Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Category:

Любимый художник Марата Гельмана. Антифашист, разумеется

Старый потасканный Олег Кулик, второе десятилетие трудолюбиво симулирующий Безумного Художника, опять вышел на панель.
«Дело в том, что когда нечто выглядит как говно, мажется как говно и пахнет как говно, то есть все основания предполагать, что это говно и есть.

Хотя, разумеется, кому-то и говно - искусство, так это я в самом начале и написал, признаю».

«Я и не утверждаю ничего революционного. Просто называю говно – говном».

«Можно называть всё что угодно, но я-то называю говно :)»

Художник О.Кулик гроссмейстер Актуального искусства, Титан Духа, любимец спецпрогрессивной интеллигенции.
«Сам Кулик – жалкий эпигон Бренера, бывший у него в подмастерьях».

«Одно из первых художественных деяний Бренера было то, что он насрал в художественном музее на заботливо принесенный и разложенный перед картинами русских передвижников лист картона (еще раз говорю, что Кулик – жалкий эпигон), после чего гордо поднял его (в смысле лист) перед собой и стал кричать «Вот оно, ваше искусство». Однако отсталая общественность художественную акцию не оценила.

Когда Бренера выпустили из ментовки, ему пришла в голову удачная мысль подмешать в искусство актуальной политики. Дело шло к ликвидации бассейна «Москва» и возрождению Храма Христа Спасителя. Поэтому на художественную акцию, когда он там залез на вышку для прыжков и публично занимался мастурбацией (гад, какое место опошлил), действительно пришли фото и видеооператоры из заботливо оповещенных СМИ. Из-за пара от воды и большого расстояния видно было плохо, но информация прошла».

«Далее он понял, что истинно современные художественные акции нельзя делать в одиночку. Для помощи из какой-то глухой деревни был выписан сильно нуждающийся в деньгах малограмотный парень с дурацкой фамилией Кулик.

Первое совместное мероприятие было относительно прилично. Просто они в голом виде с надетыми на головы медными тазиками сидели три дня перед выставкой современного искусства (вроде бы, в галерее Гельмана), причем один все время бубнил «это искусство», а другой – «это не искусство». После этого критики начали задумываться: «а вдруг это действительно искусство?»

После того, как в Елоховском храме Бренер стал разбрасывать листовки и орать, что он, как Христос, принимает на себя все грехи русского народа за войну с чеченцами, прогрессивные критики окончательно поняли, что это – Искусство».

«Общеевропейскую известность Кулик получил после того, как на одной из выставок, кажется, в Германии, три дня ходил голый на четвереньках на поводке, жрал из миски и лаял на прохожих. Фотографии того, как Кулик, стоя на четвереньках с задранной правой задней лапой, орошает немецкий фонарь, были напечатаны во всех уважающих себя художественных журналах. Особую популярность он получил после того, как покусал одну зазевавшуюся прохожую. Она подала заявление в полицию. Но тут вступились местные художники, и, вместо того, чтобы усыпить скотину, а немке вколоть уколы от бешенства, заявление пришлось забрать».







За творчеством О.Кулика я, разумеется, не слежу. Но кто ж вам позволит не знать о великих свершениях Гения. Естественно, как всякий Порядочный Гений, он занимает активную общественную позицию, борется с русским фашизмом, бьёт в набат: «В стране набирает силу фашизоидный вектор».

Со временем в своём неуклонном творческом росте О.Кулик перерос собаку и стал изображать дятла.
«… творческое амплуа художника О.Кулика довольно широко. Подобен универсальным гениям Возрождения. Может изобразить дятла. Под свет прожекторов выходит на сцену в одних трусах, на лице прикреплен изрядный железный клюв. Этим клювом художник разбивает специально установленное стекло. Однажды, рассказывал, долбится клювом в стекло, долбится, а оно никак не разбивается. Конфуз получается. Пришлось разбить локтем. Руку порезал. Служение искусству требует от художника безоглядных жертв и героического самоотречения.

На мой некомпетентный вкус, признанные и любимые рафинированной либеральной интеллигенцией художества человека-собаки (мейнстрим!) наглядно воплощают Основной вопрос Творческой Интеллигенции: Киса, скажите как художник художнику, вы умеете рисовать?

Одно время в «Известиях» любили публиковать интервью со знаменитым деятелем современных искусств О.Куликом. Творец скромно проповедовал Нравственные Идеалы, рассказывал, что своим искусством стремится пробудить в людях любовь и гуманную терпимость ко всему живому и всему иному (и пр.). Терпеливо разъяснял, что лишь тупые быдлофашисты не приемлют его одухотворенного творчества, – в силу своей природной ограниченности не понимают и злобно ненавидят гуманистическую суть знаменитого перфоманса человек-собака. Просвещенная Интеллигенция умильно поддакивала, сетовала на природную нетолерантность далеких от понимания Искусства тупых злобных обывателей – лавочников, мещан».

Не следует нас понимать так, что в творчестве художников из галереи Марата Гельмана совсем нет творческих удач. Вот гениальный по точности образ «антифашизма» в РФ, по существу автопортрет:



Мне думается, что говном для плаката художников обеспечил либо Бренер, либо Кулик. Или это кто из «антифашистов» позировал?

Чекистская художественная галерея, возглавляемая бывшим работником кишиневского телевизионного завода, а ныне московским придворным политтехнологом Маратом Гельманом, это подлинный питомник могучих талантов, сокровищница передового искусства, оазис свободного самовыражения Творческой Интеллигенции.
«Cегодня в Галерее Гельмана на Полянке откроется выставка Давида Тер-Оганьяна и Александра Корнеева "Дневник вора". Это видеодокументация 1998-2003 гг., когда молодые художники в стремлении к чтению были вынуждены красть книги из магазинов, – после обвала рубля лит.продукция стоила непомерно дорого».

Так бедные художники утоляют голод духовный. Гонорары, надо догадаться, им платят за другое.

ОБВИНИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ
по уголовному делу № 202275
по обвинению Тер-Оганьяна
Авдея Степановича в
совершении преступления,
предусмотренного ст. 282 ч .1
УК Российской Федерации

«04.12.98, в первый день открытия выставки, который длился с 17 до 21 часа, Тер-Оганьян находился непосредственно в выставочном зале и у своего стенда, на котором им были развешаны рядами приобретенные накануне православные иконы. В момент открытия выставки он вывесил на стенде заранее приготовленное объявление рядом с иконами, в доступном для обозрения посетителями выставки месте. В период с 19 до 21 часа он призывал и вовлекал граждан совершить действия по осквернению икон. С этой целью он обращался к посетителям выставки и активно предлагал принять участие в акции по осквернению икон или приобрести в собственность оскверненную им лично икону. Затем в присутствии многочисленных посетителей, снимал со стенда иконы, клал на пол и, заранее приготовленным топором вырубал лики изображенные на иконах, после чего раздавал поруганные иконы желающим. Таким образом, им были повреждены и практически уничтожены 8 икон. Возмущенные действиями Тер-Оганьяна посетители и участники выставки открыто высказывали ему претензии, делали замечания с целью прекращения данной акции. Однако Тер-Оганьян на замечания не реагировал и продолжал рубить иконы. Посетители выставки обратились к администрации выставочного зала с просьбой прекратить акцию по разрубанию икон и снятию экспозиции Тер-Оганьяна с выставки. После вмешательства организаторов выставки, действия Тер-Оганьяна были прекращены, и также было прекращено его дальнейшее участие в выставке».

Русское быдло не понимает интеллигентного искусства, а чего вы ждали другого.
Директор музея и общественного центра им. А.Д.Сахарова Ю. САМОДУРОВ:
«… Были работы Тер-Оганьяна, которые вызвали, действительно, полемику и гнев. Это работы, Тер-Оганьян купил иконы в церковной лавке и превратил их в произведения искусства. У меня сейчас нет времени просто это описывать, но в выставочном зале это уже не было иконами, это были произведения искусства. У меня дома тоже есть реликвии, принадлежат бабушке, прабабушке, самой старый псалтырь у меня, 1696 г., в нашей семье передается по наследству, довольно много икон. Я бы, конечно, не дал ни одну из них Тер-Оганьяну для создания произведений искусства. Но Тер-Оганьян купил эти иконы, вероятно, в церковной лавке, кажется, они были на картоне, я не держал их в руках. И когда в выставочном зале, это уже не иконы, он просто сделал из них другие произведения, произведения искусства. Это не мое мнение, это мнение руководителя государственного центра современного искусства, художественного руководителя этого центра Леонида Бажанова. Он говорил об этом в суде в своих показаниях».

По счастью, гонимый мракобесами художник спасся бегством в заграницу.
«В конце-концов убежал от суда. Смог добежать только до Чехии. Сдался властям и был помещен в лагерь для беженцов вместе с афганцами, албанцами и проч

Возможности получить статус политического беженца весьма расплывчаты. Как объясняют Авдею адвокаты из Амнистии Интернешнл, в России церковь отделена от государства и его статья (разжигание религиозной розни) не может считаться политической».

В эмиграции Тер-Оганьян также плодотворно творил:
«Художнику-авангардисту и в Праге спокойно не живется. Он покупает десять мобильных телефонов и изготавливает таблички с их номерами. Таблички развешиваются на надгробных плитах одного из пражских кладбищ. Дескать, звоните, дорогие близкие, узнаете подробности. На другом конце линии - автоответчики. Каждому телефону - каждому умершему - Тер-Оганьян "подарил" свою судьбу. На автоответчиках - звуки войны, секса, ругани, кваканья лягушек».

Между прочим, Тер-Оганьян не один такой выкормыш, в смысле питомец чекистских галеристов-политтехнологов. Он более своих многочисленных собратьев сумел прославиться, а вообще Москве прикормлен целый табор кавказских «художников», готовых на любую мерзость. То есть такие мерзкие пакости и гнусные хулиганства, которые сами рафинированные интеллигентные евреи открыто делать уже стесняются/опасаются.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 70 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →