?

Log in

No account? Create an account
Всемирная история и элементарная арифметика - Пионер.
Апрель 12, 2007
03:53 pm
[User Picture]

[Ссылка]

Previous Entry Поделиться Next Entry
Всемирная история и элементарная арифметика
На мой взгляд morky представил любопытный анализ Семилетней войны. Рассуждения его как и наши, конечно, дилетантские, и, тем не менее, вполне разумные.
«Оговорюсь, раз до сих пор этого не сделал. Я не военный историк, и не надеюсь открыть что-то, что профессиональному военному историку не покажется смешным и некомпетентным.

Но знания профессиональных военных историков неизвестны никому, кроме них самих, а в поле общественного зрения царствуют некие "знания, которые известны всем культурным людям". Вот они и рассматриваются».

Однако из штудий исторических монографий (прошу заметить, что я сам ничего не изобретаю, лишь интерпретирую труды профессиональных историков) можно извлечь куда более далеко идущие выводы. Рассмотрев европейскую военную историю 18 века, трудно не придти к умозаключению, что написанную Научными историками историю средних веков следует поделить на 10, по крайней мере. Объясню почему.

* * *


Уважаемый читатель, задумывался ли ты о таком предмете, сколько необходимо продовольствия для идущей походом (до 20 века преимущественно пешком) армии? Сколько в смысле килограммов. Вопрос этот весьма и весьма важен, и является решающим для взгляда на историю средних веков и ранее.

Основой рациона армии являлся хлеб, и его требовалось на одного солдата в день примерно 2,5 кг. Много? Это как посмотреть. Солдаты шли весь день пешком и тащили на себе 20-30 кг всякой амуниции (от оружия до запасов той же провизии). Поход для солдат тяжелая физическая работа и меньше их кормить никак невозможно.
«Питание солдат Русской Армии определялось приказом военного министра № 346 от 22 марта 1899 года со внесенными в него изменениями. Например в 1908 году винная порция (3 чарки в неделю) была заменена чайными деньгами.

По этому приказу рацион питания солдата и унтер-офицера состоял из трех частей:
*Провиант;
*Приварочные деньги;
*Чайные деньги.

Провиант выдавался в натуральном виде, т.е. непосредственно продуктами. Приварочные деньги и чайные деньги выдавались на приобретение строго оговоренных продуктов в определенном количестве, исходя из рыночных цен той местности, где располагалась воинская часть».

Нормы продснабжения в военное время на 1 человека в сутки:


Наименование



Армия



Гвардия


Провиант


Хлеб ржаной

или Сухари ржаные



2254 гр.

1539 гр.



2254 гр.

1539 гр.


Крупа (просяная,
гречневая, овсяная, рисовая)



238 гр.



307 гр.


Приварочные
деньги или продукты натурой


Мясо

или  Мясо+мясные консервы



716 гр.

307г+409,5 г



716 гр.

307г+409,5 г


Овощи свежие

или Овощи сушеные



255 гр.

17 гр.



255 гр.

17 гр.


Масло коровье или сало свиное



21 гр.



21 гр.


Мука пшеничная



17 гр.



17 гр.


Чайные деньги
или продукты натурой:


Чай



2 гр.



2 гр.


Сахар



25 гр.



25 гр.



Изучая эту таблицу, следует иметь в виду следующее. За два века рацион солдата русской армии в основе изменился мало. Однако питательные качества продуктов со временем увеличивались, а сахара и масла в средние века не имелось. Да и с мясом дела обстояли значительно скуднее, чем в конце 19 века (похоже, что и советского солдата даже в лучшие времена кормили заметно хуже, чем в царской армии). Так что 2,5 кг хлеба на человека в сутки это необходимый минимум для средневековой армии в походе.

Казалось бы, сухари легче, можно было бы кормить солдат сухарями. Нет, нельзя.
«… для питания солдат сухари выдавались лишь в самом крайнем случае, так как их частое и обильное использование могло привести к негативным последствиям. Это хорошо видно, например, из телеграммы командующего Маньчжурской армией во время русско-японской войны военному министру: “…все войска все время питались печеным хлебом, приготовленным в полевых подвижных пекарнях, чем и объясняется отсутствие в армии сухарного поноса, несмотря на самые неблагоприятные климатические условия…”»

«… долгое употребление сухарей приводило к постоянному раздражению кишечника и желудка и повреждениям их слизистой оболочки, на которую сухари действовали подобно песку. Уже после нескольких дней питания сухарями любые питательные вещества из них переставали усваиваться, и начинался "сухарный понос"».

Так что же следует из рациона 2,5 кг на человека в сутки? Произведем немудрёные вычисления. Для примера возьмем русскую армию, в 1380 году идущую к Куликову полю. Летописи сообщают о 150 тысяче русских воинов. Отлично, умножим 150 000 на 2,5 кг и получим = 375 000 кг в сутки. Так, грузоподъемность обычной одноконной крестьянской телеги примерно 200 кг. Получаем, что суточный рацион армии подвозит 1 875 телег. На месяц похода (30 суток) потребуется соответственно 56 250 телег. Чтобы представить наглядно, если эти обозные телеги поставить с шагом 10 метров, то они встанут почти в четыре ряда от Москвы до Куликова поля (если не ошибаюсь, расстояние 150 км).

Разумные историки делят летописные данные на десять и утверждают, что едва ли русская армия на Куликовом поле могла превышать 15-30 тысяч воинов. Однако и эту цифру следует поделить на 10. Для условий средневековья армия численностью несколько тысяч человек это ОЧЕНЬ много. Типичным следует считать войско в несколько сотен воинов.

Кстати, а с какой скоростью двигалась пешая армия. По уставам 18-19 веков нормальный дневной марш составлял примерно 25 км. В реальности армия обычно двигалась со скоростью 15-20 км в сутки. Во время форсированного марша могли пройти до 50 км за сутки, но долго в таком темпе идти не могли.

Зимних кампаний как правило не вели, поскольку трудности зимнего похода возрастают неимоверно. Война зимой это уникальные случаи в военной истории.

Для иллюстрации посчитаем, какой обоз нужен армии в 10 тысяч человек на месяц похода. 10 000 множим на 2,5 кг и множим на 30 суток и получим = 750 000 кг. Соответственно 3 750 обозных телег. Это не всё. Теперь учтем, что обозников (по одному на телегу) тоже надо кормить. И лошадей надо кормить. Допустим, лошади могут сами пастись на встречных лужках. Однако где найти досрочно пастбищ для лошадей в походе?.. Для упрощения расчетов отвлечемся от этой проблемы. С учетом того, что обозники потребляют не меньше солдат, получим на месяц похода для 10 000 солдат потребуется 6 000 работников обоза и соответственно обоз из 6 000 телег груженых продовольствием. Между прочим, двигаясь в одну колонну, такой обоз растянется на 60 км.

Разумеется, наш расчет приблизительный, на практике появляются факторы как уменьшающие размер обоза, так и увеличивающие его. Но во всяком случае, общий масштаб бедствия можно себе представить.

Важный для движения обоза вопрос наличия дорог, мы не разбираем. Так в Англии 17 века в виду плохого состояния дорог нередко даже для развозки угля использовали не телеги, а вьючных лошадей (Т. В. Мосолкина «Дороги и транспорт в доиндустриальной Англии»). Заметим, грузоподъемность вьючной лошади примерно в 2-3 разе меньше, чем повозки.
«Недостатком возки грузов во вьюках, однако, было то, что каждое животное могло транспортировать втрое меньший вес, чем с помощью телег. В частности, европейская вьючная лошадь могла нести всего 120-140 кг груза, русская – 100-110 кг, татарские и монгольские, с учетом огромных темпов продвижения армий этих народов – не более 60 кг».

Конечно, армии можно было кормиться за счет местного населения. Однако в средние века плотность населения была невелика (например, для России 17 века типична деревня в 2-3 двора) и армию численностью несколько тысяч человек ближайшие окрестности прокормить не могли. То есть в принципе, прокормиться за счет грабежа местного населения можно было, наверное, но тогда следовало прекращать поход и заниматься обшариванием окрестностей на предмет питания людей и лошадей. К проблемам взаимоотношений армии с местным населением мы ещё вернемся.

Так какой же общий вывод? Армии численностью в десятки тысяч человек до изобретения железных дорог могут вести боевые действия лишь на заблаговременно подготовленном театре военных действий.

* * *


В конце 17 века военный министра Луи XIV маркиз Лувуа (1639-1693) провел военную реформу и ввел так называемую пятипереходную систему довольствия войск. Эта система позволяла действующей армии удалиться от своих магазинов (то есть регулярных заранее приготовленных складов снабжения, которые тоже ввел Лувуа) на 100-125 км.
«Благодаря магазинам, французская армия получила значительные выгоды. Коалиционные армии, действовавшие против Франции Людовика XIV, только в течение последней войны (за испанское наследство) перешли полностью на довольствие из магазинов; в первых же войнах, рассчитывая преимущественно на местные средства, противники Франции могли начинать кампанию очень поздно — лишь в конце мая или в начале июня, когда подрастали подножный корм и посевы и можно было довольствовать многочисленную конницу зеленым кормом. Французская же армия, получавшая сухой фураж из магазинов, не был связана отсутствием на местах весной фуража и могла сосредоточиваться с зимних квартир и приступать к операциям на месяц раньше противника, что давало неисчислимые выгоды.

Постепенно выработалась так называемая пятипереходная система; при которой армия получала регулярное довольствие при удалении не свыше, чем на 5 переходов [212] от магазина. Не далее, чем в трех переходах от магазина закладывались полевые хлебопекарни и организовывался мучной транспорт для подвоза муки из магазина в хлебопекарни. Армия удалялась не свыше 2 переходов от хлебопекарен: между армией и хлебопекарней работал хлебный транспорт, с подъемной силой на 6 дневных дач хлеба, по расчету двух суток пути в один конец, двух — на возвращение и двух суток на нагрузку, разгрузку, задержки и отдых. В общем, мучной и хлебный транспорты рассчитывались каждый по 1 парной повозке на 100 человек, что при двухфунтовой даче хлеба позволяло поднимать на 9 дней муки и на 6 дней хлеба. Так как солдат нес на себе на 3 дня хлеба, и хлеб съедобен летом только в течение 9 дней, то увеличение хлебного транспорта сверх 6-тидневной подъемной силы не имело бы смысла. Армия в 60.000 человек, располагая 600 повозками для муки, 600 повозками для хлеба, вместе с 3-х дневным носимым запасом, поднимала всего 18-дневный запас, что позволяло устанавливать правильный кругооборот на 5 переходах удаления от базисного магазина и, в крайнем случае, с перебоями, растянуть на короткое время операцию до 7-ми переходов.

Гораздо труднее было организовать подвоз овса. Армия в 60 тыс. имела почти 30.000 лошадей. Если исключить 10.000 обозных лошадей, которые в тылу могли найти себе корм, то оставалось все же около 20 тыс. строевых, с суточной потребностью в 7 тыс. пуд. овса. Правильный кругооборот при 5-переходной системе потребовал бы обоза с 15-дневной подъемной силой, — около 3500 парных повозок, т. е. увеличения продовольственного обоза в 4 раза. Это являлось недостижимым, и сухой фураж получался в армии лишь при действиях вблизи от магазина или при наличии транспорта по водной артерии. В других случаях приходилось прибегать к фуражному довольствию местными средствами{148}.

Очень скоро другие европейские государства переняли у французов магазинную систему снабжения. В 1721 году в Пруссии имелось всего 21 магазин военного ведомства, в которых хранились хлебные запасы, достаточные для довольствия в течение одного года 200 тысяч человек (т. е. в пять раз большего числа, чем в тогдашней прусской армии). Постепенно вопросы довольствия получили решающее значение в стратегии. Магазинная система, дававшая [213] вначале полководцу большую свободу, совершенно связала его в направлении и размахе операций».

Мне кажется, что тут вкралась ошибка: 600 повозками для хлеба необходимы для армии в 10 тысяч солдат. Ну конкретное число не так важно, важна общая схема.

Вернемся к возможностям питать армию за счет населения. Разумеется, эти возможности определяются плодородностью местности, численностью и благосостоянием туземного населения. В Европе на этот счет сложился негласный консенсус: население в лице местных властей снабжало продовольствием вражескую армию, а полководцы этой армии ограничивали грабежи и бесчинства своих солдат. Эту конвенцию следует признать взаимовыгодной для обеих сторон: местное население меньше страдало от грабежей, армия не тратила время на фуражировку. И вот тут пора объяснить настоящий смысл партизанской войны, примененной против Наполеона в начале 19 века.

Вопреки распространенному мнению, действия партизан против наполеоновский армии не имели важного непосредственно военного значения. Их главный смысл заключался в ином: местная власть и население отказывались снабжать продовольствием вражескую армию. Конечно, армия могла бы заготовить необходимый фураж и вопреки сопротивлению населения. Но пришлось бы остановиться и прекратить вести активные боевые действия. А преследуемый русской армией да ещё зимой Наполенон не мог себе этого позволить, и его Великая армия вымирала от голода и холода в России.

Карл фон Клаузевиц «1812 ГОД»:
«Мы никогда не могли понять тех, кто так упорно отстаивает мысль, будто Наполеону следовало избрать для своего обратного пути другую дорогу, а не ту, по которой он пришел. Откуда мог он довольствовать армию помимо заготовленных складов? Что могла дать неистощенная местность армии, которая не могла терять времени и была вынуждена постоянно располагаться биваками в крупных массах? Какой продовольственный комиссар согласился бы ехать впереди этой армии, чтобы реквизировать продовольствие, и какое русское учреждение стало бы исполнять его распоряжения? Ведь уже через неделю вся армия умирала бы с голода».

«Марш Наполеона на Калугу являлся совершенно необходимым началом его отступления, но вовсе не означает, что Наполеон имел в виду избрать новый путь».

Возможно, Наполеон также рассчитывал внезапно захватить русские продовольственные склады в Калуге, как ему удалось это сделать в начале войны в Витебске.

* * *


(продолжение)
Пионер.RU Разработано LiveJournal.com