Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Categories:

Советский государственный антисемитизм как он есть

Расскажу эту типичную историю советской литературы с конца.

Русскоязычный писатель Дима (Быков) Зильбертруд-оглы рассказывает в «Огоньке» о творческом пути знатного советского писателя Анатолия Алексина.
«С 1992 года один из главных советских детских писателей Анатолий Алексин живет в Израиле. Его книги — в том числе только что написанные — продолжают выходить в Москве».

Анатолий Алексин


Симпатичный дедушка, не правда ли? И ведь как пострадал от антисемитизма!
«… А уехал я когда-то по приглашению Рабина, вскоре после моего выступления на встрече Горбачева с интеллигенцией. Я заговорил там о необходимости жестких мер против национализма — любого: русского, армянского, азербайджанского, хоть алеутского… Сразу после этого начались ночные звонки. Типа убирайся и все такое… Я сын репрессированного, к травле мне было не привыкать, но мне стало противно. А тут письмо от Рабина. И я уехал. Мы живем здесь в хорошем доме, в квартале, выстроенном еще по решению Голды Меир для приезжей художественной интеллигенции. Меня все московские друзья навещают».

Обычный путь еврейского интеллигента: уехал от ЛЮБОГО национализма в гости к милому израильскому, ага. Но и СССР был не без добрых людей.
«Я уже тогда, до войны, печатал стихи в «Пионерской правде» — и в шестнадцать лет оказался ответственным секретарем».
«Маршак, который меня с первых публикаций опекал»

«Я никогда не любил мерзкого слова «совок». И называть то, что мы делали, «совковой литературой» — то же самое, что называть Пушкина или Лермонтова литературой николаевской. Эта литература существовала не только благодаря, но и во многом вопреки «совку». В этом была ее сложность, до сих пор привлекательная».

Трудное детство талантливого еврейского мальчика:
«В свою детскую пору я был сыном «врага народа». Маму, естественно, с работы уволили — и у нее не было возможности покупать мне книги. К стихам Пушкина и Лермонтова она успела приобщить меня еще раньше, да и потом читала их мне наизусть. Нашу домашнюю библиотеку реквизировали».

Скорбный путь гонений от властей прошёл Алексин в советской литературе:
«… Повесть и пьеса резко протестовали против бесцеремонного, диктаторского вторжения в чужую жизнь, даже сестры в жизнь брата, а брата — в судьбу сестры. Но как раз в том, 1968 году, когда родился спектакль, советские танки вторглись в Чехословакию. Тогдашние советские газеты утверждали, что старший брат, то есть Советский Союз, имеет полное право вмешаться в жизнь младшей сестры, то есть Чехословакии. Премьера была отменена».

«К изданию книг в «капиталистических странах» в те времена относились, мягко говоря, с подозрением. И то, что мои повести были переведены на десятки языков (скажем, в семидесятые годы девять повестей в США, двухтомник в Греции, пять томов в Японии и так далее), у идеологических властей отнюдь не вызывало восторга. Тем более, что ни одной строки, воспевающей коммунистический режим, в тех повестях не было, а поведано было главным образом о разных печальных историях…»

«… «история вопроса». 16 апреля 1993 года я выступил в Бетховенском зале Большого театра на встрече первого Президента России Б. Н. Ельцина с интеллигенцией и сказал об опасности фашизма и антисемитизма, имея в виду общество «Память» и ему подобные злокачественные «формирования». Президент и все присутствующие в зале меня поддержали. Выступление мое было показано по телевидению и опубликовано в «Литературной газете». Но с той поры каждую ночь нам с женой Татьяной стали звонить и разными голосами угрожать «вздернуть на фонаре»… Тогда я написал роман «Сага о Певзнерах», который в прессе уже назван «антишовинистическим» и «антифашистским». Узнав об этом романе, тогдашний премьер-министр Израиля Ицхак Рабин пригласил нас с женой в свою страну. Мы получили двойное гражданство».

«… нам с женой особенно дорога только что выпущенная издательством «ОЛМА-ПРЕСС» книга «Террор на пороге». В нее вошли цикл моих антитеррористических рассказов и воспоминания Татьяны Алексиной «Строки прощаний… Семьи и судьбы». Издательство так представляет книгу: «Это животрепещущий отклик на исчадие ада современной действительности — терроризм — и одно из его проявлений в России в период сталинских репрессий»

Кто же этот гонимый черносотенными погромщиками и тоталитарными коммунистами антисоветский страдалец? Секретарь Союза писателей РСФСР в 1970–1989 гг. влиятельнейший в СССР детский писатель Анатолий Алексин (урождённый Гоберман, родился 3 августа 1924 в Москве, в семье активного участника Гражданской войны, репрессированного в 1937). Как и положено еврейскому интеллигенту, отпрыск знатных еврейских комиссаров и чекистов, большевистских палачей и душегубцев.
«Звучит тут и спокойный голос Пети: "Я не собираюсь отводить удара от Вани, хоть он и лучший мой друг", и восклицание другого пионера: "Этот сбор должен стать переломным моментом в жизни класса!"»

«… опытно-показательная школьница из повести А. Алексина, которая поучает своих товарищей тоном классной дамы: "- Фу, как не стыдно радоваться срыву урока! Неужели вы не любите учиться?"»

«Алексин изображает из себя жертву советской власти, пишет воспоминания, как ему трудно жилось при коммунистах»

Лауреат премии Ленинского комсомола (1970) и Государственных премии РСФСР (1974), в 1982 был избран членом-корреспондентом Академии педагогических наук СССР. Его книги издавались в СССР гигантскими тиражами.
«Алексин будучи секретарем СП по детской литературе, втаптывал в грязь малейший свежий росток, это был чудовищный ретроград»

«в те времена детской литературой управляли Сергей Михалков и Анатолий Алексин»

Э.Успенский: «… мешали мне Сергей Михалков и Анатолий Алексин. Почему они так себя вели? Да потому что конкуренция им была не нужна. Особенно Алексин старался. Он прекрасно понимал, что на фоне настоящих литераторов он будет выглядеть бесцветным и ненужным. У него выходили книги огромными тиражами. Приезжал какой-нибудь иностранный издатель и спрашивал: «Кто у вас в Советском Союзе – самый популярный детский писатель?» Ему показывали: «Вот Алексин. У него тираж 5 миллионов». И его начинали переводить за границей, а нам, молодым, пути на Запад перекрывались».

«Произведения Алексина переведены на сорок восемь языков, тираж их изданий превысил сто миллионов экземпляров»

Вот какого человека из России изгнали в Израиль скинхеды!.. Ну не молодцы?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 142 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →