Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Categories:

Високосный год начался

В новом году наконец-то взялся посмотреть, чего делается ЖЖ. И с радостью узнал, что кому Дед Мороз, а кому Санта Клаус (Николай Угодник, по-русски говоря) подарили радость открытия, в смысле прозрения.

* * *


Егор Станиславович наяву узрел ту самую кишлачную Ымперию, которую они с Путиным и другими товарищами усердно мечтают учредить в РФ.
«Волей судеб оказался сегодня на Красной Площади. И пришел в ужас.
На площади были ОНИ.
Только ОНИ.
Одинокие белые лица в этой толпе просто терялись. И на Манежной тоже. ОНИ вяло прогуливались компаниями по 6-7 человек, фотографировали друг друга на мобильники. Первое желание было спросить: "кто организовал вставание?" Но потом понял, что никто не организовывал. Просто у НИХ был выходной. И ОНИ решили пойти в то место, которое ОНИ знают. И получился настоящий флешмоб - сотни таджикских, узбекских, киргизских лиц, стайки из молодых парней - от 18 до 30.
Лишенные какой-либо наглой агрессии кавказцев, берущие не ею, а именно спокойной многочисленностью...
Мне стало страшно.
Впервые мне стало по настоящему страшно от этой картины на Красной Площади».

Если бы это писал человек, который не в теме и ровно 31 декабря 2007 года рухнувший к нам сюда с Дуба, то я бы это удивление как-то сумел бы понять. Но пафосное прозрение Егора Станиславовича меня изумляет безмерно.
«Я знаю, что ИМ хочется есть, жить и работать. Я знаю, что еще не так давно столица нашей Родины была и столицей ИХ Родины тоже».

А знает ли Егор Станиславович, что ещё менее века назад Москва была столица русского народа? Как историку ему это будет интересно узнать. И в Многонациональной РФ всё ещё живёт немало русских, более 130 миллионов. Впрочем, юридически в РФ их национальное существование отрицается, и сама постановка о русских национальных интересах приравнена к злостной ксенофобии, это в самом лёгком случае. А вообще русский национализм (но только русский) в рамках государственной идеологии Многонациональной РФ считается экстремизмом, неизбежно переходящим в «русский фашизм». Мне казалось, что наш мыслитель должен быть в курсе российских политико-идеологических реалий. Ведь зачем-то он вступал плодотворное интеллектуальное и интимное духовное общение в представителями путинского режима и даже, припоминаю, призывал русских в единодушном голосовании за «Единую Россию» превзойти ханские и байские этнократии в составе РФ. Также сурово осудил русских националистов за презрительное отношение к путинскому шарлатанству по части государственного строительства и устроенного чекистами в прошлом году похабного балагана под видом выборов в Думу. А ещё раньше Егор Станиславович учил русских не мешать Путину спасать Аракчеева сотоварищи. …и чего ж теперь?! На Красную Площадь явился искомый путинский кишлачный и аульный электорат, тот самый взыскуемый путинскими политтехнологами суверенный демократ. Чего ж теперь делать смущенный вид, что вы не среди них, не среди природных путинцев.

В праздник не хотелось бы думать о Егоре Станиславовиче совсем плохо, что у него задание морочить русских людей, и в видах легендирования своей истиной миссии выражать лицемерное сочувствие русскому народу. Увы, нередко лучшее, что можно подумать о человеке, – возможно, он не законченный мерзавец, наверное, он просто наивен до глупости.

* * *


По случаю приговора Аракчееву и Худякову светлое новогоднее прозрение посетило и кое-кого из граждан условно либеральной мировоззренческой ориентации. По существу вынесенного обвинительного приговора в российском гражданском обществе практически сложился консенсус: мерзость. Нагло осуждая в угоду своим чеченским друзьям невинных русских солдат, дважды оправданных судами присяжных, путинские сатрапы зашли уж слишком далеко в тупом цинизме и очевидной человеческой подлости. И на людей, публично приветствующих гнусное издевательство режима над элементарным правосудием (таковые субъекты изредка находятся и в ЖЖ), общественное мнение смотрит как на безнадёжных уродов или похабных шутов. Однако в данном случае важны мотивы.
«Вообще дело Аракчеева-Худякова, безусловно показательно не только само по себе, но и по реакции, которую вызывает в разных людях. И реакция в либеральном лагере показалась мне заслуживающей особого интереса. Она, безусловно, не едина. И как мне думается, именно по такой разнице в реакции и имеет смысл разделять либералов, а не скажем по критерию голосования за "Яблоко" или СПС или там отношению к событиям 1993 г.»

Совершенно верно, дело Аракчеева-Худякова много важнее любых отвлеченных политико-идеологических споров.
«… товарищ свято убеждён в виновности Аракчеева и Худякова, а особенно его возмущает то, что осуждённых поддерживают русские националисты. Раз поддерживают националисты, значит, виновны. При этом националистов автор отчётливо боится, поэтому старательно их закавычивает (это такой самообман из серии «мне не страшно, мне не страшно, мне не страшно»)».

«… В чём принципиальная разница вышеприведённых позиций помимо веры в вину/невиновность осуждённых? – Мне кажется, в иерархии ценностей. Для Сапожника принцип важнее людей, а для Концептуалиста, как мне кажется, люди важнее принципа. Именно поэтому он готов поддержать Аракчеева и Худякова и тот факт, что их поддерживают и русские националисты, его не смущает: не это важно, важно помочь невиновным. Мне кажется, что эта позиция морально честнее».

Тут у автора ошибка, в политике принципы всегда важнее частных людей, вопрос в ином: что же это за принципы?

Почему для значительной, точнее сказать ведущей, части «либеральной» интеллигенции по любому общественно значимому вопросу определяющей является позиция русских националистов («фашиков», «нациков», как они предпочитают обзываться)? Да потому что для них первична (этническая) вражда к русскому народу, а либерализм они выбрали лишь как удобное оружие. Принципы европейского либерализма – гражданские свободы, права человека, правовое государство etc – для этих «либералов» в лучшем случае второстепенны, если не совершенно им чужды. Отсюда видно, что последующее прозрение автора по сути тривиально.
«именно либералы же (надо отдать должное, не все, но я и пишу, что они разные бывают) можно сказать, до ужаса испугались реального гражданского общества. Почему? – Наверное именно из-за непохожести реальности на мечту, а ещё потому, что увидели своими глазами, что гражданское общество строится без них и совершенно не по тем принципам, как они думали».

«Собственно говоря, у нас сейчас как бы есть два гражданских общества. Одно – настоящее, заинтересованное в деле Аракчеева-Худякова или, скажем, новгородском деле. Эти дела затрагивают многих, побуждают к тому, чтобы хоть что-то делать. Другое – фиктивное, занимающееся фабрикацией «повестки дня», раскручивающее, например, ситуацию с Морарь и при этом не замечающее гораздо более трагических и одновременно нелепых вещей».

Именно так и есть. Человек честно намеревающийся добиваться насаждения в России подлинных либеральных устоев неизбежно придёт к русскому национализму. Разумеется, не в его потешном варианте, в индустриальных масштабах фабрикуемом чекистами.
«Проблема в том, что первое гражданское общество, увы, аморфно, к тому же более или менее эффективно глушится и фальсифицируется, так что мы редко его замечаем. Оно проявляет себя лишь тогда, когда налицо особо возмутительные ситуации, из серии «не могу молчать». Поэтому на авансцене практически всегда находится второе гражданское общество, либеральное par excellence. Использующее информационные каналы для максимума саморекламы и утверждения мнения о том, что именно они и есть гражданское общество. В действительности же, они представляют только самих себя. И редкий момент встречи реального и виртуального гражданского общества – выборы – это более чем наглядно показал. Партии, генеалогически и идеологически связанные как раз с гражданским обществом №2 поддержки реального гражданского общества не добились. Что более чем закономерно».

Увы, увы. В России либерализм изначально фальсифицируется кучкой шарлатанов типа гайдарочубайсов и тому подобных большевицких номенклатурных отродий и, конечно же, обыкновенных сексотов, провокаторов. В создавшемся абсурдном положении нет никакой случайности или стихийности. Утвердившийся в РФ ельциновско-путинский олигархический режим своей главной внутриполитической задачей видит деморализацию русского гражданского общества, недопущение возникновение гражданского (а, следовательно, и национального*) самосознания в России. Причем гражданского самосознания любой ориентации, и националистического, и патриотического, и либерального, и христианского – ЛЮБОГО. Такова внутриполитическая реальность.

----
(*) Историческая проблема русского народа в том, что возвращение к родоплеменному сознанию для него явилось бы цивилизационной деградацией, а ростки гражданского самосознания в России с 1917 года и поныне тотально зачищаются властью, спецслужбами.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments