Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Category:

Земля крестьянам - 3

(продолжение)


* * *


Захватив власть, большевики немедленно приступили к коммунистическим преобразованиям. Создать сельхозкоммуны в деревне, как изначально намеревался Ленин, у большевиков не были ни времени, ни сил (а крестьяне не проявили никакого желания добровольно надеть на себя коммунистическое ярмо). Поэтому советская власть приступила к прямому грабежу русской деревни.
В.И. Ленин «О продовольственном налоге (Значение новой политики и ее условия)» (1921)
«Своеобразный "военный коммунизм" состоял в том, что мы фактически брали от крестьян все излишки и даже иногда не излишки, а часть необходимого для крестьянина продовольствия, брали для покрытия расходов на армию и на содержание рабочих. Брали большей частью в долг, за бумажные деньги».

Ну, насчет брали «в долг, за бумажные деньги» это типичное ленинское глумление, конечно. Большевики деревню зверски беспощадно грабили, если говорить прямо. Отбирали не только продовольствие, но и вообще любое мужицкое имущество, которые находили нужным для дела революции. Ленин объявил, что крестьяне, которые не желают даром отдавать коммунистам своё добро, есть враги рабочих, пособники буржуазии и контрреволюции, со всеми вытекающими расстрельными последствиями.

Ленин и вслед за ним советские товарищи оправдывают большевицкие методы тем, что якобы то были вынужденные меры, направленные на преодоление голода и разрухи. Наглая демагогия, именно деятельность коммунистов вела к развалу народного хозяйства. Накануне революций 1917 года Россия по сравнению с другими воюющими странами находилась в хорошем состоянии, голода не наблюдалось, даже не были введены продовольственные карточки. Настоящие разруха и голод начались в России в результате большевицких национализаций банков, промышленности и запрета свободы торговли. Реквизиции и продразверстки вели к тому, что крестьяне сокращали посевные площади, в 1918-1919 гг. году они сократились примерно вдвое, да и урожайность упала. Фактически крестьяне производили лишь необходимое для своего пропитания.

Большевики ставили целью разжечь гражданскую войну в деревне, поскольку понимали, что без этого им у власти не удержаться. Коммунистам было нечего предложить крестьянству кроме возрождения крепостного права и рабства (вожди большевизма себе в том ясно отдавали отчет). Демагогия насчет борьбы против сельской буржуазии, союза рабочего класса и беднейшего крестьянства вполне сознательно была использована как средство разрушения сельского хозяйства и стравливания крестьян между собой (разжигание классовой войны в деревне, как это называлось). 11 июня 1918 года ВЦИК и СНК был принят декрет об учреждении комитетов бедноты (комбедов). Комбеды заменяли советы в деревне. Их роль заключалась в пособничестве большевикам обирать односельчан за долю в награбленном. Понятно, что большевики в комбеды рекрутировали отъявленных деревенских подонков.

Советская мифология склонна представлять дело таким образом, что большевики ленинского призыва отличались кристальной коммунистической идейностью, а со временем партийцы подрастеряли идеалы, ослаб накал нравственного горения. В действительности человекоподобный образ советские коммунисты обрели к 60-м годам, а при Ленине в партию рекрутировались преимущественно люмпены, уголовники и прочее отребье.

Следует также напомнить, что «продовольственная диктатура» первоначально имела главной целью выполнение обязательств большевиков по снабжению Германии.

Взявшиеся руководить страной, не имеющие никакого хозяйственного опыта большевики обязательно бы развалили народное хозяйство страны. А они к тому же видели своими злейшими классовыми врагами инженеров, вообще высоко квалифицированных специалистов. Да плюс ещё лютое коммунистическое мракобесие. В результате в стране была отменена свобода торговли, любая попытка крестьян продать продовольствие рассматривалась как контрреволюционная спекуляция. По деревням рыскали продотряды. Города окружали чекистские заставы, задерживали «мешочников» (то есть каждого, кто пытался частным образом на себе провезти продовольствие), поскольку причиной голода коммунисты объявили «спекуляцию» хлебом. Наладить государственное снабжение городов продовольствием большевики толком не умели, население городов вымирало и бежало. Между прочим, из тех местностей, откуда белые выбивали красных, голод сам собой прекращался.

Что крестьянам реально дала советская власть. Фактически она до времени признала захват крестьянскими общинами «помещичьих» земель (нередко община также присваивала земли и имущество отделившихся крестьян). Это отвечало настроениям большинства общинников. Но никак не могло искупить коммунистический грабёж деревни и наглое насилие над крестьянами. По итогам 1918-19 гг. крестьяне коммунистов возненавидели люто.
«В начале 1920 года военное положение сохранялось в 36 губерниях: там шла крестьянская война. В феврале - марте вспыхивает крупнейшее восстание в Поволжье и Уфимской губернии - "вилочное восстание". Как и другие восстания, оно было вызвано проведением продразверстки - когда выгребался весь хлеб до остатка и крестьяне обрекались на голодную смерть. В восстании участвовали русские, татары, башкиры. Их армия насчитывала 35 тысяч человек (а по некоторым донесениям ЧК - 400 тысяч). При подавлении восстания применялась артиллерия, бронепоезда. По официальным данным, потери восставших - 3 тысячи человек убитыми и ранеными.

В июле крестьянская война вспыхнула в Заволжье и на Урале. Ее вождем стал популярный командир Красной Армии, награжденный орденом Красного Знамени, Сапожков. Движение получило название "сапожковщина". Оно охватило Самарскую, Саратовскую, Царицынскую, Уральскую, Оренбургскую губернии. Сапожковцы заняли Бузулук. Из сводки ЧК: "Была объявлена запись добровольцев, проходившая с большим наплывом крестьян. На подавление были брошены все наличные силы этого района". Ленин требовал: "...от селений, лежащих на путях следования отрядов сапожковцев, брать заложников, дабы предупредить возможность содействия". К сентябрю основные силы движения были разгромлены.

Крестьянское восстание в Тамбовской губернии («антоновщина») как массовое движение началось с отказа сдавать хлеб и разоружения продотрядов, появившихся в деревне в августе 1920 г. Огонь восстания распространился по губернии с непостижимой для местных властей быстротой. Партизанский способ ведения боевых действий повстанцев, успевавших под натиском красноармейских частей скрыться и просто раствориться в крестьянской среде, пульсирующий характер движения обеспечивали успех на первых порах. Повстанцы образовали своеобразную "крестьянскую республику" на территории трех уездов с центром в с. Каменка, Вооруженные силы А.С.Антонова сочетали принципы построения иррегулярной армии (2 армии в составе 21 полка, отдельная бригада) с регулярными вооруженными отрядами».

«В январе 1921 года началось восстание в Западной Сибири: в Тюменской губернии и в частях Челябинской, Екатеринбургской, Омской губерний. Была проведена мобилизация и создана армия численностью около 100 тысяч человек. Повстанцы захватили многие крупные города, в частности Тобольск, где выпускали свою газету. Против них были брошены крупные части. В основном восстание было подавлено к апрелю 1921 года»

Крестьянские восстания большевики подавляли с чудовищной жестокостью, вплоть до геноцида. Однако так и не смогли добиться от крестьян настоящей покорности и смирения перед коммунистическим рабством. Одной из очевидных причин объявленного Лениным отступления от идеалов коммунизма и введения НЭПа являлось, что ленинский коммунизм в России буквально захлебнулся крестьянской кровью.

Тем не менее, законен вопрос: каким же образом в красную армию в основном мобилизовывали крестьян? Боеспособность красной армии была низкой, белых давили массой (успешно воевали лишь при 10-20 краном численном перевесе), но всё-таки. Почему же крестьяне массово не поддержали белых, чего явно требовали их интересы. Суть дела в том, что крестьяне как социальная группа политически мало дееспособны и вообще представляют собой простой объект для политико-идеологических манипуляций.

Надо себе представить 1918 год в России, время становления советской власти: значительная часть страны оккупирован германской армией, у власти шайка коммунистических демагогов международного масштаба – марионеточное правительство Ленина-Троцкого, в городах свирепствует еврейско-армяно-грузинская политическая полиция (ЧК), попытки организованного русского сопротивления большевистской деспотии подавляет набранная из латышей, китайцев, бывших пленных венгров и австрийцев наёмная Красная гвардия. Немецким оккупантам и большевистским карателям пособничают полицаи из советов, ревкомов, продотрядов и комбедов, помогают проводить реквизиции ценностей и продовольствия (фактически контрибуция в пользу Германии). С каждым днём ужесточается красный террор. И всё это происходит под оглушительно истошный визг коммунистического агитпропа за пролетарскую революцию в мировом масштабе против помещиков, буржуазии и всякой иной гидры контрреволюции. В массе малограмотное крестьянское население России не имело никакого иммунитета против левой демагогии, и в значительной мере было деморализовано тоталитарным большевистским агитпропом. Тем не менее, русский народ, пожаолуй, дольше всех в одиночку сопротивлялись утверждению в России власти коммунистов.

Со своей стороны белое движение также имело существенные слабости, на которых мы не будем останавливаться подробно. Для полноты картины отметим кое какие обстоятельства. Вопреки советской пропагандисткой лжи, белые вовсе не планировали реставрировать якобы ненавистный народу царизм (к лету 18 года большинство граждан со слезами на глазах поддержали бы возвращение Николая, потому собственно его и убили) и не умышляли зверскую расправу над трудящимися (куда им по этой части до большевиков). Вождями белого движения как правило являлись вполне левые деятели, например, создание белой армии юга России проходило по инициативе генералов Алексеева, Корнилова, Деникина, то есть ведущих участников февральского переворота. Вообще говоря, в белом движении существовал громадный идеологический разрыв между руководящей леволиберальной верхушкой и русской в массе черносотенной контрреволюцией (как политическая сила русские националисты общими усилиями революционеров были разгромлены к лету 1917). Главное отличие белых и красных движений было этническим. Точнее сказать, различие идеологических установок белых и красных определялось их преимущественной этнической принадлежностью и ориентацией.

Возвращаясь к крестьянам. Сказочная картинка бородатых мудрецов землеробов далека от реальности. В целом крестьяне оказывались лёгкой добычей даже самой примитивной коммунистической демагогии и простейших социальных технологий, идейно и политически крестьянам было нечего противопоставить агитаторам и комиссарам. Учитывая тотальную монополию большевицкого агитпропа, дурить тёмных малограмотных селян было не трудно, раздолье для дедушек нынешних одесских политтехнологов. К тому же за прошедший год до ноября 1918 немцы создали большевикам дееспособный карательный аппарат, которого белые не имели. Кроме того, красным изначально отошли огромные материальные и людские ресурсы, а белые находились на периферии страны и никакая помощь Антанты (сильно преувеличенная) не могла сравниться с имеющимися в руках у большевиков средствами для ведения гражданской войны. Коротко говоря, красные располагали механизмом мобилизации крестьянских масс и самими этими массами.

Между прочим, одно из самых эффективных повстанческих крестьянских движений, антоновское в Тамбовской губернии, до мелочей копировало устройство красной армии.
«Рассматривая схему организации армии и его учреждения, взаимоотношения с СТК [Союзом трудового крестьянства], нужно констатировать тот факт, что вся она скопирована почти до мельчайших подробностей строения Красной Армии. Так же, как во главе и руководящим началом строительства Красной Армии является РКП, так и руководящим началом Главного оперативного штаба Антонова является губком СТК. Для руководства политической работой в Красной Армии имеются политотделы, проводящие партийную линию по заданиям ПУРа, такие же политотделы имеются и в армии Антонова. Столь же ненавистные для мелкой буржуазии "комиссары державия", против которых эсеры направляют все свои "стрелы". Такие же политкомы имеются в каждом полку и у Антонова. Политруки и политработники у нас, политработники и агитаторы - у Антонова. Полковые суды тоже скопированы у нас, по образцу наших полковых судов, а высшие, как бригадные, дивизионные, армейские, - по образцу реввоентрибуналов».
Из обзора особого отдела губчека о зарождении и развитии повстанческого движения во главе с Антоновым [Архив УФСК РФ по Тамбовской области. Д.4306. Т.4. Л.14-20. Подлинник]

И не мудрено, к антоновцам, выдвинувшие убийственный для большевиков лозунг «Советы без коммунистов!», красные бойцы переходили полками. Тем не менее, покончив с белыми армиями, большевики получили время и силы расправиться с любым крестьянскими возмущением.

После окончания Гражданской войны большевики в отношениях с крестьянством колебались между хозяйственной необходимостью и коммунистическим мракобесием. Хозяйственная необходимость заставила большевиков разрешить свободу торговли и в 1922 году установить земельное законодательство с элементами столыпинского (разрешался выход из общины, частное ведение хозяйства, аренда земли). А коммунистическое мракобесие диктовало политику борьбы с «кулаком» (фактически борьба велась против эффективных крестьянских хозяйств, настоящего кулака в деревне на наблюдалось с 1917 года). Верх одержало мракобесие и к концу 20-х большевики таки довели советское сельское хозяйство до кризиса.

У советских руководителей имелся приемлемый путь преодоления кризиса путём превращения крестьянских общин в кооперативы (чем колхозы формально и являлись). Но был выбран путь возрождения крепостного права и принудительного труда. Советские мифотворцы оправдывают коллективизацию, дескать, не было иного способа получить средства для индустриализации. Это полная чепуха. Как уже было заранее известно на примере ленинских опытов, введение коммунизма в деревне приведет к упадку сельского хозяйства и никаких особых доходов государству не даст, скорее даже повлечет убытки. Так оно и вышло.
«Снижение урожаев было неизбежным следствием коллективизации».

«Когда масштаб хозяйственной катастрофы стал очевидным, у коммунистического руководства были два варианта дальнейшего развития событий. Можно было признать катастрофу фактом, пересмотреть планы экспорта, снизить нормы потребления в промышленных центрах, попросить международной помощи. Это означало фактически признание пагубности политики всех предшествующих лет. Кроме того, это было бы победой крестьянства в «битве за хлеб». Поставив человеческие жизни выше планов индустриализации и социалистических преобразований, Сталин и его клика неизбежно должны были бы перейти к эквивалентному обмену между городом и деревней, отказаться от принудительной коллективизации – словом, совершить политическое самоубийство. Кому-то поизворотливее такой маневр может быть и удался бы, но Сталин был непреклонен. Он выбрал другой вариант: действовать так, как будто ничего особенного не происходит, закрыть всю информацию о голоде, и строго следовать намеченным планам заготовок и экспорта. Речь шла о принципе: либо крестьянин отдает государству излишек сверх произведенного для себя, и тогда его надо как-то стимулировать к росту производства, либо для крестьянина «первой заповедью» становится сдача хлеба государству, а есть ли у него продукция для себя – это его проблемы. Сталин устанавливал в крестьянской стране дисциплину голода.

Сталин знал, что умирать будут в первую очередь больные, престарелые и нетрудоспособные. Это его, в общем, устраивало. Переписка партноменклатурщиков тех лет предельно цинична, крестьяне интересуют их только как «говорящие орудия».

И большевики, и крестьяне подсознательно рассматривали коллективизацию как наказание крестьян за непокорность советской власти (заметим, в родном Закавказье коллективизация проходила формально, в мягких формах). Единственный рациональный мотив «коллективизации» это стремление коммунистов получить массу почти даровой и рабской рабочей силы. К этому вопросу мы ещё вернемся в следующей части нашего исследования.

Урон России коммунисты нанесли чудовищный. С учетом жертв голода 1921-22 гг. (за который прямую ответственность несут большевики) в гражданскую войну погибло около 20 млн. человек. В коллективизацию от голода и репрессий погибло ещё 5-15 миллионов. Есть крестьянам за что благодарить Родную советскую Власть.

Во время Войны крестьяне наивно надеялись, что увидев их патриотизм в защите Отечества, Сталин отменит колхозы. Однако после войны советское правительство обложило тяжкими налогами каждый куст в крестьянском дворе. Хрущёвская оттепель также сопровождалась коммунистическим погромом в деревнею. Репрессий уже не было, но крестьянам запретили или сильно граничили содержание личного хозяйства. Так коммунисты надеялись повысить интерес крестьян к работе в колхозе. Всё тщетно. Советское сельское хозяйство продолжало влачить жалкое существование.

Голод как явление в СССР удалось окончательно преодолеть к концу 50-х, однако нормального бездефицитного снабжения всей советской страны продуктами питания так никогда и не удалось наладить. Крестьяне от колхозного бесправия бежали из советской деревни в города, и в 60-е годы человеческий потенциал русской деревни стал иссякать. Пришлось советской власти в 70-80-е принять программу капиталовложений в село. Упадок остановили, но решающего подъема не добились.
«огромные капиталовложения, направленные в сельское хозяйство, не компенсировали даже продолжающегося выбытия работников».

Когда кончились подневольные крестьяне, коммунисты стали массово использовать в сельском хозяйстве принудительный труд горожан («шефская помощь» это назвалось). Помню, советские крестьяне нам присланным им в помощь горожанам говорили: Ваш урожай, вы и убирайте.

Даже умирая, русская деревня так навсегда и осталась для советской власти неразрешимой проблемой.

Смело и безбоязненно критикуйте недостатки в работе!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 278 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →