Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Categories:

Советская история как удушливый газ

После битвы с красными бандерлогами собираюсь на следующей неделе вернуться к исследованию китайской истории и Великой стены. Там много поучительного, а в самом конце выяснится, что Великая стена имеет отношение и к России (это типа аннотация).

А вообще историки они забавные. Многих крайне возмущают любые попытки усомниться в их построениях, обычно весьма шатких. До самых простодушных из них ещё не дошло, что научный подход основан на скепсисе и критике. Но товарищи историки не любят критики, они предпочитают брать количеством. Притаскивают горы макулатуры и гордо вопрошают: …а вы ДОКАЖИТЕ, что это фальшивки! Дык при таком подходе и уфология солидная наука. Научные уфологи ежегодно выпускают тома отчётов и свидетельских показаний о встречах с инопланетянами и путешествиях на летающих тарелках. – А вы докажите, что это ВСЁ неправда!

Нет, конечно, история наука вообще сильно идеологизированная, но лишь у коммунистов историк перестал отличаться от замполита. Меня товарищи всерьёз допрашивают, почему я смею сомневаться в достоверности трудов советских историков, особенно в части собственно советской истории. Действительно, как можно не верить, что официальная советская история, подведомственная отделу агитпропа ЦК, не есть хрустальный родник кристальной чистоты и правдивости исторических сведений.

Плавно переходим к жестокостям антибольшевистской интервенции. Случайно забрёл к (про)советским историкам и был поражён ужасами колчаковского террористического режима, покрывшего страну сетью концлагерей. Осторожно спрашиваю товарищей:
«Вам не смешно читать про колчаковские концлагеря на 4, 8 и 12 человек?»

С этого вопроса у нас завязался поучительный разговор. Мне довольно быстро объяснили, кто я такой.
«… высокомерное отношение к науке и непонимание границ своей квалификации для вынесения суждений - неотъемлемые свойства людей, именуемых в просторечии дураками»

Беседуя с советским Научными историком, следует быть терпеливым, и ваше упорное терпение обязательно будет вознаграждено. Меня скоро одарили сообщением о применении антатнтовскими извергами против героических большевиков удушливых газов.
«переполненная Архангельская губернская тюрьма, и ссыльно-каторжные тюрьмы со зверским режимом содержания, и применение бомб с ипритом англичанами - это всё басни?»

- А что же это может быть? Лучше расскажите про бомбы с ипритом, предчувствую веселье.

И предчувствия меня не обманули. Моё невежество снисходительно просветили:
«Про бомбы с ипритом упоминается в "Военлеты погибшей Империи. Авиация в Гражданской войне" М.Хайрулина и В.Кондратьева»

«это факт достаточно известный»

Как стыдно сомневаться в точно установленных советской Научной историей достоверных фактах! Правда, в результате изучения первоисточников скоро выяснилось, что не бомбы, и не с ипритом, и не англичане, и не белые, и вообще никто газов против красных героев не применял. Ежели таковы у советских историков факты достаточно известные и вполне достоверные, то что же у них «факты» обыкновенные? Тогда и протоколы шаманских камланий респектабельный научный труд.

Полюбопытствуем, что же там с ипритом против большевиков.
«Из донесения полковника Михеева о боях за Кожеозерскнй монастырь (июль 1919 года)
Кожеозерский монастырь оказывает упорное сопротивление. Орудия в продолжение 5 часов не в состояния не только разрушить каменных зданий, но даже сделать брешь в них, несмотря на прямые попадания. Гарнизон получил подкрепление около 100 чел. из Кривого пояса [м. б., Носа?]. Взять остров атакой по узкому перешейку, соединяющему остров с берегом, нет никакой возможности, ибо красные имеют 4 или 5 пулеметов. Между тем уничтожить это гнездо является насущной необходимостью, дабы обеспечить правый фланг и тыл. Продвижение вперед по Онеге на Тургасово до полного уничтожения красных в монастыре будет весьма трудным, так как придется для охраны тыла перебросить часть и без того немногочисленных войск участка, имея в виду, что монастырь обособлен, вблизи селений нет, и занят исключительно коммунистами. [Я] обращался [к] английскому командованию с просьбой о газовых снарядах или газах, но получил отказ. Потребное количество газов [от] 300 до 400 баллонов. Взятие монастыря будет иметь громадное моральное значение для местного населения и войск. Прошу вашего содействия скорейшему получении необходимого. Остальное без перемен. 0154.
ЦГАВМФ, ф. 164, д. 125. л. 108.
Приведено в: В. В. Тарасов. Борьба с интервентами на Мурмане в 1918-1920 гг. Л.: Лениздат, 1948. Стр. 217».

Продукция сталинского агитпропа это вообще могучей правдивости источник. А особенно от 1948 года, когда сталинцы ссорились со своими бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции, и советские пропагандисты из кожи лезли, чтобы доказать всегдашние злоумышления и чудовищные преступления англичан и американцев против советской власти.

Судя по стилю, рассматриваемое донесение «полковника Михеева» сочинял какой-то советский пропагандист. Русский офицер едва ли стал в военном документе в отношении занятого противником монастыря употреблять далёкий от военной терминологии оборот «уничтожить это гнездо». И любой офицер (не политрук) обязательно указал бы калибр используемой им артиллерии. Во-первых, просто по военной привычке. А во-вторых, какого калибра «газовые снаряды» он запрашивал у англичан? Это только замполит уверен, что из пушки можно стрелять любым снарядом, и что между русскими и английскими снарядами и орудиями нет разницы. И если полковник просил снаряды, то почему «потребное количество газов [от] 300 до 400 баллонов»? Применение газовых баллонов технически и сложно и в данном случае бессмысленно, поскольку газы не преодолеют монастырские стены (ядовитые газы тяжелее воздуха, стелятся над землей, проникают в окопы и блиндажи). Полковник собирался стрелять из пушек по монастырю газовыми баллонами? Или всё-таки предполагал с попутным ветром выпускать газ из баллонов в сторону расположенного на острове монастыря?.. Полагаю, с этим советским «документом» вопрос ясен.
«согласно оперсводке штаба 6-й армии от 6 марта 1920 года о трофеях, взятых 54-й стрелковой дивизией при ликвидации белых на Пинежском направлении, было захвачено в числе артиллерийских боеприпасов "шрапнелей 1072, гранат 800, химических 108". (Северный фронт. 1918-1920. Документы. М.: Воениздат, 1961. Стр. 258.)»

Тут можно только пожать плечами. О применении газов против красных нет и речи, в лучшем случае нашли склад снарядов русской армии. И то вряд ли, скорее всего, что тоже фальшивка, поскольку ничего конкретного о найденных «химических гранатах» не сообщается. И у белых вообще никакого химического оружия просто не имелось, оно всё досталось большевикам.
«Красной Армии досталось от царской немалое химическое наследство - собственные и трофейные химические боеприпасы. Оценки августа 1918 года показали, что на тот момент на артиллерийских складах хранилось 270000 химических снарядов в районе Москвы и 125000 - в Тамбове. Только на складе химического оружия в Очакове (Москва) хранилось тогда 57000 пудов ОВ в 32726 баллонах. В 1928 году в ведении Артиллерийского управления (АУ) числился запас из 417000 артиллерийских химических снарядов изготовления времен 1915-1916 годов, в том числе 360000 калибра 76 мм и 57000 калибра 152 мм».

Практически невероятно, чтобы Антанта доставила химические снаряды для борьбы с большевиками в Мурманск и Архангельск. В этом не было никакой военной необходимости, поскольку химическое оружие имело смысл применять лишь в позиционной войне.
«Все более или менее успешные атаки были осуществлены против абсолютно неподготовленного и не имеющего средств защиты противника.

Уже в Первую Мировую войну противоборствующие стороны очень быстро разочаровались в боевых качествах химического оружия и продолжали его применять только потому, что не имели иных способов вывести войну из позиционного тупика

Все последующие случаи применения БОВ носили либо испытательный характер, либо карательный - против не имеющего средств защиты и знаний мирного населения».

И коммунисты действительно применяли химическое оружие в ходе карательных операций.
«В годы Гражданской войны химическое оружие применялось в небольших объемах Белой Армией и Британскими оккупационными войсками в 1919 г. [как мы видели, эти данные сфабрикованы коммунистическими историками. – П.] Красная армия использовала ОВ при подавлении крестьянских восстаний. Вероятно, впервые советская власть пыталась применить ОВ при подавлении восстания в Ярославле в 1918 г. [подавлением этого антисоветского восстания руководили немецкие офицеры, также там со стороны большевиков под видом «латышей» действовали немецкие части. – П.]

В марте 1919 г. очередное восстание полыхнуло на Верхнем Дону. 18 марта артиллерия Заамурского полка обстреляла повстанцев химическими снарядами (скорее всего с фосгеном).

Массированное применение химического оружия Красной Армией датируется 1921 г. Тогда под командованием Тухачевского в Тамбовской губернии развернулась широкомасштабная карательная операция против повстанческой армии Антонова. Помимо карательных акций - расстрела заложников, создания концлагерей, сжигания целых деревень, в большом количестве использовали химическое оружие (артиллерийские снаряды и газовые баллоны). Точно можно говорить об использовании хлора и фосгена, но, возможно, и иприта.

12 июня 1921 г. Тухачевский подписал приказ за номером 0116, который гласил:

Для немедленной очистки лесов ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Леса, где прячутся бандиты, очистить ядовитыми газами, точно рассчитывать, чтобы облако удушливых газов распространялось полностью по всему лесу, уничтожая всё, что в нем пряталось.
2. Инспектору артиллерии немедленно подать на места потребное количество баллонов с ядовитыми газами и нужных специалистов.
3. Начальникам боевых участков настойчиво и энергично выполнять настоящий приказ.
4. О принятых мерах донести.

Для осуществления газовой атаки была проведена техническая подготовка. 24 июня начальник оперативного управления штаба войск Тухачевского передал начальнику 6-го боевого участка (район села Инжавино в долине реки Ворона) А. В. Павлову приказ командующего "проверить умение химической роты действовать удушливыми газами". Тогда же инспектор артиллерии Тамбовской армии С. Касинов докладывал Тухачевскому: "Относительно применения газов в Москве я выяснил следующее: наряд на 2,000 химических снарядов дан, и на этих днях они должны прибыть в Тамбов. Распределение по участкам: 1-му, 2-му, 3-му, 4-му и 5-му по 200, 6-му -- 100".

1 июля газотехник Пуськов доложил о проведенном им осмотре доставленных на Тамбовский артиллерийский склад газовых баллонов и газового имущества: "...баллоны с хлором марки Е 56 находятся в исправном состоянии, утечки газа нет, к баллонам имеются запасные колпачки. Технические принадлежности, как-то: ключи, шланги, свинцовые трубки, шайбы и прочий инвентарь -- в исправном состоянии, в сверхкомплектном количестве..."

Войска были проинструктированы, как применять химические боеприпасы, однако возникло серьезная проблема - личный состав батарей не был обеспечен противогазами. Из-за вызванной этим задержки первую газовую атаку произвели только 13 июля. В этот день артиллерийский дивизион бригады Заволжского военного округа израсходовал 47 химических снарядов.

2 августа батарея Белгородских артиллерийских курсов выпустила по острову на озере вблизи села Кипец 59 химических снарядов.

Ко времени проведения операции с использованием ОВ в Тамбовских лесах, восстание фактически уже было подавлено и не было необходимости в столь жестокой карательной акции. Создается впечатление, что она проводилась с целью обучения войск ведению химической войны. Тухачевский считал ОВ весьма перспективным средством в будущей войне».


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 141 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →