражом уделял 54 главу.
«Понеже конский корм, а именно сено не всегда может припасено и за войском везено быть, и для того необходимо фуражировать принуждено».

Конечно, лошадей можно отпустить пастись, если имеются пастбища, они сами себя прокормят. Но тогда когда же на них же воевать? В европейских армиях кавалерийских лошадей обеспечивали кормами, а кочевая конница жила подножным кормом, с этим никто не спорит. И поэтому у кочевников не было иного способа идти в дальний поход кроме вести с собой несколько сменных лошадей, 5-10 на каждого воина. Чем дальше поход, тем больше лошадей.

Утверждают, что по сравнению с чингисхановой эпохой кочевники к 16 веку отчего-то настолько деградировали, что уже не помнили своей письменности, не умели обрабатывать металлы, утратили государствообразующие социальные и культурные институты. И с трудом выучились кой-какой цивилизации лишь в середине 20 века. Допустим. А лошадки у них тоже деградировали?

Глубоко не станем копать, возьмём «Кавалерийские уставы, наставления, тактика конницы» 20 века.

Заглянем в пособие для инструкторского состава Осоавиахима «Служба конницы», автор некий И.Салитан. Понятно, что залогом побед красной конницы являлись энтузиазм пролетарских масс, большевистское руководство и гений тов. Сталина. Однако даже от советской лошади в силу её скотской классовой несознательности нельзя требовать стахановских подвигов. Красноармейцы и командиры обязаны тщательно ухаживать за кавалерийской лошадью, хорошо кормить и знать её физические возможности.

Физические возможности лошадей таковы.

Конный полк может двигаться беспрерывно 7-8 часов в сутки. Затем необходим привал не менее 2,5-4 часов. После чего движение может быть продолжено ещё в течении 4-6 часов. Таким образом конница способна проходить от 40 до 85 км в стуки, максимум 100 км. Каждые 1,5 часа кратковременный привал. После привала 1 км проходить обязательно шагом.

Заметим, это движение кавалерийского отряда без проблем подножного кормления лошадей.

Нормальный конный марш 50 км или 7-8 часов в сутки. Форсированный марш 75 км. В любом случае лошади должны отдыхать не менее 8-10 часов в стуки. Через каждые 2-3 дня похода лошадям нужно устраивать дневки, то есть день отдыха. Максимум чего можно добиться от конницы это два марша по 100 км в стуки, но затем не менее 2 суток отдыха.

Прошу обратить внимание, что здесь идёт речь о физических возможностях кавалерийских лошадей 20 века. Низкорослая монгольская лошадка лучше приспособлена жить в суровых степных условиях, но её физические кондиции и потенции заметно хуже, чем у европейской кавалерийской лошади.

Нормальная походная скорость конницы 7-8 км/час. Можно гнать лошадок со скоростью до 10 км/час, но не дольше 3-4 часов. И этот форсаж крайне плохо сказывается на их физическом состоянии.

По плохим дорогам, по снегу или в тёмное время суток кавалерия движется не более 4-5 км/час.

Так-то вот, лошадка не трактор – завёл и поехал. Она скотина нежная, привередливая. Чуть что не так – заболела, заморилась, поголодала или съела чего-нибудь нехорошего, – и тут же откинет все свои четыре копыта. Имеется богатая историческая практика гибели конницы от падежа лошадей.

С того же сайте процитирую статью А.М. Портнова «Основы тактики кавалерии начала 20-го века», по существо пересказ кавалерийских уставов первой половины 20 века. Мне кажется, это познавательно.
«… Подвижность в основном зависит от состояния конского состава, от умений и навыков кавалерийского начальника и от правильной эксплуатации и сбережения коня каждым кавалеристом и определяется степенью маршевой подготовки личного и конского состава и втянутостью его в продолжительную работу, часто на широких аллюрах. Исходя из того, что нормальная суточная работа лошади равна в среднем 7—8 час. при средней скорости движения в 7—8 км в час, величина нормального суточного перехода будет 50—60 км. Если для покрытия этого же расстояния необходимо будет в силу условий местности, погоды или времени суток затратить времени более, чем 7—8 час, переход будет уже форсированным, так как для совершения его потребуется напряжение сил лошади сверх нормы. Точно так же форсированным будет переход, величина которого больше 50—60 км, так как в этом случае суточная работа лошади будет или больше 7—8 часов или увеличится скорость движения. Как правило, в целях сбережения сил лошади и бойца при необходимости совершать форсированные марши рекомендуется делать их не больше 70—75 км в сутки, причем после 2 дней движения (при нормальном переходе после 2—3 дней) необходимо назначать дневки. Только в исключительных случаях суточный переход можно доводить до 100 км, двигаясь не более 2 суток подряд, после чего требуется полный отдых продолжительностью не менее двух суток».

Свойства кавалерии

«1. Чувствительность к потерям. Если в пехоте потери ограничиваются лишь выбытием из строя людей, то в кавалерии болезнь или ранение коня выводит из строя и бойца. В случае эвакуации по болезни или ранению бойцов, их здоровые лошади остаются в части и требуют за собой ухода, на что отвлекаются другие бойцы. Всадник в бою представляет собой большую мишень, чем пехотинец, а конная часть на марше легче поражается авиацией противника. Все это делает конницу более уязвимой и чувствительной к потерям.

2. Трудность управления. Бой ведется обычно на большой площади и протекает быстрее и скоротечнее, чем в пехоте. Кавалерийское соединение для боя расчленяется по фронту и в глубину, структура боевого порядка в процессе боя часто и быстро меняется. При этих условиях возникают трудности в своевременной отдаче дополнительных распоряжений и внесении изменений в план боя. Это требует весьма продуманного первоначального плана боя, построения правильного боевого порядка и проявления в необходимых случаях инициативы командирами даже самых мелких подразделений.

3. Трудность восстановления. Конные части, понесшие потери в бою, требуют не только пополнения людьми, но и ремонта лошадей. (Последнее зависит не только от наличия конских ресурсов в стране вообще, так как лошади эти должны быть специально подготовлены в запасных и ремонтных частях для службы в строю под седлом. Естественно, что в процессе войны, при затяжном ее характере, резерв подготовленного конского состава истощается, приходится проводить ускоренную подготовку лошадей, а следовательно, давать в части неполноценный состав (худших кровей и менее подготовленный), который приходится уже доучивать и выдерживать непосредственно в боях. Эта трудность восстановления потерь требует от каждого кавалериста особо бережного отношения к своему коню, чтобы максимально сократить потери в конском составе.

4. Кавалерия нуждается в отдыхе. Это свойство присуще всем родам войск, но в кавалерии оно сказывается особо. Можно потребовать от коня большого напряжения, длительных форсированных маршей, но до определенного предела. Запас его физических сил есть тот предел, на который боец и часть в целом могут рассчитывать в использовании коня, если хотят сохранить его для строя и для дальнейшей работы. Вот почему нужен нормальный отдых для восстановления сил не только бойцов, но и лошадей, и там, где при одинаковом по времени напряжении пехота сможет продолжать действовать, кавалерии нужно будет дать отдых».

Для справки замечу, что по военным уставам 18-19 века суточный марш пехоты составлял 25 км, форсированный 50 км. На практике армия в стуки редко проходила более 20 км.

И в заключение приведу ещё одну поучительную цитату из статьи «Пехота на марше». Заранее предуведомлю читателей, там содержится некоторый полемический перехлёст. Кавалерия в среднем обладает примерно вдвое большей подвижностью, чем пехота. Однако содержание и снабжение кормами больших масс конницы более сложная техническая задача.
«… Современному человеку трудно себе представить, что марш конницы ничем не отличается от марша пехоты. Ни по скорости движения, ни по величине суточного перехода. И кавалерист утомляется ничуть не меньше, чем пехотинец. Вот только забот и хлопот у него больше, у чем у пешего солдата, ведь ему нужно позаботиться не только о себе и своих ногах, но и о коне. Сидит он на коне только когда конь стоит, а в движении кавалерист практически стоит в стременах на полусогнутых ногах, совершая корпусом движения вверх-вниз в такт шагу лошади. Так что практически получается, что конь идет по земле, а кавалерист идет в воздухе. И через каждые 2-3 километра движения конник слезает с коня и ведет его в поводу тоже 2-3 километра, давая отдых последнему.

Будучи знакомыми с кавалерией по многочисленным фильмам, мы почему то думаем, что конь это вроде живого мотоцикла. В "Трех мушкетерах" д'Артаньян спешит в Лондон за подвесками королевы, день и ночь погоняя свою лошадь галопом. На самом деле галопом, да и другим быстрым аллюром лошадь выдерживает 2-4 километра, потом выдыхается, падает и часто просто умирает. "Загнал лошадь" - можно такие слова встретить иногда в старых книгах.

"А для чего она тогда нужна эта кавалерия?" - спросите вы. Кавалерия подвижный род войск, который позволяет наносить быстро фланговые удары, преследовать и рассеивать бегущего противника, быстро доставлять донесения и передавать приказания в пределах этих же 2-4 километров, нести дозорную службу. Т.е. она превосходит в подвижности пехоту на небольших расстояниях, на поле боя. А вот в переходах на большие расстояния кавалерия не превосходит пехоту.

От автора. И вот что я еще узнал от старых настоящих кавалеристов - всадник на коне едва ли сможет сможет догнать конную повозку, как это мы нередко видим в фильмах. А если тележка пароконная (что обычно и бывает), то и вовсе никогда. Не верите? Возьмите тяжеленный рюкзак, килограмм этак на 30, взгромоздите его на себя и попытайтесь посоревноваться с товарищем, который тянет за собой такой же груз, но на тележке. Не сомневаюсь, что он оставит вас далеко позади».


Как видите, историю грандиозных кочевых империй сочинили люди крайне далёкие от техники кавалерийского дела и проблем вождения больших масс конницы. Гуманитарии, им в голову не пришло задуматься над чепуховым вопросом, что и как лошадка кушает, сколько может бегать и прочее. У них представления простые: могучей кочевник вскочил на своего четвероногого друга и как ветер поскакал без дорог покорять древний и средневековый мир.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 505 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →