Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Category:

Человек ниоткуда или Призраки советского коммунизма

Советская история кишмя кишит более чем странными персонажами, по сравнению с которыми даже пассажиры из пломбированных вагонов смотрятся сравнительно пристойными общественными деятелями. Важнейшие руководящие посты в большевицком режиме нередко занимают товарищи либо без биографии, либо с такой биографией, что в них, нисколько не злоупотребляя бдительностью, нетрудно опознать иностранных агентов. Английский «латыш» Петерс, австралийский «товарищ Артём» всё это довольно типичные фигуры советской власти 20-30-х годов. А попробуйте понять, откуда в действительности появился тов. Маленков, как и почему он сделал карьеру советского вождя при Сталине.

В коллекции пламенных большевиков на почетном месте, несомненно, должен находиться некто «Марсель Розенберг». Кто это? Естественно, что вы его не знаете, советская история о нём всегда глухо умалчивала. А ведь он один из ключевых руководителей советской дипломатии, куратор советской разведки в 20-30 годы.
«личность Розенберга остается "белым пятном" и в учебниках, по которым готовят будущих дипломатов демократической России. Никто вообще ничего не знает об этом человеке с "французским именем", "еврейским отчеством" и фамилией уроженца Средней Европы»

Марсель Израилевич Розенберг (1896, Варшава - 1938) - советский дипломат.
Коммунист с 1918 года. С апреля 1918 года - заведующий отделом печати полномочного представительства РСФСР в Берлине. С 1920 года - первый секретарь советского полномочного представительства в Афганистане. В 1926-30 годах - зам. заведующего национальным сектором ЦК РКП (б), с 1930 года - советник полномочного представительства СССР в Италии, с 1931 года - временный поверенный в делах СССР во Франции. С 27 августа 1936[1] по февраль 1937 года - полномочный представитель СССР в Испании[2], в феврале-декабре 1937 года - уполномоченный Наркомата иностранных дел при правительстве Грузинской ССР. Репрессирован сталинским режимом. Расстрелян 5 марта 1938 года[3].Реабилитирован.

Муж балерины [4] Марианны Емельяновны Ярославской, дочери советского партийного и государственного деятеля Емельяна Ярославского.

М.Ярославская была гражданской женой Марселя Розенберга, по непонятным причинам формально брак они не заключили. Хотя она ездила с ним по Европе и была всем предоставлена как жена. В 2001 году дала интервью телевидению, рассказала о своей замечательной жизни с Марселем.

ОРТ, «Тайны века. "Золото испанской республики"»

«В 1918 году Марсель Розенберг навсегда останется в революционной России. Еще через пятнадцать он станет советским полпредом во Франции, заместителем Генерального секретаря Лиги Наций, тайным эмиссаром Сталина, мастером неформальной "закулисной" дипломатии. Именно в этом качестве Марсель Розенберг будет действовать в Женеве, Берлине, Мадриде, Праге, Париже. В эти годы среди его зарубежных друзей и знакомых окажутся император Эфиопии Хайле Селассие, президент Чехословакии Эдуард Бенеш, генеральный секретарь Лиги Наций Жозеф Авеноль, министр иностранных дел Испании Альварес дель Вайо, французский политик Эдуард Эррио.

Непосредственным участником контактов с этими представителями политической элиты 30-х годов и свидетелем дипломатической деятельности полпреда Марселя Израилевича Розенберга (1896-1938 г.г.) являлась его жена, Марианна Ярославская, дочь крупного советского партийного чиновника, члена сталинского Политбюро, главного безбожника СССР, автора "Библии для неверующих", балерина и будущий скульптор. Многое она не знала, о многом не догадывалась, но многое видела и понимала.

При непосредственном участии Марселя Розенберга между СССР и Францией был заключен договор 1935 года, установлены доверительные контакты между советским руководством и президентом Чехословакии Бенешем, осуществлялось финансирование и вооружение республиканской армии в Испании в 1936-37 годах, был вывезен в СССР золотой запас Испании. Это лишь некоторые, из тех "секретных миссий", которыми руководил сталинский "посол особых поручений".

В 1938 году полпред Розенберг был срочно отозван из Испании, арестован и расстрелян. До конца 1990-х годов его деятельность оставалась тайной. Кем был этот человек и какую роль он играл в тайной дипломатии 20 века, являясь ближайшим сотрудником основателя советской внешней разведки Вячеслава Менжинского и наркома иностранных дел Максима Литвинова, стало ясно только теперь.

По личному распоряжению Менжинского, еще в 1926 Марсель Розенберг возглавил специальную аналитическую службу - вспомогательное бюро. Оно было создано для разработки секретных иностранных материалов ГПУ и Разведупра (советской внешней и военной разведки). Аналитик Розенберг еще в начале 30-х разработал сценарий-прогноз будущих политических событий в Европе, предугадав многое. Его друг, известная журналистка Ж. Табуи, с согласия самого Марселя часть этого аналитического материала опубликовала в открытой прессе и получила прозвище "Кассандры"».

Один из высших руководителей советской дипломатии и разведки Марсель Розенберг и близко не был ни коммунистом, ни даже хоть каким революционером. По манерам Марсель европейский аристократ, светский человек из высшего общества, его как равного принимала политическая элита в Европе. В СССР также придерживался элитного образа жизни, проживал в особняках.

Марсель Розенберг


О товарище Марселе известно мало, почти ничего не известно. Несколько лет назад была обнародована его формальная биография. Знакомясь с ней, трудно отделаться от впечатления, что перед нами слабо проработанная легенда разведчика.
«Марсель Израилевич Розенберг родился в 1896 г. в Варшаве в семье мелкого торговца ("купца"). До 10 лет его родным языком был польский. Он изучил русский язык для поступления в реальное училище, но вскоре с семьей уехал в Кенигсберг, поступил в местную гимназию. Оттуда в 1913 г. переехал в Берлин, где жили его родственники, выходцы из России. С 14-летнего возраста интересуясь идеями социал-демократии, он прочитал "Капитал" Маркса, а в начале 1914 г. встретился со знаменитым Карлом Каутским.

Весной 14-го Розенберг едет в Англию - "с целью изучения английского языка, что должно было послужить мне в дальнейшем подспорьем при получении работы". В начале 1915 г., прочитав одно газетное объявление, Розенберг перебрался за океан, где устроился на работу переводчиком технических документов на фирму в Нью-Йорке, которая занималась поставками военного снаряжения для артиллерийского управления российской армии в Петрограде. Там встретил русского полковника Чекалава.

Конечно, у придирчивого исследователя могут возникнуть вопросы - как юноша призывного возраста покинул Англию без проблем в разгар войны и просто "по объявлению" устроился на фирму, торгующую боеприпасами для фронта. Не будем забывать, однако, что по своему рождению Марсель Розенберг фактически был гражданином Российской империи, хотя два десятилетия спустя кадровики НКВД (и НКИД) рассматривали его в качестве иностранца, принявшего советское гражданство после революции.

На некоторое время Розенберг вновь остается без работы, выполняя разовые контракты на переводы с разными фирмами... И дальше начинается интересный поворот в его судьбе. "С Россией я был лично мало чем связан, и не будь революции, весьма возможно, что я застрял бы на Западе", - объясняет он мотивы своего обращения в российское консульство для получения разрешения на проезд в Архангельск пароходом "Доброфлота". Этому способствовал и полковник Чекалов, работавший с ним в Нью-Йорке. Летом 1917 г. через Петроград Розенберг добирается до Москвы».

История жизни Марселя до появления в России в 1917 году 100% фиктивная, это ясно видно. Тем не менее, подозрительный Розенберг сделал у большевиков головокружительную карьеру.
«…в сентябре 1917 г. 21-летний Марсель Розенберг знакомится с полковником армии США Робинсом, заместителем начальника американской миссии Красного Креста. Занимается переводами, составляет "письменные сводки из выходивших тогда русских газет". Через 20 лет службу у Робинса Розенбергу инкриминируют как "шпионаж". Американец являлся военным разведчиком, это не было секретом для Временного правительства и позже - для большевиков. Более того, "Робинс был связан с такими людьми, как Джон Рид, ставший потом верным коммунистом, и Альберт Рис Вильямс"(!). Одно упоминание этих фамилий - лучших друзей Советской России - объясняет, почему при всей "экзотичности" своей юношеской биографии Розенберг потом вступил в компартию, легко пережил партчистки и даже пользовался доверием у самого Сталина. Ведь с Ридом и Вильямсом у Розенберга сложились близкие дружеские отношения. Вернувшись в США, полковник стал известен как сторонник признания СССР. Соответствующую информацию он посылал еще из Петрограда президенту Вудро Вильсону. "Своей работой у Робинса, - читаем далее в автобиографии, - как малозаметна она ни была, я приносил в тот момент определенную пользу". Робинс уехал в марте 1918 г.»

Так чей же агент Марсель Розенберг, английский или американский? Трудно сказать однозначно.
«Несомненно, в известной мере роковым для Розенберга оказалось его знакомство с Адольфом Иоффе - первым послом "красной" России в Берлине, соратником Троцкого. Они познакомились на митинге вскоре после октябрьского переворота. Иоффе дал Розенбергу рекомендацию для вступления в партию и взял его до ноября 18-го в Германию. Далее их пути редко пересекались, хотя Марсель Розенберг уже работал в наркомате иностранных дел. Позже Иоффе был послом СССР в Японии, а в 1927 г. он, как сообщалось, в состоянии депрессии покончил с собой. Но другим важным поручителем Розенберга являлся Менжинский, руководитель ОГПУ с 1926 г. по 1934 г. Скорее всего это близкое знакомство, еще со времен их совместной работы в советской дипломатической миссии в Берлине, помогло и дальнейшему служебному росту молодого дипломата. Из автобиографии видно, что он работал вместе со знаменитой Ларисой Рейснер в Афганистане в 1921 г., а в 23-м был поверенным в делах СССР в Турции. В 1931 г. были Рим, затем Париж...»

Матёрые большевики встретили на улице иностранца, до того открыто работавшего на американскую разведку молодого человека 22 лет, дали рекомендацию в партию, назначили на ответственную дипломатическую работу. Может же так быть.

И вскоре Розенберг курировал всю советскую внешнюю разведку.
«Сведения о своей работе в НКИД Марсель Розенберг излагает только в одном из документов - письме на имя Сталина, оригинал которого и его копия для КПК имеют гриф "секретно". Оттуда выясняется, что до 1926 г. он занимал должность заведующего вспомогательным бюро НКИД. В письме дано краткое пояснение: "Это бюро было специально создано для разработки секретных иноматериалов ГПУ и разведупра, кроме того, по этой должности я имел доступ ко всей секретной переписке НКИД" (слово "всей" в тексте подчеркнуто). Речь идет о Разведупре Красной Армии - военной разведке, а также о внешней разведке госбезопасности - Иностранном отделе ОГПУ (ИНО). Таким образом, Розенберг был одним из координаторов деятельности советских разведслужб, по крайней мере в сфере постановки ряда задач и обмена информацией между ними и внешнеполитическим ведомством (НКИД). До 1930 г. проработал в международном отделе ЦК ВКП(б).

При этом он, как сейчас принято говорить, был "чистым" дипломатом, то есть не служил в разведке. Конечно, если не считать особым направлением "открытой" разведки принятую во всем мире информационно-аналитическую работу по линии ведомства иностранных дел».

В советской разведке Розенберг не служил, а в какой служил? По большинству признаков, что всё-таки в английской.

В 30-е Розенберг одна из ключевых фигур в советской дипломатии. В 1934 году он как советский представитель получил пост заместителя генерального секретаря Лиги Наций.
«Как временный поверенный в делах СССР, Марсель Розенберг являлся активным проводником новой политики Кремля - укрепления стратегического союза Москвы и Парижа. Церемония принятия СССР в Лигу Наций состоялась 18 сентября 1934 г., а вскоре Розенберга избрали заместителем генерального секретаря Лиги, и он переехал в Женеву».

Розенберг подготавливает советско-французский договор 1935 года, и вообще много чего ещё совершает в советской дипломатии. Последнее его крупная миссия это испанская война. В Испанию он направлен в качестве советского посла. По общему мнению Марсель Розенберг фактический «наставник республиканского правительства».
«Розенбергу не удалось принять участия в заключительной фазе переговоров, когда с мятежниками еще можно было вести диалог "с позиции силы". Но по его просьбе через тайные каналы при посредничестве англичан Аскарате (посол республиканцев в Лондоне) вступил в контакт с франкистами, когда в руках советской разведки оказался Фердинандо де Куэсто, видный фашист, основатель испанской фаланги. В резидентуре НКВД с ним работали Наум Эйтингон (заместитель резидента Орлова) и в качестве переводчика - разведчик Иосиф Григулевич. В итоге Куэсто обменяли на группу республиканцев, попавших в плен к франкистам. Но это случилось уже после того, как 19 февраля 1937 г. агентство ТАСС сообщило, что полпред Марсель Розенберг отозван из Испании решением Политбюро ЦК ВКП(б) в связи с новым назначением, а его место займет Леон Гайкис, нынешний консул».

После отзыва из Испании Розенберга назначают на почетную должность уполномоченного Наркомата иностранных дел при правительстве Грузинской ССР. В декабре 1937 года он арестован.
«Розенберга арестовали 26-го [декабря 1937] (…). Сейчас установлено, что ордер на арест подписан замнаркома НКВД Фриновским, а санкцию от руководства НКИД дал нарком Литвинов - видимо, Максим Максимович сделал это не без душевных мук.

Месяцем ранее, 27 ноября, Розенберг узнал о состоявшемся решении КПК исключить его из партии "за личную близкую связь с врагами народа Кином и Шнейдером". Обращается на имя главы комиссии партконтроля с просьбой пересмотреть это решение. Не получив ответа, 13 декабря пишет смелые личные секретные письма Сталину и главному партийному кадровику секретарю ЦК Андрееву. Объясняет, что с Виктором Кином он был дружен, поскольку тот работал корреспондентом ТАСС в Риме и Париже, а Шнейдера видел мельком на квартире у Кина, и то случайно... Вероятно, следователи НКВД не нашли иных сюжетов "шпионажа": в деле Розенберга фигурируют полковник Робинс и двое упомянутых журналистов. Вслед за Розенбергом его участь разделили и Гайкис, и последний полпред в Испании Марченко. Погиб также и генконсул в Барселоне Владимир Антонов-Овсеенко.

Через 20 лет Марианна Ярославская получила официальную справку за подписью полковника юстиции Лихачева: "Дело по обвинению Розенберга Марселя Израилевича, до ареста - 26 декабря 1937 года - работавшего полпредом в Испании, пересмотрено Военной коллегией Верховного суда СССР 27 июня 1957 года. Приговор Военной коллегии от 8 апреля 1938 года в отношении Розенберга М.И. по вновь открывшимся обстоятельствам отменен и дело за отсутствием состава преступления прекращено. Розенберг М.И. реабилитирован посмертно"... Также посмертно его реабилитировали в партийном отношении 13 марта 1990 г. Профессиональное признание Розенберга как "видного советского дипломата" отмечено более ранней датой: в письме от 12 мая 1983 г. Историко-дипломатическое управление МИД СССР поблагодарило Ярославскую за переданные ею на постоянное государственное хранение документы, составившие личный фонд Розенберга».

А был ли Марсель Розенберг действительно расстрелян? Вряд ли, судя по имеющимся материалам, его не пытали, жену не репрессировали (не обыскивали, даже переписку со Сталиным не изъяли, архивы Марселя жена в 1983 году передала в МИД). Правдоподобно предположить, что некто «Марсель Розенберг» благополучно отбыл туда, откуда его прислали. 20-летняя советская командировка закончилась. Кем он был в действительности остается неизвестным.

Советская история до сих одна из самых загадочных и малоизученных историй XX века. После краткого и незначительного послабления в 90-е советские архивы опять оказались наглухо закрыты для неангажированных исследователей. Вместо подлинной советской истории (про)советская общественность знает набор нелепых замполитовских агиток, среди которых сталинская «Книга о вкусной и здоровой пище» ещё относительно солидный исторический документ.

Советские товарищи не понимают движущих сил советской власти, что вся внутрипартийная борьба в СССР 20-30-х годов лишь отражение манёвров зарубежных спецслужб – британской, немецкой, американской, французской. Коммунистические вожди регулярно меняют ориентацию и перебирают от одних хозяев к другим. И тов. Сталин оказался абсолютным советским диктатором лишь в силу поддержки его кандидатуры одними иностранными державами против других.

P.S.

Дискуссия с некоторыми товарищами навеяла мне старый советский анекдот.
…твёрдым уверенным шагом Штирлиц шёл по коридору Рейхсканцелярии. Ничто не выдавало в нём советского разведчика, ни орден Красного знамени на груди, ни будёновка, ни волочащийся за спиной парашют.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 286 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →