Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Categories:

Позор советским фальсификаторам русской истории

Давно уже пора быть канделябрами багрово красные от постоянного вранья замполитовские хари. Советские товарищи, однако, указывают, что канделябры это барство, а им социально ближе чайник или кирпич. Ну что ж, в этом вопросе можно пойти товарищам на встречу.

Дискутируя с адептом советчины, а особенно сталинистом, всегда следует иметь в виду, что вы имеете дело с подлыми до шизофрении лжецами. Они сфабриковали МАССУ фальшивых цитат и бумажек в оправдание коммунистического душегубства. Особенно для коммунистов важно оклеветать историческую Россию, чтобы большевистские преступления можно было объяснить как обыкновенную для русских дикость и зверство, и тем снять всякую ответственность с большевиков, этих чудесных идеалистов, желавших простому народу лишь добра и счастья. Разумеется, в Российской империи можно отыскать немало проблем и бед, но это не повод позволять советским товарищам клеветать на дореволюционную Россию. Советским товарищам порекомендуем заняться историей людоедских империй ацтеков и майя, лишь на подобном историческом фоне советская власть будет выглядеть органично и респектабельно.

Ну что ж, перейдём к разоблачению типовых замолитовских фальшивок.

* * *


Приводят фальсифицированные цитаты из Льва Толстого, якобы гневно разоблачавшего вину царизма за народный голод. Трудно представить, что бы сказал Толстой о большевиках, он о таком кошмаре наяву и помыслить не мог. А вот что Лев Николаевич писал о действительно самом крупном неурожае 1891-93 гг., постигшем два десятка губерний в России, и грозившем крестьянам голодом.


«За последние два месяца нет книги, журнала, номера газеты, в которой бы не было статей о голоде, описывающих положение голодающих, взывающих к общественной или государственной помощи и упрекающих правительство и общество в равнодушии, медлительности и апатии.

Судя по тому, что известно по газетам и что я знаю непосредственно о деятельности администрации и земства Тульской губернии, упреки эти несправедливы, нe только нет медлительности и апатии, но скорее можно сказать, что деятельность администрации, земства и общества доведена теперь до той последней степени напряжения, при которой оно может ослабеть, но едва ли может еще усилиться. Повсюду идет кипучая, энергическая деятельность».

Заметьте, кипучая деятельность идёт по оказании помощи крестьянам, а не как при советской власти отнять у голодных последний кусок хлеба.
«В высших административных сферах шли и идут безостановочно работы, имеющие целью предотвратить ожидаемое бедствие. Ассигнуют, распределяют суммы на выдачу пособий, на общественные работы, делают распоряжения о выдаче топлива. В пострадавших губерниях собираются продовольственные комитеты, экстренные губернские и уездные собрания, придумываются средства приобретения продовольствия, собираются сведения о состоянии крестьян: через земских начальников — для администрации, через земских деятелей — для земства, обсуживаются и изыскиваются средства помощи. Роздана рожь для обсеменения, принимаются меры для сохранения семян овса на весну и, главное, для продовольствия в продолжение зимы»

В отличие от царских чиновников, озабоченных помощью голодным, в коммунистических райкомах ленинцы и сталинцы придумывали для крестьян истязания и пытки пострашнее. Ведь это не так просто отнять у голодного последний кусок хлеба, и тем обречь крестьянина и его детей на мучительную смерть.

Далее Толстой указывает на недостатки в организации помощи крестьянам. И в частности замечает:
«Бедствие несомненное: хлеб нездоровый, с лебедой, и топиться нечем.

Но смотришь на народ, на его внешний вид, — лица здоровые, веселые, довольные. Все в работе, никого дома. Кто молотит, кто возит. Помещики жалуются, что не могут дозваться людей на работу. Когда я там был, шла копка картофеля и молотьба. В праздник престольный пили больше обыкновенного, да и в будни попадались пьяные. Притом самый хлеб с лебедой, когда приглядишься, как и почему он употребляется, получает другое значение.

В том дворе, в котором мне в первом показали хлеб с лебедой, на задворках молотила своя молотилка на четырех своих лошадях, и овса, с своей и наемной земли, было 60 копен, дававших по 9-ти мер, т. е., по нынешним ценам, на 300 рублей овса. Ржи, правда, оставалось мало, четвертей 8, но, кроме овса, было до 40 четвертей картофеля, была греча, а хлеб с лебедой ела вся семья в 12 душ. Так что оказывалось, что хлеб с лебедой был в этом случае не признаком бедствия, а приемом строгого мужика для того, чтоб меньше ели хлеба, — так же, как для этой же цели и в изобильные года хозяйственный мужик никогда не даст теплого и даже мягкого хлеба, а все сухой. “Мука дорогая, а на отих пострелят разве наготовишься! Едят люди с лебедой, а мы что ж за господа такие!”

Отсутствие топлива тоже становится не так страшно, когда узнаешь подробности положения. Купить на 20 рублей — откуда взять в нынешнем году? — Так мне и говорил другой мужик, жалуясь на безвыходность нынешнего года. А между тем у этого мужика два сына живут в работниках, один за 40, другой за 50 рублей, и он одного из них женил нынешний год, несмотря на то, что баб у него в доме довольно».

Лев Толстой всегда критик правительства, но и он не утверждает, что власти не желают помочь народному бедствию.
«Администрация и земства хлопочут о том, чтобы узнать истинно нуждающихся, все же мужики, и вовсе не нуждающиеся, узнав, что будет раздаваться даровое, стараются притвориться или даже сделаться нуждающимися, чтобы без труда получить пособие».

«Народ голодает, и мы, высшие классы, очень озабочены этим и хотим помочь этому. И для этого мы заседаем, собираем комитеты, собираем деньги, покупаем хлеб и распределяем его народу».

«Общая правительственная деятельность, задаваясь внешней целью — прокормить и поддержать благосостояние сорока миллионов людей, встречает на своем пути непреодолимые препятствия. 1) Определить степень предстоящей нужды для населения, могущего проявить в этом поддержании себя наибольшую энергию и совершенную апатию, — нет никакой возможности. 2) Если допустить, что определение это возможно, то количество требуемых сумм так велико, что нет никакого вероятия приобрести их. 3) Если допустить, что суммы эти будут найдены, то даровая раздача денег и хлеба населению ослабив энергию и самодеятельность народа, более всего другого могущую поддержать в нынешнее тяжелое время его благосостояние. 4) Если и допустить, что раздача будет производиться так, что не ослабит самодеятельности народа, то нет возможности правильно распределить пособия, и ненуждающиеся захватят долю нуждающихся, из которых большинство все-таки останется без помощи и погибнет».

И вот Лев Николаевич выруливает на излюбленное:
«Народ голоден оттого, что мы слишком сыты».

«Совесть же моя говорит мне, что я виноват перед народом, что постигшая его беда отчасти от меня и что потому мне нельзя продолжать жить, как я жил, а надо изменить свою жизнь, как можно больше сблизиться с народом и служить ему».

И хотя оборот «мрут с голода» часто встречается в русской публицистике того времени, это не более чем риторика, действительно умерших от голода в России никто не видел. Оно, конечно, не значит, что простой народ в Российской империи как сыр в масле катался. Однако с чем сравнивать.

Товарищу Молотову для членов Политбюро
Строго секретно

Просьба ни в коем случае копий не снимать,
а каждому члену Политбюро (тов. Калинину тоже)
делать свои пометки на самом документе.
Ленин. 19 марта 1922

«… для нас именно данный момент представляет из себя не только исключительно благоприятный, но и вообще единственный момент, когда мы можем с 99-ю из 100 шансов на полный успех разбить неприятеля наголову и обеспечить за собой необходимые для нас позиции на много десятилетий. Именно теперь и только теперь, когда в голодных местах едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи, трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией, не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления. Именно теперь и только теперь громадное большинство крестьянской массы будет либо за нас, либо, во всяком случае, будет не в состоянии поддержать сколько-нибудь решительно ту горстку черносотенного духовенства и реакционного городского мещанства, которые могут и хотят испытать политику насильственного сопротивления советскому декрету»

«На съезде партии устроить секретное совещание всех или почти всех делегатов по этому вопросу совместно с главными работниками ГПУ, НКЮ и Ревтрибунала. На этом совещании провести секретное решение съезда о том, что изъятие ценностей, в особенности самых богатых лавр, монастырей и церквей, должно быть произведено с беспощадной решительностью, безусловно ни перед чем не останавливаясь и в самый кратчайший срок. Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше».



«По официальным данным, в итоге изъятия было получено 4 650 810 золотых рублей и 67 копеек. Из этих денег 1 млн действительно был потрачен на покупку продовольствия, а остальные -- на проведение изъятия и на антицерковную кампанию 20-х годов».


* * *


kommari: «большевики, папаша, не с Марса на Святую Русь прилетелеи - и даже не в запечатанном вагоне
были они, папаша, русским народом - из народа, для народа и во имя народа
не нравится русский народ? можно убить себя ап стену, можно выпить йаду - другого народа у нас для вас, папаша, нет»

Поможем небезызвестному просоветскому лгунишке kommari ознакомиться со списком соратников Ленина по знаменитому пломбированному вагону. Как правильно сказал тов. kommari, другого Народа для советских не было и и нет.

* * *


kommari: «начало Гражданской - как справедливо считали многие историки - это события февраля-марта 1917, когда городовые, вооруженные пулеметами (это чего это царь-батюшка полицию пулеметами вооружал, когда пулеметов на фронте не хватало?) поубивали сотни людей в Питере»

И этот шизофренический бред теперь у коммунистов советская история. А ведь нас в советской школе учили, что гениальный товарищ Ленин в 1915 году, находясь в эмиграции, выдвинул свой знаменитый лозунг «Превратим войну империалистическую в войну гражданскую!». С этой идеей прибыл в Россию и скоро претворил задумку в жизнь.

Начало полномасштабной Гражданской войны в России обычно ведут от разгона большевиками Всеросийского Учредительного собрания 18 января 1918 года. Тогда коммунисты впервые открыто приступили к уничтожению конкурентов из собственно социалистических партий и устроили кровавую баню рабочим, протестующим против разгона Учредительного собрания. Последовавшая гражданская война преимущественно велась между левыми партиями и политическими силами.

Идея Учредительного собрания пользовалась большой популярностью, поскольку её превозносила вся революционная пропаганда, в том числе и большевиков. Формальным предлогом октябрьского переворота большевики выдвинули подозрение, что Временное правительство желает сорвать созыв Учредительного собрания. Выборы в Учредительное собрание прошли при власти большевиков 12 ноября 1917 года. И каков же был шок, когда не получив большинства в Учредительном собрании, коалиция большевиков и левых эсеров объявила о решении разогнать учредилку. Вышедших на демонстрации протеста питерских и московских рабочих расстреливали каратели из Красной гвардии (на тот момент в массе состоявшей из наёмных латышей и разномастного уголовного отребья, так называемых «анархистов»).
«18 января в «Правде» вышло постановление за подписью члена коллегии НКВД, с марта главы ПетроЧК, Моисея Урицкого (выходец из еврейской купеческой семьи, воспитанный в детстве в ортодоксально талмудическом духе, до Февраля 1917 года, живший в США и плохо говоривший по-русски), которым всякие митинги и демонстрации в Петрограде были запрещены в районах, прилегающих к Таврическому дворцу. Провозглашалось, что они будут подавлены военной силой. Одновременно большевистские агитаторы на важнейших заводах (Обуховском, Балтийском и др.) пытались заручиться поддержкой рабочих, но успеха не имели.

Большевики четко следовали тактике подавления граждан России "интернациональными полками": вместе с латышскими стрелками и Литовским полком они окружили подступы к Таврическому дворцу. Сторонники Собрания ответили мощными демонстрациями поддержки. Главная колонна демонстрантов насчитывала 60 тысяч человек[2].
В составе колонн демонстрантов рабочие, служащие, интеллигенция двинулись к Таврическому и были расстреляны из пулеметов[3]. По официальным данным (Известия ВЦИК. 1918, 6 янв.) убит 21 человек, раненных сотни. Среди погибших были эсеры Е.С. Горбачевская, Г.И. Логвинов и А. Ефимов. Через несколько дней жертвы были похоронены на Преображенском кладбище. М.Горький по этому поводу писал: «Народные комиссары расстреливали рабочих Петрограда без предупреждения, расстреливали из засад, сквозь щели заборов, трусливо, как настоящие убийцы»[4].

«9 (22) января - расстрел демонстрации в поддержку Учредительного собрания в Москве. По официальным данным (Известия ВЦИК. 1918. 11 янв.) число убитых более 50, раненых - более 200».

Предложение перенести заседания Учредительного собрания в помещения заводов не были приятны, поскольку большевики угрожали начать обстрел Петрограда артиллерий Балтийского флота.

* * *


Ссылаясь на известного русского публициста М.О.Меншикова, в доказательство кошмаров дореволюционной жизни привели следующую цитату:
«Сказать страшно, какие лишения до службы претерпевает иногда новобранец. Около 40 проц. новобранцев почти в первый раз ели мясо по поступлении на военную службу. На службе солдат ест кроме хорошего хлеба отличные мясные щи и кашу, т.е. то, о чём многие не имеют уже понятия в деревне…»

За жуликоватыми советскими товарищами надо проверять каждую букву (и обязательно поглубже прятать кошелёк). Отыскал ту статью.
М.О. Меньшиков «Молодежь и армия», 13 октября 1909 г.

Оказывается, процитированные слова из статьи полковника князя Багратиона в №.11 «Вестника Русской Конницы».
«С каждым годом армия русская,— говорит князь, — становится все более хворой и физически неспособной. До трех миллионов рублей ежегодно казна тратит только на то, чтобы очиститься от негодных новобранцев, «опротестовать» их. Из трех парней трудно выбрать одного, вполне годного для службы. И несмотря на это, срок солдатской службы все сокращается. Хилая молодежь угрожает завалить собою военные лазареты».

Князь Багратион доказывает, что при крепостном праве народное здоровье было лучше.
«Плохое питание в деревне, бродячая жизнь на заработках, ранние браки, требующие усиленного труда в почти юношеский возраст, — вот причины физического истощения. В крепостное время народный труд и быт регулировались культурным надзором; преследуя лень, распутство и бродяжничество, помещики ставили народ в условия достаточного питания и здорового режима. После 61 года народ был брошен без призора. Устои семьи пошатнулись, молодежь потянулась на фабрики»

…а теперь и того чище, молодёжь в офисах, чипсами питаются.
«Еще на нашей памяти среди могучих лесов, теперь повырубленных, на благодатном черноземе, теперь истощенном, обитала раса богатырская в сравнении с бледными замухрышками, каких теперь высылает деревня».

Отож. А вообще статья посвящена доказательству тезиса, что призывной возраст следует понизить с 21 до 18 лет.
«Из 360 опрошенных кн. Багратионом новобранцев 25 проц. ушли из семьи 17 лет, 30 проц. — 19 лет и только 15 проц. дожили в своих семьях до 21 года. Сказать страшно, какие лишения до службы претерпевает иногда новобранец. Около «40 проц. новобранцев почти в первый раз ели мясо по поступлении на военную службу». На службе солдат ест кроме хорошего хлеба отличные мясные щи и кашу, т.е. то, о чем многие не имеют уже понятия в деревне. На службе солдат получает теплое, гигиеническое помещение, исправную одежду, чистое белье, медицинский уход и сверх того правильные занятия, куда менее каторжные, чем работа на каких-нибудь заводах и рудниках. По легкости солдатской службы в нее могли бы идти не только 18-летние, но из местности южнее 52° широты — даже 17-летние парни. Пока еще юношеские силы не надорваны, пока молодой человек не втянут в разврат и пьянство, — было бы важно дать ему именно благодетельный для развития солдатский режим. Отличное питание, регулярная жизнь, гимнастика и строй, строгая дисциплина и возвышенные представления, связанные с военной службой. Чего же лучше?»

40% опрошенных князем новобранцев ПОЧТИ в первый раз ели мясо, это хорошо сказано, да, красиво. Но что действительно 100% верно, кормили солдат в царской армии на убой. Советские армейские нормы к царским никогда не приблизились, а на деле советский солдат даже в благополучные советские годы в массе вел полуголодное существование. Отъедаться мясом на службе в советской армии, большинство об этом и мечтать не могло.

С подробностями как большевики убили О.Меньшикова, можно познакомиться здесь.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 98 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →