Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Categories:

Повесть о настоящем коммунисте

Бурно прошло обсуждение вопроса, кто такие настоящие коммунисты.
«многие используют слово "коммунист" как ругательство, применяя его к переродившейся буржуазно-бюрократической номенклатурной верхушке СССР».

Насчет руководства КПСС теперь двух мнений нет – сволочи. Этот прискорбный факт просоветские товарищи в массе признают. Правда, остаётся не вполне ясно, как же это в чудесном СССР коммунистическое руководство, элита КПСС и КГБ сплошь состояли из отребья?..

Тогда говорят, что якобы вопреки аморальному руководству КПСС в СССР неким чудесным образом обитали удивительно хорошие честные люди – Простые Коммунисты. И хотя они и являлись членами КПСС, но, к сожалению, ни в Партии, ни в государстве от их мнения ничего не зависело. Простые Честные Коммунисты всегда выполняли то, что им велят вышестоящие товарищи (мерзавцы то есть) и поэтому ни в чем не виноваты. Казалось бы, в таком случае «простых коммунистов» из рассмотрения в качестве действительно коммунистов следует исключить, они лишь краснознамённая декорация в советском государстве.
«Экспедиция (где-нибудь, скажем, в Казахстане). У походного костерка сидят *** (настоящиее имя не важно, ситуация типовая) - коммунист, ведущий специалист по *** экс-советник экс-президента Россиянии по *** - коммунист, ныне тоже не оффисный планктон какой-нибудь и два некоммуниста (ныне, - тот самый оффисный планктон).

На дворе - самая перестройка с ускорением.

У костра - спор "за жизнь, идеологию и о ведущей роли КПСС как передового отряда рабочего класса". В середине спора некоммунист, в запале почти кричит:

"Ну, ничего себе - кто из нас на самом деле коммунисты: вы с &*** или мы??!"

"Мы, конечно", - отвечает ***.

А вы - просто олухи"».

Зато, дескать, в Советском Союзе имелась масса Простых Хороших Советских людей Тружеников, якобы исповедовавших коммунистические идеалы, пусть и без партийного билета в кармане. Вообще-то данная мысль ещё больше подкрепляет тезис, что подлинные коммунисты это лишь руководство КПСС, коммунистическая номенклатура, поскольку наличие или отсутствие партийного билета у рядового советского человека решительно не имело никакого жизненного значения. Однако из наличия у советского народа неких коммунистических идеалов хотят вывести, что советская власть и коммунизм это очень хорошо, хотя почему-то переродившееся партийное руководство всё испортило. Каким-то странным образом соратники гениальных Ленина и Сталина оказались сплошь мерзавцами и бездарями.

Хорошо, перейдём к вопросу, а был ли простой хороший советский человек в глубине души коммунистом-идеалистом. Отнюдь нет, ни в коей мере, он скорее был стихийным антикоммунистом. И это легко доказать. Хороший советский человек всегда свято верил, что справедливость это когда люди получают по труду. А коммунизм требует обеспечивать человека не по труду, а по его потребностям. То есть идеал коммуниста нетрудовые доходы. Так что известная перестроечная кампания по борьбе с нетрудовыми доходами, по идеологической сути, была прямо антикоммунистической акцией.

Если иметь в виду Марксов коммунизм (а другого наука не знает), то в реальности он возможен только тогда, когда наконец-то будут изобретены огромные человекоподобные роботы, которые примутся обеспечивать неуклонно возрастающие материальные и духовные потребности коммунистов. Впрочем, при коммунизме никаких коммунистов существовать не должно, и это существенное обстоятельство.
В.И.Ленин «Государство и революция» (в основном написано в августе - сентябре 1917 года, издано в 1918):

«… когда Лассаль говорит, имея в виду такие общественные порядки (обычно называемые социализмом, а у Маркса носящие название первой фазы коммунизма), что это "справедливое распределение", что это "равное право каждого на равный продукт труда", то Лассаль ошибается, и Маркс разъясняет его ошибку.
"Равное право" - говорит Маркс - мы здесь действительно имеем, но это ещё "буржуазное право", которое, как и всякое право, предполагает неравенство. Всякое право есть применение одинакового масштаба к различным людям, которые на деле не одинаковы, не равны друг другу; и потому "равное право" есть нарушение равенства и несправедливость. В самом деле, каждый получает, отработав равную с другим долю общественного труда, - равную долю общественного производства (за указанными вычетами).

А между тем отдельные люди не равны: один сильнее, другой слабее; один женат, другой нет, у одного больше детей, у другого меньше, и т. д.
..."При равном труде, - заключает Маркс - следовательно, при равном участии в общественном потребительном фонде, один получит на самом деле больше, чем другой, окажется богаче другого и т. д. Чтобы избежать всего этого, право, вместо того, чтобы быть равным, должно бы быть неравным"...

Справедливости и равенства, следовательно, первая фаза коммунизма дать еще не может: различия в богатстве останутся и различия несправедливые, но невозможна будет эксплуатация человека человеком, ибо нельзя захватить средства производства, фабрики, машины, землю и проч. в частную собственность. Разбивая мелкобуржуазно неясную фразу Лассаля о "равенстве" и "справедливости" вообще, Маркс показывает ход развития коммунистического общества, которое вынуждено сначала уничтожить только ту "несправедливость", что средства производства захвачены отдельными лицами, некоторое не в состоянии сразу уничтожить и дальнейшую несправедливость, состоящую в распределении "предметов потребления "по работе" (а не по потребностям)».

Таким образом, коммунизм в принципе направлен на борьбу с равноправием вообще и с принципом оплаты «по труду» в частности. Причем вопреки опасениям марксистов на практике гражданское равноправие и оплату по труду им удалось победить легко, а вот приход коммунизма фатально задержался.
Ленин: «… в первой фазе коммунистического общества (которую обычно зовут социализмом) "буржуазное право" отменяется не вполне, а лишь отчасти, лишь в меру уже достигнутого экономического переворота, т. е. лишь по отношению к средствам производства. "Буржуазное право" признает их частной собственностью отдельных лиц. Социализм делает их общей собственностью. Постольку - и лишь постольку - "буржуазное право" отпадает.

Но оно остается все же в другой своей части, остается в качестве регулятора (определителя) распределения продуктов и распределения труда между членами общества. "Кто не работает, тот не должен есть", этот социалистический принцип уже осуществлен; "за равное количество труда равное количество продукта" - и этот социалистический принцип уже осуществлен. Однако это еще не коммунизм, и это еще не устраняет "буржуазного права", которое неравным людям за неравное (фактически неравное) количество труда дает равное количество продукта».

Пока же всем нам не пришёл полный и окончательный коммунизм необходим переходный этап – социализм. Вообще-то для классиков марксизма социализм и коммунизм синонимы, а переходный этап к коммунизму это собственно капитализм. Однако чтобы как-то обозначить возникший в советской России строй его для ясности назвали «социализмом» (затем по ходу всемирной истории много разных «социализмов» и пониманий социализма как не-коммунизма образовалось, мы этого вопроса не будем касаться). По сути же советский социализм это государственный капитализм, что признавал и сам Ленин, когда классифицировал образовавшиеся при советской власти хозяйственные уклады.
«Государственный капитализм экономически несравненно выше, чем наша теперешняя экономика, это - во-первых.

Во-вторых, в нем нет для Советской власти ничего страшного, ибо советское государство есть государство, в котором обеспечена власть рабочих и бедноты».

«Если в Германии революция еще медлит "разродиться", наша задача - учиться государственному капитализму немцев, всеми силами перенимать его, не жалеть диктаторских приемов для того, чтобы ускорить это перенимание западничества варварской Русью, не останавливаясь перед варварскими средствами борьбы против варварства».

В.И. Ленин «О продовольственном налоге (Значение новой политики и ее условия)» (1921)

Коротко говоря, коммунисты занимают место помещиков и капиталистов и обещают трудящимся в ближайшее время построить коммунизм.

ПОД ВОДИТЕЛЬСТВОМ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА - ВПЕРЕД К КОММУНИЗМУ!


Ленин: «До тех пор, пока наступит "высшая" фаза коммунизма, социалисты требуют строжайшего контроля со стороны общества и со стороны государства над мерой труда и мерой потребления, но только контроль этот должен начаться с экспроприации капиталистов, с контроля рабочих за капиталистами и проводиться не государством чиновников, а государством вооруженных рабочих».

Честнее сказать, государством вооруженных коммунистов (чекистов).
Ленин: «Все, общество будет одной конторой и одной фабрикой с равенством труда и равенством платы.
Но эта "фабричная" дисциплина, которую победивший капиталистов, свергнувший эксплуататоров пролетариат распространит на все общество, никоим образом не является ни идеалом нашим, ни нашей конечной целью, а только ступенькой, необходимой для радикальной чистки общества от гнусности и мерзостей капиталистической эксплуатации и для дальнейшего движения вперед».

А что же тогда есть коммунистический уклад в СССР, ростки грядущего коммунизма? Коммунистический уклад в СССР это ни что иное как люто ненавидимые простыми хорошими советскими людьми карточки (талоны) для населения и спецраспределители для коммунистической номенклатуры. Поскольку на фазе перехода к полному коммунизма материальных благ для удовлетворения всех потребностей человека не хватает даже для руководящих членов Коммунистической Партии, то ресурсы потребления приходится делить по некому квазикоммунистическому критерию. Поскольку принцип «по труду» отброшен как буржуазный (его приходится применять вынужденно в отношении тёмных отсталых масс), то общественные блага распределяются по способностям/потребностям, т.е. фактически согласно рангу в коммунистической номенклатурной иерархии, это совершенно понятно. Между прочим, в славные 20-30-е большевики открыто гордились своими спецраспределителями и указывали на них как на противостоящие буржуазному НЭПу ростки грядущего коммунизма.

Ну а как же поступать с массой тёмного отсталого некоммунистического населения? Для их воспитания в коммунистическом духе лучше всего подойдет принудительный труд за минимально необходимый паёк, это вполне очевидно с коммунистической точки зрения.
«Начать введение трудовой повинности нам следовало бы немедленно, но вводить ее с большой постепенностью и осмотрительностью, проверяя каждый шаг практическим опытом и, разумеется, первым шагом делая введение трудовой повинности для богатых. Введение рабочей и потребительски-бюджетной книжки для всякого буржуа, в том числе и деревенского, было бы серьезным шагом вперед к полному “окружению” неприятеля и к созданию действительно всенародного учета и контроля за производством и распределением продуктов». Ленин «Очередные задачи советской власти», апрель 1918 г.

Большевики государственное рабство первоначально вводили как бы для одной буржуазии, а к 1940 году оно распространилось на всё советское население (не так уж трудно увидеть, что колхозы были возрождением самых диких форм крепостничества). Принудительный бесплатный труд применялся коммунистами очень широко в 20-30-е годы, да и в общем это была традиционная советская практика до самого конца (прикрытая демагогией «шефской помощи», субботников и пр.).

Советский строй в его расцвете (после индустриализации) это тотальный государственный капитализм. А кем же были советские коммунисты, т.е. коммунистическая номенклатура, по своей социальной сути? Эксплуататоры хуже буржуазии. Хуже, потому что заняли не своё место.

КОМУ ДОСТАЕТСЯ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ДОХОД? В СССР - ТРУДЯЩИМСЯ!


Ленин: «Выходит, что не только при коммунизме остается в течение известного времени буржуазное право, но даже и буржуазное государство - без буржуазии!

Это может показаться парадоксом или просто диалектической игрой ума, в которой часто обвиняют марксизм люди, не потрудившиеся ни капельки над тем, чтобы изучить его чрезвычайно глубокое содержание».

Вопреки распространенному мнению эксплуатация это не форма грабёжа. Согласно точному марксистскому определения эксплуатация кого либо это распоряжение произведенной им прибавочной стоимостью. Заметим для объективности, что хотя эксплуатация всегда производится в интересах эксплуататора, но эти интересы не всегда полностью отличны от общественных.

ДЕПУТАТ - СЛУГА НАРОДА!


Таким образом, советские коммунисты являлись коллективным эксплуататором советского народа. Это своё фактическое социальное положение они прикрывали демагогией об особых качествах коммунистов, которые чудесные качества позволяют коммунистам жить лишь в интересах советских трудящихся, вовсе не думая о себе. (Некоторым образом этот приём освоили США, там ныне миллиардеры строятся в колонны и отписывают свои капиталы благотворительным фондам, в результате получается так, что американские трудящиеся батрачат на бескорыстных благотворителей.) В советской пропаганде образ коммунист обладал сверхчеловеческими качествами, особенно Идейными и Моральными. Населению внушалось безусловное нравственное превосходство Коммунистической Партии над прочим человечеством. Подобным социальным самомнением обладает одна лишь интеллигенция, между прочим, так что коммунистическая система не случайно была порождена интеллигенцией.

Почему распался могучий СССР. Ну уж не из-за экономических трудностей 80-х годов. Население как всегда перетопталось, куда б оно делось. Другое дело, что партийная номенклатура и элита КГБ не желали вести жизнь северокорейских политруков и склонились к решению вернуться к нормальному капитализму – поделить между собой и своими советское государственное имущество. Вот вам и все «реформы».

* * *


Subscribe
Comments for this post were disabled by the author