?

Log in

No account? Create an account
Советский ренессанс - Пионер. — ЖЖ
Август 23, 2007
05:26 pm
[User Picture]

[Ссылка]

Previous Entry Поделиться Next Entry
Советский ренессанс
По случаю лёгкой критики нашей прошедшей советской жизни к нам пришли персонажи удивительные, удивительные…

Вообще я советского человека жалею, он мне не чужой, родной, мы с ним жизнь прожили. Но это ещё не причина позволять замполитам подло играть на его комплексах и предрассудках, и цинично дурачить несчастного. Последнее время со стороны путинского агитпропа наблюдается тенденция реабилитации советского образа жизни. Наивные советские патриоты радуются: – Наконец-то наша советская правда побеждает гнусную антисоветскую ложь!

Как бы ни так. В действительности происходит политико-идеологической реабилитации лишь коммунистической номенклатуры. Правящим в РФ «бывшим» коммунистам надоело скрывать своё и предков героическое прошлое, маскироваться под «либералов» и «демократов», – чужие сапоги натёрли ноги. Концепция последней трети советской истории предлагается следующая: в СССР правили мудрые идеалисты и романтики из обкомов и КГБ, советская жизнь в целом была хорошая, зажиточная, но всё погубили тупые и жадные до колбасы быдлосовки, с которыми нельзя по-хорошему. Главный идеологический посыл разбираемой ниже статьи именно таков, и не трудно догадаться, какие последует практические выводы из подобных установок. Впрочем, понимаю, что большинство советских патриотов не до чего путного самостоятельно догадаться не способно. Поэтому объясняю доступно: нынешний олигархический режим сам себе доказывает, что его чекистские предки были слишком мягки с этим подлым народом, а надо бы построже.

Чуткий до руководящих указивок путинский комсомолец Главред Митя подхватил руководящий напев:
«А вот кто жил ужасно, беспросветно бедно, плохо и страшно, так это русская Средняя Россия.

Вот в этой, "обычной", общинно-колхозно-крепостной средней России было хуже всего. ВСЕГДА».

«Уровень жизни обычного советского человека и советского начальника отличались друг от друга, условно говоря, в 5 раз.
Уровень жизни обычного русского человека и нынешнего начальника отличаются не в 5, а в 5000 раз».

«нищета здесь связана с тем, что Россия всегда была сама себе колония»

«померяйте советскую нищету 1970-х - Латинской Америкой. Африкой. Индонезией и Ближним Востоком.
Надо же понимать, что с чем сравнивать, а не слушать экономических сектантов и шарлатанов с их басней про "кто работает, тот и получает".

Ни фига. Кто работает, тот НЕ получает».

«В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ ЖИТЬ БЫЛО ПЛОХО, ТРУДНО, ТЯЖЕЛО И НЕПРИЯТНО.
НО ЭТО БЫЛ САМЫЙ ЛУЧШИЙ ВАРИАНТ ДЛЯ МИЛЛИОНОВ ЛЮДЕЙ, ПРЕДЛОЖЕННЫЙ ИМ МИРОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИСТОРИЕЙ. ОСТАЛЬНЫЕ БЫЛИ ЕЩЕ ХУЖЕ».

То есть по их нутряному элитному убеждению, русские это тысячелетняя «африка», и их вечная русская судьба жить плохо, и это ещё хорошо, а то ещё хуже будет. Разумеется, потомок чекистов и комиссаров не распространяет на себя этот Лучший Вариант для миллионов быдлосовков.
«советская номенклатура сделала все что могла.

она построила промышленность, создала сильную ВПК, дала людям образование, а также продвигала по всему миру свою систему ценностей (гуманизм, просвещение, светское государство).

она не могла сделать невозможного - создать западный уровень жизни. потому что для этого нужно было 500 лет пить соки всего мира».

Поэтому добрые номенклатурные интернационалисты ограничились соками русского народа и создали западный уровень жизни лишь для себя любимых. Потомственный советский агитпроповец Митя не сам эту гадость придумал, по необразованности и некультурности он самостоятельно ничего концептуального выдумать не в состоянии, это такая новая генеральная линия. А вокруг от радости пляшут слабоумные советские патриоты, красными флажками бескорыстно машут: – Урааа! Долой изменническую колбасу! Хотим обратно вернуть плохую жизнь, а с нею и наша родная советская власть возвратится!!! – Затрудняюсь понять, что им мешает плохо жить при ельциновско-путиснком режиме. Атрибутика не та? Ну дык повесьте в квартире красный флажок и красота по-советски вернётся.

* * *


Продолжим умеренно критические беседы о нашей прошлой жизни. Если прежде на бредовые бормотания советских зомби можно было не обращать особого внимания, то ныне, когда грозит антирусская советская идеологическая реставрация, пришло время заняться ими всерьёз. Пора разогнать поганое капище замполитов.

Что можно сказать кратко о советском прошлом. Если брать расцвет советского образа жизни, то, начиная с конца 50-х, до середины 70-х уровень жизни советского населения понемногу рос. Затем неуклонно и всё более стремительно падал (до Войны и десятилетие после массы советского населения существовали буквально на грани физического вымирания). Так если рассмотреть 70-е, как пик процветания советского обывателя, то в среднем советскую жизнь нельзя назвать нищей, скорее она была скудной. Но что хуже бедности, которая по молодости не особо ощущалась, существование в СССР было крайне унизительным для простого советского человека. В магазинах лежала только дешевая дрянь. Любой качественный товар можно было достать через знакомых и личные связи («по блату», как это назвалось), либо переплачивая работникам торговли, либо у спекулянтов (в 10 раз дороже). Или же совершенно случайно, отстояв изрядную очередь, поймать удачу, когда что-то пользующееся спросом работники советской торговли (лютые классовые враги всякого советского человека) спонтанно «выкинут» для открытой продажи в магазине. К концу 80-х дефицитом в СССР стали даже элементарной предметы жизненной необходимости. При этом всю дорогу коммунистический агитпроп сокрушенно объяснял полунищему советскому обывателю, что тот опасно болен «вещизмом», а желание съесть кусок приличной колбасы есть свидетельство кошмарного духовного упадка.

Вообще попасть куда либо в СССР свободно зачастую было невозможно. Если это было стоящее место, конечно. Ресторан, театр, кинофильм, книги и всё-всё-всё пользующееся спросом было дефицитом. Свободный доступ ко всем благам в СССР имели высокопоставленные коммунисты, согласно месту в партийной иерархии, и их холуи из обслуги, а также иностранцы. Повторюсь, раздражала даже не бедность, а это унизительное положение советского человека, когда «никуда не пускают, потому что рылом не вышел». В чем-то могло и повезти. При предприятии, где трудился простой советский человек, мог иметься, например, прекрасный по советским стандартам черноморский санаторий или яхтклуб, и тогда вы получали хорошую возможность отдыхать на море и кататься на яхте. Но тут уж как повезёт, и многое зависело от вашего или родственников ранга в административной и партийной иерархии предприятия.

О советских очередях можно рассказывать часами, это целая жизнь. Однажды, будучи советским тинэйджером (комсомольцем), я неплохо загорел, отстояв 6 часов в очереди за «Виконтом де Бражелоном». Стоял я собственно не за книгой, а за талонами на книгу. Сдав 20 кг макулатуры, вы получали по 2 копейки за кг макулатуры и, главное, талон, дающий право на приобретение какой-либо дефицитной книги. Припоминаю, «Бражелон» был в трёх томах, так что требовалось сдать 60 кг. Точно не скажу. Ага, зато вспомнил, что сдав какой-то необходимый минимум макулатуры, вы получали талон, а туда уже наклеивались марки, номинированные в килограммах сданной макулатуры. Так что тогда стоял я за талоном на книгу, а до 60 кг натащил макулатуры и получил необходимые марки потом уже. Каково же было моё разочарование, «Виконт» тоже оказался нудной макулатурой. Да и загар со временем сошёл.

Кстати, после советских времён я пользуюсь любой возможностью не стоять в очереди. Стойкую идиосинкразию к очередям вам подтвердят многие бывшие советские люди.

Разрыв в уровне жизни между коммунистической олигархией и основной массой населения был тот же, что и сейчас, но тщательно скрывался, поскольку советская элита жила в своих герметичных гетто. Народ вызверялся против коммунистических холуёв – завмагов, завскладом etc., чей паразитический образ жизни ему был понятен и ненавистен. Агитпроп сознательно канализировал классовую ненависть на обслугу номенклатуры, проворовавшихся торгашей регулярно показательно разоблачали и строго карали.

Поделите спецснабжение обкомычей, их спецдома, персональные автомобили, персональные пенсии и дачи на быт нищей советской провинции, гнилые бараки и проблемы с нормальным питанием, вот и получите астрономическое число. И ведь уже тогда гламурные партийцы ездили на «Мерседесах». А что такое иномарка для СССР 70-80-х? Примерно то же, что теперь личный «Боинг». В то же время для простого советского человека пределом мечтаний являлись дрянные «Жигули». Для молодёжи объясню, став «автолюбителем», советский человек сталкивался с жутким дефицитом автомобильных шин и унизительными проблемами в автосервисе. Мало того, в дефиците были простейшие стеклоочистители лобового стекла, в просторечии «дворники». Чтобы их не украли, покидая авто, советский автолюбитель обязательно снимал и прятал дворники (эту бытовую деталь можно видеть в советских кинофильмах).

На свидетельство vanda-va мы уже ссылались. Могу привести куда более красочную историю.

* * *


В советские времена был весьма известен журналист Мэлор Стуруа. Один из дюжины Международных Политобозревателей, элита элит советского агитпропа. На деле товарищ был много больше журналиста, как будет видно из его биографии, «журналист» лишь прикрытие.
«Отец Мэлора Стуруа, старый большевик (…) Его отца, тогда Председателя Президиума Верховного Совета Грузии, обвинили в «тоске по троцкизму» и освободили от всех занимаемых им должностей. (…) Решив воспользоваться имевшейся «национальной вакансией», он отправился в Москву, еще соблюдавшую светомаскировку, и поступил на международный факультет МГУ, в дальнейшем преобразованный в Московский государственный институт международных отношений (МГИМО) (…) В отчаянии Стуруа попросил заступничества у близкого друга семьи, члена Политбюро ЦК КПСС А. Микояна. Тот согласился поручиться за него и позвонил главному редактору «Известий» К. Губину. За их разговором последовал разговор с самим И.В. Сталиным, который строго напомнил Губину, что дети за отцов не отвечают. Так 6 февраля 1950 года Стуруа стал известинцем)»

Ну, в общем, думаю понятно, чего ж тут может быть непонятного – товарищ Мэлора Стуруа один из настоящих хозяев СССР. Так вот собственно его история, африканские страсти советской элиты о красной иномарке. Весьма поучительно.
«… Все знали, что я - жертва зависти. Я продолжал руководить иностранными отделами "Известий", был спичрайтером членов Политбюро ЦК КПСС, включая генсеков, освещал все советско-американские саммиты, но... в границах Союза нерушимых.

В своем вынужденном вольнодумстве я дошел до такой дерзости, что, будучи изгнанным из Нью-Йорка, где почти пять лет работал собкором "Известий", я, вместо того чтобы обменять доллары на чеки "Березки" и приобрести на них "Жигули", вбухал валюту в спортивный автомобиль "Чарджер" компании "Крайслер". Желая подразнить цековского быка, я выбрал "Чарджер" красного цвета, любимого цвета Карла Маркса. Будь я выездным, такой поступок вмиг бы сделал меня невыездным. Но поскольку это уже произошло, мне простили мой "Чарджер". Органы рассуждали логически: коль скоро я раскошелился на прикольную спортивную машину, отбывающую морем в Страну Советов, значит, у меня нет намерений "выбрать свободу". Правда, на всякий случай куча "дипломатов в штатском" провожала меня в аэропорту Кеннеди, чтобы впихнуть в кабину аэрофлотовского Ту-104...

Итак, осенью 1972 года на улицах Москвы появился мой красный "Чарджер". В те годы по улицам бегали считанные иномарки - посольские и детей некоторых членов Политбюро. Сами члены ездили на отечественных членовозах. Вокруг "Чарджера" мгновенно собирались толпы. Среди них знаменитые писатели, народные артисты, даже космонавты! Они заглядывали в "Чарджер", нежно гладили его крылья, жарко спорили о его ходовых достоинствах. Чаще всего это происходило перед входом в "Известия".

Наконец, моим "Чарджером" заинтересовался сам первый автолюбитель СССР Леонид Ильич Брежнев.

В один прекрасный день мне позвонил один из помощников генерального. Оказывается, Леонид Ильич увидел на улице мой "Чарджер" и влюбился в него. Брежнев заметил "Чарджер", когда на нем гонял тайно от меня мой старший сын Андрей. "Хвостовики" остановили его, и генеральный облобызал красное "чудо".

Помощник генерального сказал: Брежнев предлагает мне взять из цековского гаража любую машину из его коллекции взамен "Чарджера". Я решил схитрить. Сказал, что неудобно "накрывать" генерального, обменяв "Чарджер" на куда более дорогие "Роллс-ройс" или "Кадиллак". В действительности мною двигали иные мотивы. За рулем "Чарджера" я выглядел советским плейбоем и мечтой всех московских манекенщиц. За рулем "Роллс-ройса" или "Кадиллака" меня принимали бы за посольского шофера из Бюробина (Бюро обслуживания иностранцев) МИД СССР. Тот еще плейбой, даже советский!

Помощник генерального был обескуражен отказом. Кому? Самому Брежневу?! "Ну ладно. Так и доложу", - сказал он с некоторой угрозой в голосе. Кожа моя покрылась гусиными пупырышками. Но Леонид Ильич, добрейшая душа, оказался не злопамятным. Мой "Чарджер" не был конфискован. Предложения "по обмену" продолжались. Меня возили на смотрины брежневской автоколлекции, показывали даже "Бьюик", подаренный Брежневу Никсоном. Но я твердо прошел все искушения.

И вдруг совсем неожиданно наш "любовный треугольник" - Брежнев, я и "Чарджер" - вышел на международную арену. Во Владивостоке состоялась встреча между Брежневым и президентом США Фордом. От "Известий" саммит освещал я. С собой прихватил фотографию Форда (у меня имеются автографы всех президентов США, начиная с Эйзенхауэра). Передал фото переводчику Брежнева и моему доброму другу Виктору Суходреву и попросил его за бутылку французского коньяка всучить фото президенту США для автографа. А если автограф будет "Мистеру Мэлору Стуруа", обещал Виктору две бутылки.

Дальнейшее рассказываю со слов Суходрева. Поймав подходящий момент, Виктор дал Форду его фото на подпись. Но тут стоявший рядом Брежнев схватил Форда за руку:

- Не подписывай ему! Он отказался обменяться со мной автомашинами!

Форд замер с авторучкой в руке. Довольный произведенным им эффектом, Брежнев рассказал Форду всю историю.
Форд недоумевал. Зачем главе советской сверхдержавы понадобился мой "Чарджер" и почему он не мог купить его сам? Но главное Форд понял: Брежнев изволит шутить. Так оно и было. Леонид Ильич сменил "гнев" на милость, махнул рукой:

- Ну, так и быть, подмахни!

Однажды я оставил "Чарджер" на ночь у "Известий". Утром меня ждала душераздирающая картина. Все четыре покрышки были порезаны, оба боковых зеркала выдраны с мясом, на багажнике гвоздем было написано великое русское слово из трех букв. Пока я искал запчасти, "Чарджер", подобно "Авроре", встал на вечный прикол у "Известий". Проезжая как-то мимо редакции, Леонид Ильич ужаснулся, увидев, во что превратилась "девушка его мечты". Вскоре мне позвонил начальник цековского гаража и сказал, что ему поручено Самим отремонтировать мой автомобиль. Сначала я ушам своим не поверил, а поверив, воздал хвалу лучшему ученику великого Ленина с партбилетом № 2. В цековском гараже мой "Чарджер" починили.

К тому времени я опять поехал на корреспондентскую работу в США. Мои сыновья загнали осиротевший "Чарджер" какому-то среднеазиатскому цеховику-плейбою...»

Среди остальных Политобозревателей товарищ М.Стуруа отличался редкостно остервенелым поношением США. Поэтому не стоит удивляться, что элитный потомственный коммунист с распадом СССР окончательно перебрался в США.
«В конце 1991 года М. Стуруа получает приглашение занять пост главного научного сотрудника в Правительственной школе (институте) имени Джона Кеннеди Гарвардского университета».

На новой должности Мэлор (для молодёжи скажу, его имя с советского переводится как Мракс-Энгенльс-Ленин-Октябрьская-Революция) в печати злобно поносил ельциновскую РФ, как ни странно, он вменял несчетной терпиле РФ преступный «русский империализм» и советский реваншизм. Ныне товарищ регулярно печатается в «Известиях». Опять вернулся к критике США, правда, куда более мягкой. Большой патриот путинской РФ.

Кроме общей познавательности биографии Мэлора Стуруа, следует ясно отдавать себе отчет, что требование реставрации советской власти на деле означает нижайшую просьбу к знатным коммунистам Мэлорам и прочим гайдарочубайсам вернуться в родные обкомы и ЦК. Оно вам надо? По-поему, даже самого ярого советского патриота, только если он не полный психопат, должно стошнить от такой светлой перспективы.

* * *


Пионер.RU Разработано LiveJournal.com