Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Category:

Друг Утят на тропе войны



* * *

В баснословные времена Д.Е.Галковский ставил русскому народу в пример Дмитрия Ольшанского, как следует заботливо и трепетно относиться к одинокому затравленному Гению. А ныне, выполняя данное обещание, Дмитрий Евгеньевич перешёл к сеансу разоблачения своих бывших коллег жидов по журналу «Русская жизнь». Якобы их почту взломал член утиного движения некто kivsjak.
«Есть такой утёнок – Кивсяк. Он аннулипалп и очень злой. Я его пока держу на цепи, но он мне всю руку искусал. Кивсяк вскрыл почту ряда сотрудников «Русской жизни» и хочет порциями выкладывать в ЖЖ. Поскольку некоторые из сотрудников гомосексуалисты – получится празднично, с картинками. Я пока его держу, но мои силы не беспредельны. Выполнение редакцией просьбы о передаче моих 4000$ семье Пригова сильно облегчит общение с этим непредсказуемым существом».

Две недели спустя произведён первый слив обещанного компромата:
«Считаю, что Кивсяк и дальше должен действовать в таком духе, например опубликовать открытое письмо Кузьминского или письмо Москвиной. А копаться в каких-то личных дрязгах это значит становиться на один уровень с литературными неумехами и воинствующими мещанами».

Обнародованная информация для кого-то прикольная, наверное. Однако позиционирование самого Галковского как щепетильного интеллигента, эталона социальной гигиены образованного сословия оказалось несколько дискредитировано. Возможно, мифический Квияск и существует в реальности, хотя в этом случае я буду несколько разочарован, что Мэтр не умеет сам взламывать чужие почтовые ящики. Осталось не понятным, что помешало Дмитрию Евгеньевичу аккуратно слить компромат, при этом лично не замаравшись. «Это хуже чем преступление, это ошибка». На моральные претензии Дмитрий Евгеньевич отвечает в том духе, что, де, мы интеллигенты пажеских училищ не кончали, мы при случае у лоха и кошелёк в трамвае стянуть могём.
«Как человек, мало знакомый с понятием "чести", Вы неимоверно романтизируете это понятие. Вам кажется это это какие-то виконты, графья, трубадуры. (…)А я не офицер, а литератор, здесь планка гораздо ниже. По обстоятельствам профессии».

Оно-то конечно, при определённых обстоятельствах можно и чужую почту… того-с. Проблема, однако, в том, что образ лихого предводителя отмороженных хакеров плохо сочетается с моральными претензиями замученного мещанами рафинировано культурного литератора.
Ниже аннотация будущих разоблачений от Мэтра:
«Напомню, что от имени редакции было большое письмо дурачка Кузьминского. Теперь штрейкбрехер громко рыдает у себя в ЖЖ. Ровно через месяц называющий меня сумасшедшим Ольшанский назвал сумасшедшим Кузьминского. Кроме того Кузьминский, по мнению Ольшанского, оказался любовником Мень. Теперь, по мнению Кузьминского, Ольшанский любовник жены Левичева. А проблема у ребят одна - полное отсутствие социальной гигиены и навыков работы в трудовом коллективе».

Азартное обличение ужасающей бездуховности конкретной возомнившей о себе мещанки:
«Я всегда отчётливо видел пропасть между мещанами и интеллигентами».

«Тупая "женя долгинова", борющаяся с мириадами интеллигентских мурзилок, изводящих её мещанское величество, - это нечто за пределами добра и зла. Иногда бездарность достигает такого предела, что превращается в своеобразное произведение искусства.
(...)
Что у "жени долгиновой" было в жизни кроме продуктовых сумок, бутербродов с колбасой, матерной ругани и сплетен? Была борьба с Дмитрием Галковским. Человек честно пришёл на вечер Пастернака, отсидел два часа в уголке, потом встал: "Ну а хули ты стихи пишешь?" Не за деньги встал, не потому что толкнули. ИЗ ВЫСШИХ СООБРАЖЕНИЙ. Как взрослые».

Понимая, что от Мэтра скрываться бесполезно, тщетно пытаясь разжалобить Друга Утят, пошлая мещанка сама обнажила миру свой убогий внутренний мир:
«… Вам все от рождения и забесплатно, бери не хочу. А я, может, с малолетства горбатилась за трудодни, а Москву приехала еще при Черненке - и на стройке штукатуром пять лет как с куста, поработайте на верхотуре-то, на семи ветрах, - все придатки себе отморозила. Потом, правда, наладилось, замуж вышла за хорошего парня, квартирку нам дали в Капотне от стройтреста. Дочка на фортепьянах играет, я в основном по хозяйству хлопочу, муж увлекается рыбалкой и ремонтом авто. Нам счастье досталось не с миру по нитке, оно из Кузбасса, оно из Магнитки! - а Вам? А Вам, Владимир, - все задарма».

Раз уж зашёл разговор, затронем тему интеллигенции. Добрая наивная женщина пишет:
«При всем моем негативном отношении к советской интеллигенции, мне нравится то, что Галковский пытается вернуть сословию интеллигенция былой истинный положительный смысл - когда вместе с образованием, человек получал представление о чести».

Если у человека есть представления о чести, он может быть кем угодно, но только не интеллигентом. Достоевский криком кричал, что у знаменной русской Интеллигенции нет чести, совсем нет, ни капли. А из бесчестья интеллигенции естественным образом рождается социальный феномен тоталитаризма. Ведь не крестьяне его придумали. Природный образ жизни интеллигенции тоталитарен, она ещё при проклятом царизме в своих подпольных кружках жила по законам тоталитарности и агитпропа. И когда в 1917 году интеллигенция пришла к власти, то принялась насаживать тоталитарные порядки в России. В этом смысле все интеллигентные партии от пресловутых большевиком мало чем не отличались (тогда участниками процесса хорошо сознавалось, что все партии революционной демократии не более чем клубы по интересам единого Ордена интеллигенции).

У Пушкина проблем с мещанами не было. И у Лермонтова, и Толстого, и Гоголя, и у Бунина. А у Чехова были и серьёзные. Это оттого, что Антон Павлович и сам из мещан. Вообще социальный конфликт с мещанством характерен именно для интеллигенции, поскольку по происхождению интеллигенция и есть образованное мещанство. Люди приобщились к интеллектуальному труду, а жизненная этика у них сохранилась мещанская. Отсюда проблемы нашего любимого Дмитрия Евгеньевича, от типичной для образованного небездарного мещанина недостатка социальной скромности.

С прискорбием должен отметить, что далеко не все разоблачения одинаково правдивы. Откопал в журнале Друга Утят такой удивительный комментарий:
«Этот самый "НАТАН ЗОРГЕ" вообще странный тип. И то, что пасётся он в журнале у автора, в открытую призывавшего к концлагерям для представителей чуждой ему расы, никак не делает ему чести».

Не берусь понять, каким образам посещение моего скромного ЖЖ может привести к порухе чести псевдонимного персонажа Натана Иммануиловича Зорге?!.. И вот, кстати, какова липкая грязь антисемитизма – меня, известного друга Израиля, обвинили в призывах к концлагерям (где?) для представителей чуждой ему расы (?!). Что за дикая чушь.

А тем временем, когда Друг Утят направился в карательную экспедицию против редакции «Русской Жизни», А.Мальгин выступил с разоблачением прохиндея К.Рыкова. Тут тонкое обстоятельство, поскольку Друг Утят батрачит мурзилкой в рыковских структурах, а сам Рыков давно подъедается у путинских чекистов, то Дмитрий Евгеньевич некоторым образом оказывается двоюродной чекисткой мурзилкой. Нехорошо получилось.

И тогда Мэтр произнёс речь в защиту чести работодателя. Фактов не отрицает, зато указывает, что их следует интерпретировать иначе, более гуманно по отношению к подзащитному:
«Мальгин изображает Рыкова беспринципным дельцом, поднявшимся на грязных интернет-технологиях. Но опять-таки, покажите мне человека, который действовал иначе. Наш историк рунета не понимает, что интернет 1996-2001 гг. это серая зона, никак не охваченная законодательством. Там можно было делать всё что угодно. Вообще всё. Беспредел первой половины девяностых РФ это НИЧТО по сравнению с вседозволенностью в виртуальном мире. Образно говоря, нет такого преступления, которого не совершал бы тогда интернетчик. Это действительно «подонок» в самом прямом и точном смысле этого слова. Но подонок виртуальный, потому что граница между деянием и фантазиями и сейчас весьма размыта в виртуальном мире, а в конце 90-х она была размыта абсолютно».

Был Костя Рыков сетевым подонком, а стал нормальным, уважаемым – теперь избирается в Думу от «Единой России». Народ изумляется неразборчивости в связях Друга Утят:
«Речь идет о фигуре, с которой Вы состоите в неких деловых отношениях. Но о персоне пишут далеко не комплиментарно, у нее, если верить пишущим, сомнительная репутация».

На мой вкус Дмитрий Евгеньевич оправдывается не сказать убедительно. Хотя в общем ничего страшного, просто сотруднику порноиздателя (порно во всех смыслах) придётся поумерить претензии на моральное превосходство и нравственное учительство.

Ждём новых разоблачений.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 104 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →