Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Categories:

Говард Фаст «Евреи. История народа» (7)

Глава VII. «Диаспора»

Глава начинается с ритуальных иудейских проклятий христианской лжи.
«Иисус сказал евреям: «Вы – соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленую?» (Мф.5,13)»

Приходится прервать цитирование Фаста. Вынужденно, уж слишком грубый подлог. Христос конкретно обращался к своим ученикам и последователям, а не евреям вообще. Очень меня огорчил Фаст этой очевидной и оттого бессмысленной ложью. Зачем?!.. Вот почему евреям не приходится доверять. Глупо верить в интеллектуальную честность даже рафинированных еврейских ученых, когда дело может задеть еврейский национальный интерес. Тут для еврея соблазн солгать почти неодолимый. Увы.… Ну да продолжим цитату из Фаста.
«В этих словах заключается двойной смысл. Во-первых, Иисус видел в евреях некое мерило для всего человечества. Кроме того, его сравнение относилось к еврейской Диаспоре (что в переводе с греческого означает «рассеяние», «распространение»), возникшей за пять веков до рождения Иисуса. Евреи предпочитают слово «галут», что на древнееврейском значит «изгнание», ибо для них Диаспора была чем-то преходящим, кратким промежутком, в их присутствии в Палестине, вынужденным, хотя и необходимым, исходом. Даже по прошествии двух с половиной тысяч лет существования Диаспоры евреи по-прежнему считают её временным явлением, и странная, незатухающая ненависть христиан, которая заставляла евреев бежать с места на место, из города в город, из страны в страну, лишь увеличивала ощущение непостоянства».

Нельзя не признать, что в теперешнем либеральном мире нападки на христианство для евреев весьма рентабельны. Человеконенавистническому антисемитскому мракобесию учения христиан противопоставляется гуманная толерантная религия иудаизма. И даже не религия – никакого фанатизма и обскурантизма, - а скорее гуманистическая этическая система, рационалистическое философское учение пацифизма. Западная цивилизация обязана испытывать комплекс вины перед евреями до самых своих христианских корней. Это бизнес.
Оставив, наконец-то, пинать злополучное жидоненавистническое христианство Фаст переходит к изложению истории собственно еврейской диаспоры (которое слово он всегда пишет с заглавной буквы). Надо сказать, что историю эту Фаст рассказывает без прежнего вдохновения, кажется, он утратил руководящую идеологическую нить. Нет того накала драматизма, все как-то вяло…. Быть может, дело в том, что эта глава обзорная и в ней опущены многие волнующие подробности. Ну да делать нечего, последуем за Фастом.
Фаст дает общее описание устройства типичной еврейской общины и гетто. Мы, дабы не загромождать наш конспект непринципиальными подробностями, его опустим. Задержим внимание лишь на основном институте, скреплявшем еврейскую общину, - общаке.
«Первостепенной функцией общины была благотворительность».
«Евреи считали своим религиозным долгом кормить и предоставлять кров каждому еврею, который вступал в общину или останавливался в ней на пути в иные края».
«… сбор и распределение благотворительных фондов (что считалось наиболее важной функцией всех еврейских общин)».

Такой вот древнееврейский социализм. Материальный «подогрев» членов еврейского движения это вещь, конечно, весьма важная, конкретно по понятиям сплачивающая еврейский народ.
Правда, на мой вкус еврейская солидарность подчас двусмысленна.
«… один эпизод из истории Соединенных Штатов.
Тогда – вскоре после Революции – у евреев-сефардов из Испании и Португалии уже давно были свои общины в Нью-Йорке Сити и Филадельфии. Туда же потянулся ручеек польских евреев, и появление этих неотесанных, бородатых ортодоксов привело в замешательство богатых, просвещенных сефардов. Они, впрочем, выполнили вой долг перед собратьями, предоставив им вьючных животных и мелкий товар и отправив их на дикий запад торговать с индейцами. Польские евреи не носили оружия и не могли, согласно религиозному закону, питаться дичью, однако бесстрашно вступили на индейские территории, где обменяли свой товар на меха, перешли канадскую границу, переправились через Миссисипи и проникли туда, где до них не ступала нога белого человека».

Нда, недурной способ избавиться от назойливых родственников.
И еще, у меня сложилось стойкое ощущение, что Говард Фаст слегка презирает восточноевропейских ашкенази, а сефарды относятся к ним пренебрежительно. Хотя по показаниям самого Фаста, его предки ашкенази – выходцы из украинского города Фастова, эмигрировали в США в 1878 году. Со своей стороны, ашкенази себя считают евреями более правильными, чем сефарды, и относятся к сефардам свысока, как Белые Люди к азиатам. Может быть, тут я и слегка преувеличил, но особой дружбы между различными еврейскими нациями не наблюдается (впрочем, приличия соблюдаются).
В Средние века евреи расселились по всему миру, главным образом, на торговых путях: от Западной Европы через Ближний и Средний Восток до Индии и Китая. Из Западной Европы как правило евреев гнали, в результате миграции с Пиренеев и юга Франции евреи в значительных количествах осели в Европе Восточной. Где у них жизнь тоже не сложилась.
«В XIX веке невыносимые условия жизни в Восточной Европе привели к массовому исходу евреев в Соединенные Штаты, куда еще раньше докатилась волна евреев из Испании и Германии».

И что характерно, все прочие народы - немцы, французы, итальянцы, шведы и даже евреи не из Восточной Европы - эмигрировали в Северную Америку в поисках лучшей доли, и лишь наших ашкенази за океан гнал невыносимый гнет. К сожалению, Фаст не разъясняет, почему не все восточноевропейские ашкенази перебрались в Америку, что их держало?
Бурную историю евреев на Пиренеях Фаст поведал без драматических подробностей.
«… Испания превратилась в один из самых крупных центров еврейства в мире, оставаясь таковым до тех пор, пока евреи не были изгнаны из страны, где они прожили дольше, чем их гонители-христиане. Большинство испанских евреев отправлялись в Грецию, Турцию и Северную Африку».

В Средние века Севилья и Кордова это крупнейшие образовательные центры в Западной Европе – наукам романо-германцев обучают раввины. Иудаизация испанского дворянства, католичеству грозит стать суеверием для простонародья. Возмущение испанского народа против евреев. Инквизиция, выискивающая еретиков и лицемерных католиков. Взаимный террор и контртеррор. Изгнанные в 1492 г. евреи организуют войну против Испании на море и на суше руками мусульман и христиан. Всю эту увлекательную историю Фаст безжалостно опускает, видимо, по тем соображениям, что она может испортить рисуемый им образ еврейского народа в виде гуманистической божьей коровки.
Зато Фаст много рассказывает об успехах еврейской международной торговли.
«К середине XI века евреи почти монополизировали торговлю между Азией и Европой».
«До крестовых походов торговля пряностями между Востоком и Западом в основном была прерогативой евреев».

Торговое посредничество евреев между христианами и мусульманами Фаст объясняет неугасимой христианско-мусульманской враждой. Однако это верно лишь отчасти. Монополия евреев, дававшая им огромные доходы, поддерживалась главным образом благодаря политическому влиянию евреев в мусульманском и христианском мирах. Конкурентов старались уничтожить.
Фаст упирает на прибыльную еврейскую торговлю пряностями, благовониями, шелками и упускает важнейший товар – рабов. Мусульманские страны покупали много рабов, им поставляли живой товар со всего мира, значительное количество и из христианских стран. Торговали христианами евреи. Не они одни, но вклад евреев в средневековую работорговлю велик, а Фаст о нем напрочь запамятовал.
Бывали случаи и вовсе отвратительные. В 615 г. персы осадили тогда византийский Иерусалим. Город капитулировал, жители достались персидским воинам как военная добыча (рабы). Иудеи дешево покупали у персов христиан и убивали их. Имеются и другие средневековые свидетельства о расправах над купленными евреями рабами христианами, когда иудеи чувствовали себя в силе и не опасались мести.
Парадоксальное историческое наблюдение делает Фаст.
«Гораздо более широкими свободами и возможностями евреи пользовались в мусульманских странах, но по прошествии веков основная масса еврейского населения сместилась в христианский мир».

Фаст этот поразительный факт никак не комментирует. Фантастика. Получается, евреи стремятся туда, откуда их гонят, где их преследуют, где Холокост. В результате больше всего евреев оказалось в Восточной Европе, где «невыносимые условия жизни». Загадка еврейской души? А парадокс разъясняется, полагаю, просто. Евреев влечет туда, где богатство, где они видят шанс сделать общественно-политическую карьеру. А где евреи, как этническая общность, могут сделать карьеру, т.е. добиться богатства и власти?
Обзирая еврейскую диаспору, исторические судьбы ее различных частей, Фаст иногда разочарованно роняет, что еврейская община в такой-то стране (Восточной, как правило) бедна и не имеет политического влияния. Такие общины, даже если они веками существуют вполне благополучно по местным понятиям, не слишком интересуют еврейских идеологов, им нужно совсем другое.
Евреи по менталитету во многом народ «восточный», с характерной для таких народов первичной этнической сплоченностью по семейному и родоплеменному признаку. Однако в отличие от своих собратьев по «восточной» цивилизации они научились проникать в верхние структуры «европейского» общества и успешно паразитировать на них. В современной терминологии евреи это «этническая мафия», но для евреев характерен упор на проникновение в культурную сферу, стремление (и способность) к культурному господству над иноплеменными.
Эффективная еврейская культурная агрессия в «восточном» обществе невозможна (причины разбирать не будем, надеюсь, они интуитивно ясны). В таких обществах у евреев нет возможностей развернуться, их общины чахнут, превращаются в ординарные этнические меньшинства. За исключением особых исторических периодов, когда у евреев открываются перспективы сыграть важную социальную роль (монополизировать торговлю, например). Но опять-таки это происходит в особые исторические периоды, при наличии соответствующих внешних условий, а затем роль евреев, как особого сословия, в «восточном» обществе естественным образом падает.
Так что в восточных цивилизациях евреи среди «своих», и мало чего могут добиться. А в обществе европейского типа их деятельность наиболее разрушительна и соответственно вызывает наиболее резкую ответную реакцию (антисемитизм). Собственно исторически евреи впервые проявили себя как «евреи» в результате проникновения в эллинистический мир, - когда эта мутация восточной цивилизации непосредственно встретилась с цивилизацией греческой, прародительницей европейской (куда относится и Россия).
Кстати сказать, широко распространено предубеждение, что евреям присущи выдающиеся способности в области экономики (торговле, финансах и т.п.), и что наиболее благоприятная среда для евреев – нечто вроде либертарианского капитализма. История этого вывода не подтверждает. Евреи выигрывают конкурентную борьбу лишь имея явные или неявные преференции, как правило, этнополитического характера. Первична еврейская культурная агрессия.
Надеюсь, Фаст даст нам еще повод обсудить еврейскую этническую психологию и ментальность, способ жить среди других народов. А пока вернемся к тексту книги.
Много внимания уделил Фаст вопросу еврейского ростовщичества. По разным причинам России это явление не коснулось, а на Западе в Средние века еврейское ростовщичество было настоящим бедствием.
«Со времен императора Константина вплоть до Французской революции (а в Германии и России и много лет спустя) деньги и умение использовать их в своих интересах были для евреев главным средством выживания. Но се легенды о еврейском ростовщичестве, которые подхватила и распространила целая армия писателей, игнорирует одно важное соображение: если евреи чуть ли не поголовно были алчными и бессовестными ростовщиками, которыми их представляют, то почему христиане обращались к ним за деньгами?»

Нам ответ представляется совсем простым. В результате монополизации международной торговли, которая в Средние века обслуживалась золотом (в ее обороте находилась большая часть золотых монет), евреи накопили огромные денежные средства. Практически получить наличный заем можно было лишь у еврея ростовщика. И поскольку местные власти нередко также находились в финансовой зависимости от евреев, то еврейские ростовщики имели надежное политическое прикрытие.
Но у Фаста своя оригинальная версия
«Ответ на вопрос очевиден: ростовщик-христианин ссужал деньги под процент, который был в десять или двадцать раз выше, чем у евреев».
«Евреи, вынужденные заниматься ростовщичеством, привнесли доверие и порядочность в сферу, которая изначально была лишена и того и другого, что позволило им к концу существования Диаспоры создать крупные международные банки».

Бессовестные христиане возненавидели своих благодетелей – еврейских ростовщиков.
«Правитель одного из многочисленных немецких княжеств, нуждающийся в деньгах, мог обратиться за ссудой к такому же, как он, князьку, который взял бы с него 3000 или 400 процентов, или же отправиться во Флоренцию или Венецию, где ему пришлось бы заплатить процентов 200, или в Голландию, где ставка составляла около100 процентов. Но мог также, никуда не выезжая, получить ссуду у еврея, который взял бы с него от 10 до 50 процентов».
«Если герцог, князь или аристократ помельче просил у еврея денег взаймы, он испытывал ненависть и обиду. Как всегда, его возмущало не то, что еврей делает, а тот факт, что это делает еврей».

Люди вообще неблагодарны. С другой стороны, фактическая еврейская монополия в кредитно-финансовой сфере давала евреям изрядное политическое влияние, которое ими использовалось для укрепления своего положения, расширения привилегий. Попавшие в зависимость дворяне видели выход жениться или женить сыновей на еврейках. Во 2-3 поколениях европейская аристократия прямо иудаизировалась. Так что причины для народной ненависти к евреям имелись и помимо «низкого процента».
Однако как нам быть с моральным аспектом ростовщичества? Лихоимство в этом деле осуждалось церковью…
«Но ведь церковь запрещала также убийство, прелюбодеяние, кровосмесительную связь и другие действия, гораздо менее прибыльные, чем ростовщичество, что, тем не менее, не помешало их довольно широкому распространению».

Слава богу, разобрались, почему евреи предпочли заняться именно ростовщичеством.
Фаст причины увлечения евреев ростовщичеством видит в жестокосердии христиан, лишивших бедных евреев иных средств к существованию. Увы, тов. Фаст явно страдает выборочной исторической амнезией. Ростовщичеству важное место уделено в Торе. Так что ростовщичество исконное занятие евреев, наверное, со времен Вавилонского пленения, а то и раньше. Для успешного занятия ростовщичеством нужно иметь поддержку властей и монополию в финансово-кредитной сфере. В Талмуде ростовщичеству уделено куда больше внимания, чем той же медицине.
Завершает главу Фаст рассказом о вкладе евреев в медицину.
«Евреи Диаспоры выполняли еще одну важную социальную и экономическую функцию в христианском и мусульманском мире – они были врачами».

Еврейская медицина стоит на прочном фундаменте Талмуда.
«Особая преемственность медицинских знаний у евреев объясняется тем, что оно изложено в Талмуде».

Плюс обширная практика:
«Обрезание, которое совершалось над каждым новорожденным мальчиком, при всей простоте этой операции помогло евреям овладеть начатками хирургии».

А в результате
«На протяжении почти двух тысяч лет медицинская практика и в христианском, и в мусульманском мире была преимущественно уделом евреев».

Что и понятно, поскольку
«Обычно лекарь из христиан представлял собой нечто среднее между цирюльником и гробовщиком».
«Лекари-христиане вели против своих еврейских коллег яростную кампанию клеветы».

Возможно, что так все и было. Однако и Фаст должен признать, что в конечном итоге борьба с еврейским засильем не привела европейскую медицину к печальному концу.
И вот каким поучительным пассажем Фаст заканчивает главу:
«Большую опасность для врачей-евреев также представляли вспышки эпидемий: средневековая Европа пережила массовый психоз – панический страх перед евреем, отравляющим колодцы. В 1348 г. в Вене был казнен еврейский врач, обвиненный в том, что заразил город чумой.
Для евреев это было своего рода издержки профессии».

То есть приходится понимать Фаста так, что, разумеется, еврейский врач никого не заражал чумой, и всякая попытка обвинить еврея в чем-либо подобном есть безусловный факт мракобесия.
Припоминаю, не так давно в Англии обвинили домашнего врача – типа нашего участкового – в убийстве более 100 пациентов. Кажется, во Франции было похожее дело. Что же получается, в чем можно обвинить нееврея, то в отношении еврея заведомый абсурд?!
Или известный случай в России в 1911 г. ритуального убийства фантиками-хасидами малолетнего Андрюши Ющинского. Дело вполне ясное. Так нет же, евреи встали стеной, мобилизовали Прогрессивную общественность и «выиграли» тот безнадежный судебный процесс. Зачем?! В двухтысячелетней истории христианства какие только изуверские секты не встречаются, попадаются и прямые маньяки. Никто не отрицает их существования, не защищает их, не оправдывает. Евреи тратят огромные ресурсы, чтобы обелить и отбить у нееврейского правосудия любого своего мерзавца (если только он не провинился собственно перед евреями).
Бесспорно, такой подход сплачивает Богоизбранный Народ, и есть лучшее свидетельство еврейской солидарности. Однако не следует пенять на издержки: в преступлениях каждого еврея повинны все евреи. И нечего жаловаться на «антисемитизм» – евреи сами сделали выбор.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments