?

Log in

No account? Create an account
Пионер.
Июнь 27, 2007
07:55 pm
[User Picture]

[Ссылка]

Previous Entry Поделиться Next Entry
Чудеса и тайны советской индустриализации
«Течет вода Кубань реки куда велят большевики».

У нас здесь зашёл разговор об особенностях советской индустриализации, решил посвятить этому интересному вопросу отдельное выступление.

Бытуют нелепые советские мифы, что якобы большевики отражали полчища интервентов, а советская власть всю жизнь находилась во враждебном капиталистическом окружении. Однако ни одного серьёзного сражения красных с силами Антанты история не знает. Было высадившиеся в некоторых портовых городах России экспедиционные корпуса союзников после поражения Германии в ноябре 1918 годы довольно быстро эвакуировались. По окончании Великой войны Антанта потеряла интерес к свержению пролетарских революционеров, советская власть в Москве мировым державам была скорее удобна. Так США принудили Японию отдать Дальний Восток большевикам. Уже 17 января 1920 года англичане через Верховный совет Антанты провели решение о, как бы теперь выразились, гуманитарной помощи большевикам. Точнее сказать, с истинно английским лицемерием было приятно решение оказывать помощь в России старым дореволюционным кооператорам, разумеется, в целях облегчить страдания населения. Немедленно бывший высокопоставленный сотрудник Парвуса и доверенное лицо Ленина Леонид Красин был назначен главою дореволюционного «Центросоюза» и отправился в Лондон.
«… много было смеха вокруг одного ничтожного эпизода. Красин и Литвинов были приглашены на обед английскими представителями. Многие члены нашей делегации сидели в приемной гостиницы, когда Литвинов и Красин спустились из своих комнат, чтоб ехать на торжественный обед.

Литвинов, полагая, что будут и дамы, надел фрак с белым галстуком, а затем по совету Красина переменил фрак на смокинг, но забыл о галстуке. И вот он спустился вниз в смокинге, но с белым галстуком, - что является, как известно, официальной формой метрдотелей!
Красин подошел к нему и, не говоря ни слова, потянул его за злополучный белый галстук. Литвинов, смущенный, поднялся опять к себе. А наши спецы были горды, что их начальник Красин так хорошо знает этикет!»

В мае-июне авторитетный кооператор Красин уже вёл переговоры лично с самим премьер-министром Британской империи Ллойд Джорджем. А Ильич вскоре объявил о кардинальной перемене точки зрения на социализм, что социализм это строй цивилизованных кооператоров, ага.
«По указанию британского кабинета министров был разработан проект англо-советского экономического соглашения. 18 ноября 1920 года Ллойд Джордж заявил в палате, что проект готов. Получив его текст и зная враждебность Керзона, Красин обратился с нотой прямо к премьеру. Ллойд Джордж вместе с Хорном взялся за ведение переговоров. Согласованные в последнюю минуту изменения соответствовали советским пожеланиям. 16 марта Хорн и Красин поставили свои подписи под текстом торгового соглашения. 29 марта 1921 года премьер сказал в палате, что "торговое соглашение "признает Советское правительство в качестве фактического правительства России, каковым оно, бесспорно, является"».

Решение слить белое движение англичане приняли гораздо ранее 1920 года.
Карл Радек: «Господин Ллойд-Джордж, однако, спокойно заявил, что он никогда не верил в победу Деникина и Колчака, как-будто они никогда не пользовались поддержкой Англии. Большевизма, - говорил он, - вообще нельзя уничтожить силой меча».

«Вместо того, чтобы жалобно молить (хныкать) о мире и предложить High Honourables Россию на распродажу, - Литвинов и Красин прямо заявили, что Россия так ослаблена войной, которую она вела вместе с союзниками, и новой гражданской войной, которую они финансировали, что она не в состоянии платить старых царских долгов и тотчас вывезти большое количество хлеба и сырья. Она должна сначала поднять состояние своего транспорта с помощью капитала Антанты, и пустить в ход промышленность, прежде чем будет в состоянии появиться на мировом рынке, как поставщик сырья и хлеба».

В принципе, большевики были готовы представлять чьи угодно интересы в России. Советская власть изначально носила полуколониальный характер, и если Ленин верно служил кайзеру, то почему бы большевикам не служить английскому королю, собственно. Напомним, что большевистская «национализация» и вообще политика «военного коммунизма» изначально являлись лишь маскировкой выплат контрибуции Германии. По Брестскому миру большевики взяли грандиозные экономические обязательства перед немцами. Ко всему прочему Ленин обязался отправить в Германию 240 564 кг золота, четырьмя эшелонами, начиная с 20.09.1918 и последний не позже 31.12.1918 г. До крушения Германии 9 ноября большевики успели отправить в Берлин 93 535 кг золота и царских облигаций на 200 млн. золотых рублей.

Вернёмся к индустриализации. О начале кампании индустриализации СССР было официально объявлено весной 1929 года. Вопрос в том, имели ли большевики достаточные внутренние ресурсы для масштабной индустриализации страны.

Нет, средств для столь грандиозной задачу в СССР не имелось. Россия коммунистами была разорена совершенно, доставшийся от царей золотой запас большевики давно проели или растратили на «мировую революцию». Кое-что СССР экспортировал, имеющаяся валютная выручка позволяла поддерживать критически важный импорт. Но никакая мобилизация наличных ресурсов, никакие реквизиции ценностей из музеев и конфискации остатков золота у неоднократно ограбленного населения не могли дать необходимые для индустриализации огромные средства.

Индустриализация СССР была проведена главным образом силами США и Германии. По нехватке собственных средств находящаяся под гнётом военных репараций Германия в основном обеспечивала техническую поддержку, помогала специалистами. США в решающей степени кредитовали программу.

Зачем им это было надо? Германия нуждалась в союзнике против Антанты (с приходом к власти национал-социалистов в 1933 союз между Германией и СССР был разорван, разумеется). Перед США стояла историческая задача сокрушить европейскую колониальную систему, и поэтому усиление СССР и вывод Москвы из британского влияния для США было полезно. Заметим, что из тех же соображение американцы поддерживали и германских национал-социалистов.

США помогали Советскому Союзу построить Днепрогэс, Магнитогорский металлургический комбинат, Нижегородский автозавод (ГАЗ), Московский автозавод, Сталинградский, Харьковский, Челябинский тракторные заводы, Кузнецкстрой, Магнитострой, Уралмашзавод, Запорожсталь.

С американской помощью в СССР были построены химическая, авиационная и электротехническая промышленность. Заслушаем ортодоксального советского исследователя, даже из его слов хорошо видна решающая роль США в советской индустриализации.
«Политика использования западных технологий как фактор создания крупной индустрии в СССР» БОРИС ШПОТОВ, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории РАН:

«К 1933 г. требовалось построить и реконструировать около 1 500 крупных индустриальных объектов».

«По отечественным данным, в 1923-1933 гг. в тяжелой промышленности СССР было заключено 170 договоров о технической помощи: 73 с германскими компаниями, 59 с американскими, 11 с французскими, 9 со шведскими, 18 с фирмами других стран 2 . Хотя в рассматриваемый период наблюдалось количественное преобладание контрактов с германскими компаниями, страна нуждалась и в индустриальных гигантах американского типа. В сентябре 1927 г. при Политбюро ЦК ВКП(б) создается постоянная комиссия по техническим и научным связям с США. Американская помощь привлекалась для строительства ГЭС, развития нефтяной, горнодобывающей, угольной, химической, металлургической, электротехнической отраслей промышленности, но прежде всего для массового производства автомобилей, тракторов, авиационных двигателей и другой стандартизованной продукции 3 .

Такие крупнейшие в Европе предприятия, как Днепрогэс, Сталинградский и ряд других тракторных заводов, Магнитогорский металлургический комбинат, Нижегородский (Горьковский) автозавод являлись предприятиями американского типа и происхождения. Компании International General Electric, Radio Corporation of America, Ford Motor Company, International Harvester, Dupont de Nemours стали ведущими зарубежными партнерами СССР.

Внедрение американских методов было признано необходимым и в капитальном строительстве. В США проектирование происходило одновременно с рытьем котлована, разные стадии проектных работ осуществлялись бригадным методом, вместо ручного копирования чертежей использовались светокопировальные множительные машины. Стальные и железобетонные конструкции подбирались по каталогам, что обеспечивало радикальное ускорение монтажа. Крупные проектно-строительные фирмы располагали необходимым контингентом специалистов и рабочих, а строительство было почти полностью механизировано.

Архитектор Альберт Кан, спроектировавший ряд крупнейших предприятий в США, в том числе основной автозавод и сборочные заводы Форда, внедрил в СССР принцип типового промышленного строительства. Его фирма Albert Kahn , Inc . осуществляла проектирование и надзор за сооружением более 500 советских предприятий и создала в СССР школу индустриального зодчества.

Сталинградский тракторный завод, построенный по ее проекту в 1930 г., был сооружен в США, размонтирован, перевезен и собран под наблюдением американских инженеров. В его оборудовании участвовали более 80 американских машиностроительных компаний и несколько германских фирм. Технологический проект Нижегородского автозавода выполнила компания Форда, строительный – американская компания Austin . Теперешний АЗЛК построен в 1930 г. по образцу сборочных заводов Форда. Прототипом «Магнитки» стал принадлежащий компании U . S . Steel Corporation металлургический комбинат в г. Гэри, штат Индиана. Проектированием и строительством Днепрогэса занимались американская инженерно-строительная фирма Cooper Engineering Company и германская компания Siemens 4 .

Многие стройки в СССР стали «интернациональными». Так, объединение «Востокосталь» заключило договор с американской фирмой Arthur McKee на проектирование Магнитогорского металлургического комбината, а с германской компанией Demag – на проектирование его прокатного цеха, еще одна немецкая фирма обязалась осуществлять буровые работы для Магнитостроя. Объединение «Всехимпром» имело 20 договоров с компаниями США, Германии, Италии, Франции, Норвегии, Швеции, Швейцарии.

Значительная часть советских заводов и фабрик работала на стандартном электрооборудовании от International General Electric . Необходимые в машиностроении шариковые и роликовые подшипники делались в СССР на нескольких крупных заводах. Московский ГПЗ-1, который проектировала американская компания Albert Kahn , Inc ., получил техническую помощь от итальянской фирмы RIV (дочерней компании Fiat ), а его управление осуществлялось с участием шведских специалистов компании SKF .

Как отмечалось ранее, фирмы США играли ведущую роль в проектировании советских предприятий, а примерно половина оборудования производилась в Германии в основном по американским спецификациям. По поставкам оборудования 1-е место занимала Германия, 2-е – США, 3-е – Великобритания».

«В целом же советское руководство достаточно высоко оценило вклад иностранных специалистов и рабочих в индустриализацию страны в период первой пятилетки. Многие из них были награждены орденами и медалями».

Проблема советской индустриализации не только в том, что большевики не имели необходимых для вложения в промышленность капиталов. В советской России просто не осталось достаточного числа квалифицированных технических специалистов.
«Попытки самостоятельного проектирования, а также быстрого и качественного строительства в 20-е годы крупных, технически сложных объектов не увенчались успехом. Неудачи постигли первый советский проект Магнитогорского металлургического комбината, строительство моторного завода в Уфе, Челябинского тракторного завода, Свирской ГЭС и ряда других предприятий. Стало очевидным, что дореволюционный опыт не годился для форсированной индустриализации».

Насчет отсталого дореволюционный опыта это типичная советская брехня. Значительная часть русских специалистов была убита большевиками или от красного террора бежала из страны. Мы уже писали, что знаменитая «ликвидация неграмотности» в 20-е не более чем наглая большевицкая демагогия.
… 20-е годы это время прямого одичания, сопровождаемое воем коммунистического агитпропа о необыкновенном подъеме советской культуры и поголовной ликвидации неграмотности трудящихся. Фактически же даже выпускники советских школ и вузов того исторического периода в массе оставались элементарно малограмотными, хорошо, если научились читать.

… в совдепии 20-х действительно образованные люди не были социально востребованы – промышленность разрушена, на квалифицированных специалистов не было спроса. Болтовня о нехватке технических специалистов преимущественно большевицкая демагогия, на деле специалисты им были нужны постольку поскольку. По сравнению с 17-м годом многократно разросся советский государственный аппарат, но там было достаточно обладать навыками читать-писать. Положение стало меняться лишь с началом индустриализации, когда действительно понадобились квалифицированные технические специалисты.

Отказаться от ленинского мракобесия коммунистов заставили практические нужды индустриализации.
…в 30-е годы в СССР восстановили отменённые в 1918 году учёные степени и звания, вернули защиту диссертаций и дипломных работ. Тогда же сняли ограничения на получения образования социально чуждых элементов – выходцев из русских образованных классов. Принялись восстанавливать разрушенную ленинцами русскую систему образования. Что случилось? В стране началась индустриализация, и выявилось, что родные советские кадры малоквалифицированны, собственного советского производства коммунистическая профессура позорно невежественна, красные специалисты в массе малограмотны. А промышленность требует настоящих специалистов, марксистские заклинания не помогают. Пришлось советским коммунистам вынужденно отступать от завещанных Лениным большевицких идеалов и классовых принципов – идти на уступки суровой реальности.

Попросту говоря, в СССР некому было разработать проект индустриализации страны. А это грандиозная техническая работа, требующая привлечения европейских и американских специалистов. Кроме того, следовало заключить многочисленные контракты с крупными западными фирмами, привлечь огромные банковские кредиты. Не трудно сообразить, что эта подготовительная работа потребовала несколько лет и очевидно была начата задолго до официального провозглашения XVI конференции ВКП(б) курса на индустриализации СССР.

Что же касается участия американских фирм, то даже советский автор неявно признает, что их деятельность в СССР координировалась спецслужбами США:
«В США их действия координировал Амторг (American Trading Corporation) – созданная в 1924 г. компания с отделениями в Нью-Йорке и Москве. Будучи формально независимой она являлась советским торговым посредником с информационными и разведывательными функциями, подчиняясь народным комиссариатам внешней торговли и иностранных дел. Через Амторг оформлялись сделки и контракты с американскими фирмами и специалистами, а также оплата их услуг».

Смешно представить, что через Амторг американские корпорации получали директивы он советских наркомов. Англосаксы действовали в своём излюбленном стиле – неофициально через частных лиц и общественные организации.

Кое-что большевики пытались строить самостоятельно, без помощи капиталистов. Получалось криво и ооочень долго:
«… в конце мая 1930 года всесоюзное объединение «Сталь» поручило Гипромезу приступить к проектированию Ново-Тагильского металлургического завода (комбината, далее - НТМК). 1 сентября 1930 года было издано постановление №385 СНК СССР за подписью председателя Совнаркома А. И. Рыкова, которое обязывало ВСНХ и Госплан СССР обеспечить работы по строительству НТМК в Нижнем Тагиле. Между прочим, постановление было принято, когда еще не существовало даже утвержденного проекта предприятия. С этим проектом, кстати, мучаться затем будут еще очень долго».

«… строительство предприятия было начато не только при отсутствии ТЭО, в частности, при отсутствии данных о сырьевой базе. Что для металлургического предприятия чрезвычайно важно. Только в 1933 году советские планировщики сподобились таки произвести комплексный учет и анализ рудных запасов Тагило-Кушвинского района (к которым, собственно, и привязывали будущий комбинат). Оказалось, что эти запасы скромны, а сами руды – бедны и насыщены вредными примесями. В силу этого был урезан первоначальный план комбината – теперь в его составе оставили «всего лишь» четыре домны, 11 мартеновских печей, прокатный цех с блюмингом-слябингом, а также крупносортный, универсальный и средне-листовой станы.

Дефекты советского планирования сказались и на обеспеченности будущего комбината железорудным сырьем. Вплоть до разработки Качканарского месторождения в 50-х годах НТМК испытывал определенный недостаток руды. К 1936 году стали известны и результаты экспериментов по использованию уральских углей в производстве. Изначально планировалось, что НТМК будет целиком работать на местном сырье. Если с рудой выход все же был найден в затратной агломерации и обогащении бедных руд Тагило-Кувшинского района, то с углем дела были совсем плохи: выяснилось, что уральский сернистый и зольный уголь абсолютно не пригоден для использования в шихте коксовых батарей.

В итоге в проект будущего комбината вписали поставку угля из Сибири».

«В 1934-1937 годах строительство на НТМК практически не продвигалось. За это время советские индустриализаторы сумели построить лишь несколько мелких вспомогательных объектов. Откладывалось введение в строй колесопрокатного и бандажного цехов, которые должны были бы выправить ситуацию с производством качественной продукции, поскольку аналогичные цеха на Уралвагонзаводе не справлялись с этим заданием и гнали брак.

Лишь в октябре 1937 года состоялся скромный запуск бандажного стана и шамотного цеха. В приказе №18 Наркомтяжпрома от 17 января 1938 года констатировалось, что проект строительства предприятия сорван. Срыв повлек за собой масштабные потери и большие издержки. В этой связи в 1937 и 1938 годах Наркомат тяжелой промышленности дважды вносил изменения в проект НТМК, и в конечном итоге им была утверждена новая смета. Очередной проект выглядел намного скромнее своих предшественников, и на предприятии предполагалось ввести в строй до начала 1943 года лишь две, а затем (по возможности) еще две домны, и мартеновский цех».

«… 25 июня 1940 года заработала доменная печь №1 мощностью до 430 тыс. тонн чугуна в год объемом 1100 кубических метров, а также были построены коксовая батарея и первая очередь ТЭЦ. Правда, до полноценного металлургического предприятия НТМК было еще далеко – не было дорог, кранов, складов, вспомогательных цехов, существовала проблема энергоснабжения. Все эти объекты строились параллельно с основным производством – домнами и мартеновским цехом».


Пионер.RU Разработано LiveJournal.com